Архив   Авторы  

Жизнь из пробирки
Искусство и культураСпецпроект

Наше кино боится реальности, поэтому покрывает ее глянцем: если далекие потомки захотят представить себе нашу теперешнюю жизнь по кинофильмам, то Россия начала третьего тысячелетия предстанет страной, где живут одни бандиты, банкиры и звезды шоу-бизнеса





 

Российский кинематограф, который только недавно начал подниматься с колен, из всего разнообразия тем и жанров выбрал для себя узкий сегмент коммерческого кино, тщетно пытаясь переплюнуть Голливуд. В попытках создать «русский блокбастер» забылось то, чем всегда было сильно наше кино, - внимание к человеку, к жизни общества. Ведь никакая статистика не может воссоздать настоящую картину происходящего - только искусство, проникнутое социальной проблематикой. Именно его сегодня очень не хватает нашему кино.

Белые и пушистые

Если далекие потомки захотят представить себе нашу теперешнюю жизнь по кинофильмам, то Россия начала третьего тысячелетия предстанет страной, где живут одни бандиты, банкиры, звезды шоу-бизнеса, жены миллионеров, проститутки, продажные работники правоохранительных органов и беспечные, лишенные корней молодые люди, главным занятием которых является повышение уровня адреналина в крови разными способами. Достаточно взять только фильмы, вышедшие с начала года в прокат, - уже видна эта тенденция. Герой фильма «После жизни» - киллер, получивший заказ на банкира от его друзей и коллег. В «Стритрейсерах» банда уличных гонщиков всю свою жизнь посвятила тому, чтобы стрелка спидометра не опускалась ниже 250. В «Открытом пространстве» молодые наркоманы отправляются в экстремально-оздоровительный поход по тайге. Героиня «Блаженной» - юная художница, которая бежит от богатого деда-предпринимателя. В «Красном жемчуге любви» тоже бегут куда-то жена «нового богатого» и мотогонщик. А в фильме «Никто не знает про секс 2» участники и ведущие реалити-шоу No sex ценой месячного воздержания борются за ночь с Ксенией Собчак. А вы говорите - виртуальная реальность. Куда уж виртуальнее.

Глядя на все это, просто за голову хватаешься: в какой пробирке родились такие персонажи, кому они могут быть интересны? Предположим, многие из перечисленных фильмов - просто однодневки, через неделю их все позабудут. Но вот главные коммерческие хиты прошлого года - «Любовь-морковь» и «Питер FM», которые полюбил зритель и на которые в профессиональных кругах принято ссылаться как на примеры качественного мейнстрима. И что? В первом герои, поменявшиеся телами по воле волшебника-экстрасенса, хотя бы ходят на работу. Да и то элитно-эксклюзивную: адвокат и галеристка профессионально занимаются проблемами одного миллионера и его бывшей жены. Во втором совсем ерунда какая-то происходит. Героиня, как водится, звезда поп-музыкальной радиоточки. А герой, молодой перспективный архитектор, отказывается от работы в Германии ради должности... дворника в Питере. Крайне романтично, патриотично, но кто ж в это поверит? Неудивительно, что самым запоминающимся в этом обаятельном и в то же время пустоватом фильме стал саундтрек.

Назад, в будущее

Во всем мире, и Россия не исключение, зрители хотят видеть на экране героев, в которых узнают себя. В этом смысле кино как форма социальной терапии и социальной критики - самое благодарное и актуальное направление. Если его развернуть в сторону массового зрителя, то получатся утешающие жанры, которые, оставаясь слепком проблем своего времени, не теряют в увлекательности и развлекательности. Недаром лучшие фильмы такого рода становятся долгожителями, вроде тех же советских социальных сказок «Ирония судьбы» или «Москва слезам не верит». Если же житейские проблемы подвергаются препарированию и жесткому анализу без скидок на нервы и образовательный уровень зрителей, то получается подлинная драма, которая может шокировать, перевернуть душу и показать обществу некомплиментарное отражение в зеркале искусства. Так случилось двадцать лет назад с фильмом «Маленькая Вера», который не потерял за эти годы ни актуальности, ни яркости художественного высказывания - хоть сейчас на Каннский фестиваль выставляй. И еще неизвестно, какая картина выиграла бы в одном соревновании - прошлогодний призер, фильм румынского режиссера Кристиана Мунджиу «4 месяца, 3 недели и 2 дня», или перестроечный хит Василия Пичула.

Вообще 1988-й стал одним из самых урожайных на события годом в истории отечественного кинематографа. Перестройка не только сняла с полки запрещенные советской цензурой фильмы, но и дала стимул делать кино остросоциальное. «Асса» Сергея Соловьева, «Дни затмения» Александра Сокурова, «Игла» Рашида Нугманова, «Фонтан» Юрия Мамина, «Дорогая Елена Сергеевна» Эльдара Рязанова, «Воры в законе» Юрия Кары, «Меня зовут Арлекино» Валерия Рыбарева, «Слуга» Вадима Абдрашитова, «ЧП районного масштаба» Сергея Снежкина - все эти картины, хотя они сняты в разных жанрах и стилях, объединяет желание разобраться с тем, что происходило в нашей стране, чем и как жили люди здесь и сейчас.

Высокий социальный градус сделал некоторые из них фильмами на все времена. Это можно сказать, к примеру, о «Днях затмения», придавших унылой провинциальной жизни на излете тоталитаризма космическое измерение, об «Ассе», где впервые был показан образ «крестного отца» советского розлива, или об «Игле», открывшей в нашем кино запретную ранее тему наркомании. Однако в начале 90-х, после недолгого взлета, новый российский кинематограф так яростно упивался всяческой чернухой, общественными язвами и митинговой критикой, что растерял всякое чувство реальности. Когда на экране все стало черно и беспросветно, зрители перестали узнавать там свои проблемы и потеряли интерес к кинематографу. Возвращать их доверие пришлось долго. И утраты на этом пути оказались очень серьезными. Скажем, через несколько лет никто не захотел увидеть точно обозначенные болевые точки в фильмах «Брат» и «Бумер», потому что они были укутаны в криминальный жанр, скомпрометированный «кооперативным кино» 90-х. Даже внятный социальный пафос недавних картин «Изображая жертву», «Кремень» или «Груз 200» тоже по инерции воспринимается отстраненно - это не про нас, это выдумка, а мы на самом деле всегда были, есть и будем белыми и пушистыми.

Человеческий фактор

Это, наверное, защитная реакция. И прежде чем шокировать зрителей, надо их успокоить. Ведь на первых местах в рейтингах зрительских предпочтений всегда стоят комедии и мелодрамы о современной жизни, быте, семье, работе, учебе, соседях и т. п. - жанры, в былые годы сделавшие советское кино не менее окупаемым, чем американское и индийское. Они же первыми пострадали, став после перестройки символом жвачки для мозгов. Поэтому запросы аудитории по этой части все 90-е годы удовлетворял один Дмитрий Астрахан вереницей своих дешевых во всех смыслах квазисоветских мелодрам («Все будет хорошо», «Перекресток», «Желтый карлик», «Ты у меня одна»). В начале нового века эту пустующую нишу начали лихорадочно заполнять телеканалы, разбавившие «ментов» всех сортов «мылодрамами». Увы, именно телепродукция опустила планку сюжетосложения ниже плинтуса, полностью уничтожив характерную именно для русского кино теплоту историй - ее сменили американские штампы и доморощенные гламурные пошлости.

В последнее время кино все-таки переняло у ТВ социальный заказ на нормальное кино про нормальных людей, но, к сожалению, вместе с глянцем и холодной схематичностью - без того «человеческого фактора», который придает объем историям хоть про любовь, хоть про войну, хоть про ночной дозор. Первыми ласточками социальной человечности стали «Связь» Авдотьи Смирновой и «Мне не больно» Алексея Балабанова. Это был удивительный опыт: авторы, известные жесткостью своих высказываний, пересластили социальность до полной неузнаваемости. Чувствам героев Дуни Смирновой трудновато сопереживать, как это было когда-то, к примеру, с фильмом «Осень» ее отца, Андрея Смирнова. Мешает этому не только определенность их рода занятий: он - владелец охотничьих магазинов, она - рекламный агент глянцевого журнала. Больше всего мешает неопределенность их жизни - герои лишены предыстории. Упущено главное, ради чего зритель смотрит мелодрамы: интересно совсем не то, как герои укладываются вместе в постель, а почему они это делают. Даже Балабанов, которого в отсутствии социального чутья не упрекнешь, решив снять мелодраму, попал в те же глянцевые путы. Чистенький богатый Питер - такая же мечта идиота, как Рио-де-Жанейро, где все в белых штанах. А смертельно больной содержанке, влюбившейся в юношу-провинциала, действительно нет места в жизни, потому что она кукла, а не человек.

Репутация за три копейки

Вроде бы и ребенку ясно, что без узнаваемых реалий жизни киногерои могут сколько угодно давать зрителям понять, что у них страсть, или страх, или великие идеи, - все это останется лишь упражнением на заданную тему. Однако нам приходится с удивлением наблюдать за тем, как легко наши продюсеры втягиваются в дорогостоящие проекты всяческих фэнтези, вампирских саг и супербоевиков, которые давно всему миру исправно поставляет «фабрика грез». Их не пугают смешное качество спецэффектов, многомиллионные бюджеты и невозможность отбить эти деньги в прокате. Зато от дешевых социальных проектов они шарахаются как от огня, начиная подсчитывать копейки и рассуждать о бесперспективности проката. Тем не менее, по отзывам экспертов, хорошее социальное кино стоит потраченных денег - оно, конечно, отрабатывает их не быстро, но работает при этом на престиж производителя. Кстати, то, что в России надолго перестали снимать кино, отражающее реальную жизнь в стране, ее проблемы, сказалось и на репутации нашего кинематографа в мире. Ведь именно социально ориентированное кино лидирует в фестивальных рейтингах. Кто мог еще несколько лет назад предположить, что Румыния станет самой модной кинодержавой? Но там возникла «новая волна» режиссеров, которые берут обыденные сюжеты, приправляя неизбежную социальную чернуху светлым лиризмом, - и вот уже их фильмами интересуется весь мир. Причем для этого успеха не понадобились большие бюджеты и спецэффекты. Достаточно было отразить на экране обычную жизнь. Не из пробирки.

ЮБИЛЯР

С Верой по жизни

В этом году одному из самых резких и остросоциальных фильмов перестроечной эпохи «Маленькая Вера» Василия Пичула исполнилось 20 лет. Режиссер, который сейчас работает над новым проектом, ответил на вопросы корреспондента «Итогов».

- Правда ли, что вы готовите продолжение «Маленькой Веры»?

- Правда в том, что есть хорошие, устраивающие меня сценарии. Но телеканалы, кинопроизводители, к которым я обращался, категорически посылали меня... Со словами, что им это глубоко неинтересно.

- Неужели даже фестивальная слава не прельщает инвесторов, ведь подобные картины там сегодня востребованы?

- В 1988 году Каннский кинофестиваль торжественно отказался от «Маленькой Веры», что для меня было очень болезненно. Хотя потом они извинялись и всячески меня охаживали. Канн - не мерило качества фильма. Это политически ангажированный организм. Но грех жаловаться: у ленты была счастливая фестивальная судьба - приз в Венеции, в Монреале... Впрочем, все это эфемерно: ни один серьезный продюсер не станет тратить несколько миллионов долларов только лишь для того, чтобы потешить амбиции. Конфликт между любым режиссером и любым продюсером заключается в том, что инвестор в отличие от режиссера работает на повторение успеха дня вчерашнего. В этом проблема, в этом вечный поиск компромисса.

- Однако сегодня, кажется, уже понятно, что социальное кино тоже может быть прибыльным?

- Нам с вами - да. Но не продюсерам и не инвесторам. Кроме того, посмотрите на суммарные цифры: кино, выпадающее из привычной колеи, в нашей стране в год собирает всего 250 тысяч долларов. При этом большинство изъявляет желание смотреть серьезные картины, но платить за них, к сожалению, не готово. Для примера: «Последний забой» Сергея Боброва, бесспорно, интересный с точки зрения социального контекста, вообще не имел проката.

Как это горько ни прозвучит, но кинематограф изначально существует как способ зарабатывания денег. И уже внутри этой системы режиссеры пытаются творить большое искусство.

- Вы с этой ситуацией смирились?

- Я в этом живу, я - режиссер и обязан взаимодействовать с продюсерами. Пытаюсь повернуть эту ситуацию во благо себе...

- Но как? Сейчас вы, кажется, описали безысходную ситуацию.

- Нужно делать качественные фильмы, серьезные с художественной точки зрения и интересные зрителю. Что бы ни говорили, но если картины будут хорошими - их будут смотреть.


Стас Лобастов

НА ПОДХОДЕ

Реальность кусается

В этом году наше кино наконец стало серьезно разворачиваться в сторону современной социальной проблематики. И хотя реальность предстает в новых картинах опасной и неустроенной, сам факт того, что ее можно узнать, радует. «Нирвана» Игоря Волошина, декорированная в стиле киберпанк, показывает трагическую историю молодых людей, заигравшихся с наркотиками. «Розыгрыш» Андрея Кудиненко - это неожиданно актуальный ремейк советского школьного шлягера на вечную тему прощания с детством и борьбы за лидерство. «Новая Земля» Александра Мельника по сценарию Арифа Алиева - весомый художественный аргумент, подброшенный в общественную дискуссию об отмене смертной казни для преступников. В «Пленном» Алексея Учителя перетекающая из века в век «кавказская война» показана глазами двух молодых бойцов - русского и чеченца. «Скажи Лео» Леонида Рыбакова - кино об очень молодых людях, которые большую часть своей жизни проводят в Сети, теряя связь с действительностью. В фильме «Четыре возраста любви» Сергея Мокрицкого проблемы разных поколений рассмотрены через призму вечных метафор - библейских притч. «Однажды в провинции» Екатерины Шагаловой - физиологический очерк провинциальной жизни, не дающей молодым людям никаких шансов. В «Шультесе» Бакура Бакурадзе рассказана история городского карманника, для которого это занятие - единственный способ общения с миром. И, наконец, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова по сценарию Юрия Арабова - давно ожидаемое большое кино больших тем, масштабное социально-критическое исследование, которое можно прочитать и реалистически, и метафорически.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера