Архив   Авторы  
CIRCUE DU SOLEIL - синтез разных искусств. "Наши артисты используют акробатику, танцы, клоунаду", - говорит Жиль Сте-Круа

Подсолнухи
Искусство и культураСпецпроект

"Каждое шоу - вызов артистам. Конечно, наша компания зарабатывает деньги, продавая билеты. Но она может продавать столько билетов только потому, что мы поддерживаем высокую художественную планку", - утверждает Жиль Сте-Круа, один из основателей знаменитого Cirque du Soleil







 

80 миллионов зрителей более чем в 250 городах мира - такова аудитория Cirque du Soleil, придуманного в 1984 году группой странствующих уличных артистов из Канады. В 2009 году он впервые покажет свое шоу в России. Жиль Сте-Круа, один из отцов-основателей цирка, а ныне старший вице-президент компании, рассказал "Итогам" об их пути к успеху.

- Почему название вашего цирка связано с солнцем?

- У нас в Канаде нет цирковой традиции. Когда мы с моим товарищем Ги Лалиберте стали думать о названии, то он предложил Cirque du Soleil. И объяснил, что солнце делает его счастливым. Солнце нужно всему живому на земле. Оно щедро изучает свет, тепло, энергию. А цирк, названный именем солнца, будет радовать людей и нести им счастье. Не самая плохая цель для компании, которая пытается наш мир сделать чуть-чуть светлее и лучше, не так ли? Кто-то улучшает жизнь, предлагая вкусную еду в ресторанах, а мы это делаем с помощью шоу-бизнеса.

- Иначе говоря, название вовсе не подразумевает каких-то особых французских корней?

- Особых - нет. Но вообще-то мы французы, хоть и живем в Северной Америке. Мы - такой маленький французский остров в море англоязычных людей. И наш образ жизни и способ ведения бизнеса отнюдь не американский. Внутри каждого из нас сидит латинянин, что очень отличает нас от англичан.

- Люди разных стран смеются по-разному?

- Конечно. Даже в одной стране - США - зрители разные, в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке люди ведут себя в цирке совершенно по-разному. Ньюйоркцы более громкие. Когда им нравится шоу, они топают ногами, хлопают себя по коленкам. В Лос-Анджелесе публика хлопает, свистит, но топота нет. Японские зрители очень сдержанные, благоразумные. Они смеются негромко, хлопают мягко, прикрывают рот ладошкой. Но это не значит, что им шоу нравится меньше. Просто разные нации выражают эмоции по-разному.

- Вы пытаетесь это учесть, когда готовите шоу?

- Нет. Мы пытаемся делать международное шоу, которое бы эмоционально затронуло людей любой культуры и любой страны. У нас интернациональная команда. Например, в шоу Varekai за основу взят древнегреческий миф об Икаре. Это история о том, как отец сделал своему сыну крылья из воска, о его полете и падении… Но мы не знаем, что с Икаром произошло после того, как он упал на землю. Мы подхватываем сюжет в этой финальной точке. Мы находим человека, рухнувшего с небес, в кочевье цирковых артистов. Он испуган, потому что ощущает себя чужаком. Ему приходится общаться с незнакомыми людьми, он растерян. И что, может быть, важнее - ему приходится искать путь не только к другим, но и к себе самому. Как снова обрести уверенность после того, как твои мечты разбиты вдребезги? Как собраться с силами, чтобы найти новую мечту и новый смысл жизни? Такая история может произойти где угодно. Люди разных культур, стран мечтают, разочаровываются, падают и разбиваются в кровь… Мы всегда для кого-то незнакомцы и непонятные чужаки. Поэтому наше шоу, как мы надеемся, находит отклик в людях. Конечно, мы используем акробатику, танцы, клоунаду, музыку. Свет, музыка, необычайные костюмы - все способствует пробуждению эмоций. Я хочу сказать, что наш цирк - это еще и театр. У нас не просто цирковое шоу, а синтез разных искусств.

- К вопросу об Икаре… Насколько я знаю, вы связаны не только с французской культурой, но и с культурой нонконформистской, молодежной. В конце 70-х вы жили в коммунах хиппи, зарабатывали сбором яблок в саду и выступали на ходулях в уличных представлениях. Но Cirque du Soleil - это мощный глобальный бизнес-проект, с нонконформизмом ничего общего не имеющий. Значит ли это, что мечты вашей юности разрушены и что в мифе об Икаре есть автобиографический мотив?

- Когда я был двадцатилетним, я хотел увидеть много стран, работать в театре, открывать для себя новые вещи. Cirque du Soleil дал мне возможность заниматься тем, чем я хочу. Но одновременно он дал эту возможность многим людям, которые работают с компанией. Когда мы начинали, нас было 25 человек. Теперь нас четыре тысячи. Мы не только радуем тех, кто приходит на наши представления, мы даем работу четырем тысячам человек и кормим столько же семей. По-моему, это хорошее дело. Правильное. Меня лично очень трогает, когда на Рождественскую елку в нашей студии в Монреале приходят семьи наших сотрудников с детьми. Дети, в том числе и мои внуки, разумеется, ждут подарки от Санта-Клауса. И когда я вижу нашу шумную, наряженную мелюзгу, я думаю, что не так уж все и плохо. Цирк дал надежду этим людям, поэтому они могут заводить детей. А дети - это хорошее будущее.

- Почти десять лет вы были творческим директором всех спектаклей цирка, художественным руководителем компании. А теперь у вас в цирке есть студия, разрабатывающая новые проекты. Как вы развиваете творческий потенциал сотрудников?

- На мой взгляд, способность к творчеству есть у каждого. На разном уровне. Но творческий потенциал надо подкармливать. Вы должны позаботиться о пище, иначе ваша креативность умрет с голоду. Если говорить обо мне, то я смотрю много спектаклей, шоу, выставок, в том числе и современного искусства… Мне нужно основательно питаться - искусством в самом широком смысле. Это не значит, что я отправляюсь на выставку, чтобы получить там идею. Нет, я иду туда, потому что экспозиция интересна. И тогда однажды рождается идея. В моем офисе я создал маленькую группу из четырех человек. Они лазают по Интернету, роются в журналах, много смотрят… Задание только одно: я хочу знать, что происходит в новых медиа. Тут надо сказать, например, танец для меня - это медиа. И музыка, и большая видео­проекция... Любые способы представления искусства будем считать медиальными. Мои сотрудники собирают всю эту информацию. И три раза в год мы устраиваем "саммит" для всех креативных работников Cirque du Soleil. Режиссеры, сценографы, дизайнеры костюмов узнают все, что нарыла моя группа. Это пища уже для них. Если их что-то заинтересует, они получат все контакты, ниточки, которые могут их вывести еще на что-то интересное. Проще говоря, я забочусь о творческой пище не только для себя, но и для своих сотрудников.

- Как вы выбираете людей?

- Прежде всего ищу тех, кто уже создал что-то оригинальное, важное в своей области. Например, в 2003-м мы ставили шоу в Лас-Вегасе с Робером Лепажем. Кстати, мы снова с ним сотрудничаем, готовим новую постановку к 2010 году для шапито в Лас-Вегасе...

- То есть вы ищете известных людей?

- Речь не об известности. Например, дизайнер костюмов из Норвегии сделала совершенно невероятные костюмы для национальной балетной компании. Она неизвестна. Но она видит мир по-особенному. Поэтому она делает костюмы, как никто другой. Другой дизайнер костюмов из Словении. Он больше был связан с модой. Но мне нравится то, что он делает. И я пригласил его делать костюмы для нашего шоу. Я познакомился со сценографом из Лондона, который создавал сценические эффекты и постановку для "Роллинг Стоунз". И он сделал постановку для нашего "Элвис-шоу" в Лас-Вегасе. Я не думаю, что вы знаете имя Марка Фишера. Но он создал так много больших шоу, что я был уверен - он может сделать большое шоу и для нас. Кто-то может быть известным, но не это главное. Мы, допустим, убедили "Битлз" разрешить нам использовать их музыку для шоу "Любовь" в Лас-Вегасе. Они видели все наши выступления и согласились. Тут мы объяснили, что на самом деле мы бы хотели сделать ремикс их музыки. Я хотел работать с Джорджем Мартином, который записывал все песни "Битлз". Он знает все их саундтреки. Я предложил ему использовать мотив с ударниками из "Сержанта Пеппера" и наложить его на дробь из песни Get back. Так у нас вдруг получилась совсем другая музыка, более динамичная. На самом деле это был довольно рискованный эксперимент. Люди любят "Битлз", и как только ты касаешься их музыки, сразу говорят: "Ты все разрушил". Поэтому мы заручились поддержкой самих музыкантов. Они согласились довольно легко. Труднее всего было с Йоко Оно. В итоге мы имеем фантастическое визуальное шоу - на битловскую музыку.

- Говорят, что в Cirque du Soleil чуть ли не треть артистов - россияне. Есть какие-то особенности работы с российскими членами труппы?

- С российскими артистами я встретился впервые в 1989 году, еще в советские времена. Приехал в Россию, пришел в экспериментальную студию Союзгосцирка и увидел там хореографов, дизайнера по костюмам, которые работали над подготовкой акробатического номера. Я сказал себе: "О, это действительно ново! Как раз для нас, если мы хотим сделать что-то необычное". Идея была в том, чтобы соединить все вместе - акробатические номера, хореографию, дизайн, сценическую постановку, музыку… Могу сказать, что именно увиденное тогда в русской экспериментальной студии вдохновило меня на разработку наших шоу. Лучший номер, который нам показали, назывался "Летящий журавль". Акробаты работали на трапеции, звучала музыка Вагнера, белые костюмы, девушки, летающие вверх и вниз… Это было невероятное, захватывающее зрелище. Ты не видел трапецию, ты видел летящую птицу… Меня это ошеломило. Но после 1991 года Союзгосцирк превратился в Росгосцирк. Денег на эксперименты не стало... Кстати, один из хореографов той студии, Павел Брун, почти десять лет работал с Cirque du Soleil. Мы тесно сотрудничали. Каждое шоу - вызов артистам. Конечно, наша компания зарабатывает деньги, продавая билеты. Но она может продавать столько билетов только потому, что мы поддерживаем высокую художественную планку. Именно баланс между художественными поисками и деловым менеджментом, маркетингом держит наш проект на плаву. Так было с самого начала.

- Я слышала о фонде One Drop Foundation. Что это такое? И как это связано с водой (drop - по-английски "капля")?

- Это выбор Ги Лалиберте, основателя цирка. Мы выступали на улицах вместе - до того, как возник CIrque du Soleil. Просто у него такая идея - если бы каждый имел воду, то в мире не было бы нищеты. Если нет воды - люди недоедают. Это очень серьезная проблема в жарких странах, таких как Никарагуа, Гондурас… Если люди получат доступ к воде, они смогут выращивать овощи, а значит, смогут зарабатывать деньги. А деньги помогут им жить лучше. Наши сотрудники каждый год отчисляют деньги в фонд. В каждом городе, куда мы приезжаем, мы придумываем что-то для людей на улицах. Особенно для детей. Этот проект называется Cirque du Monde. Мы стараемся поддержать людей, повысить их самооценку, учим их жонглировать или балансировать.

- Вы поддерживаете уличных артистов?

- Нет. Обычных людей и детей на улицах.

- Бездомных?

- Необязательно. Многие тинейджеры не знают, чем заняться, у них нет мечты. Cirque du Soleil дает средства, чтобы поддержать этих ребят. Открыть им путь к каким-то интересным возможностям. Проект развивается во многих странах. Это наш способ возвращать долги миру, из которого мы вышли.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера