Архив   Авторы  

Дядя Ваня
Искусство и культураСпецпроект

"Господин Хрущев был такой добрый - friendly, как говорят американцы... Он даже называл меня Ваней", - рассказал "Итогам" пианист Ван Клиберн









 

Ван Клиберн - пианист романтического склада, талантливый интерпретатор Шопена, Рахманинова, Бетховена. Но это далеко не все. Он уникальная личность, и для ­России - человек-символ. Ван Клиберн стал одним из окошек в знаменитом железном занавесе. Триумфально ­победив на первом советском конкурсе имени П. И. Чайковского в 1958-м, он в одиночку сделал так, что многие русские и американцы перестали считать друг друга врагами. Его называли "Гагариным советско-американской дружбы". Поэтому очередной приезд Вана Клиберна в Москву на фестиваль мастер-классов памяти Мстислава Ростроповича для многих праздник. Улучив минуту, музыкант встретился с корреспондентом "Итогов".

- Господин Клиберн, приезд в Москву в 58-м вы хорошо помните?

- Помню, как будто это было ­вчера. Я приземлился в аэропорту Внуково. В салон самолета взошел милиционер и строго сказал мне: "Паспорт". Я улыбнулся ему, он улыбнулся мне в ответ. А затем очень милая дама из Министер­ства культуры по имени Генриетта Балаева спросила меня: "Ван Клиберн?" - "Да". - "Добро пожаловать в Москву". С Генриеттой мы до сих пор встречаемся.

- Сейчас для вас в России что-то изменилось?

- Нет того волшебного ощущения, будто попал на другую планету. Его уже не вернуть.

- В чем тут дело? Закон фаустовского мгновения?

- Да. Это проявляется в мелочах. Например, в том, как произносится моя фамилия. Дома я Клайберн. Но у вас Клиберн - так меня поначалу называли в СССР, и мне это понравилось. Я не стал никого разочаровывать. Решил, пусть останется. Несколько месяцев спустя после конкурса Чайковского правду все-таки узнали и решили изменить русское написание. Услышав об этом, я рассердился и написал письмо в газеты "Правда" и "Известия", где попросил не делать этого. Потом у вас вышла книжка обо мне, автор которой опять написала "Клайберн". Я даже отказался поставить на этой книге автограф. "Я сейчас в Москве? - кипятился я. - А по-русски должно быть "Клиберн". Так что не выдумывайте". Кстати, во Франции и Италии меня тоже иногда называют Клиберном. (Смеется.) Однажды даже посол СССР г-н Меньшиков спросил меня: "Ну, каково иметь две личности?"

- У нас много говорят о вашей дружбе с Никитой Хрущевым...

- Господин Хрущев был такой добрый - friendly, как говорят американцы. По словам моих русских поклонников, он даже называл меня Ваней. Первая встреча происходила так. Я был приглашен в Кремль на прием в честь бельгийской королевы Елизаветы, который организовал Ворошилов. Когда мы прибыли, я увидел Никиту Сергеевича Хрущева с сыном Сергеем. Его сопровождал переводчик Виктор Суходрев. Хрущев подошел ко мне и произнес: "Какой ты высокий!" Я на это ответил ему: "Мой папа верит в пользу витаминов". Хрущев сказал: "О, витамины! Я тоже принимаю их". А потом признался, что слушал по радио второй тур конкурса, и ему запомнилась Фантазия фа минор Шопена в моем исполнении. Я был шокирован. Опус 49 Шопена мало кто знает - если спросить людей на улице, никто не ответит. Мы разговорились, и выяснилось, что Хрущев любит и хорошо знает классическую музыку. Потом я приехал в СССР с концертами. Один из них посетил Хрущев, и я специально для него исполнил Фантазию фа минор.

- Следите ли вы за судьбой конкурса Чайковского? Вам не кажется, что он сегодня не так популярен?

- Думаю, все дело в отношении к классике как таковой. Что касается конкурса, он и сейчас в хорошем состоянии и среди истинных ценителей значения не утратил, уверяю вас. Сегодня там председатель Валерий Гергиев, и Министер­ство культуры предпринимает серьезные усилия по его поддержке. С нетерпением жду очередного конкурса в 2011 году.

- Вы могли бы стать в музыке кем-то еще, не только пианистом?

- Я еще в пять лет сказал родителям, что хочу стать пианистом и выступать с концертами. Но в то же время была мечта стать оперным певцом, два желания боролись во мне. Но мой папа сказал: "Видишь ли, голос - вещь капризная. Сегодня ты им владеешь, а завтра он тебя подведет". И я выбрал ­фортепиано. Моим первым учителем была мама. Она обучалась в Нью-Йорке у Артура Фридхайма, который раньше жил в Петербурге и учился у Антона Рубинштейна, а до этого в Веймаре у Ференца Листа. Мама говорила, что голос - главный инструмент. О звучании других мы получаем представление, сравнивая их с человеческим голосом. И когда я был в гостях у Ростроповичей, оказалось, что они думают точно так же. Сам Мстислав прекрасно умел создавать на сцене иллюзию человеческого голоса. Он пел при помощи виолончели. Поэтому его игра завораживала.

- Мстислав Ростропович также играл и на фортепиано...

- Я лично считаю, что он был и великим пианистом, но, увы, не все это знают. Когда мы с ним садились за инструмент, Слава, повторяя Шопена, говорил, что фортепиано - это не 10 пальцев, а 10 голосов. И был абсолютно прав. Я рад, что приехал в Москву на фестиваль, посвященный ему, потому что в 2007 году, когда Мстислав ушел от нас, я не смог быть на его похоронах. Меня до сих пор это мучает. Столь многому, как у него, я, кажется, ни у кого не научился.

- Слышал приватное мнение одного пианиста - мол, сейчас продюсер решает все. Если музыкант раскручен - уже не важно, как он играет. Можно откровенно халтурить, зал будет в восторге.

- Нет, что вы! Это невозможно. Легко обмануть тех, кто некомпетентен. Но таких людей в залах, к счастью, пока меньшинство. Знатоков не обманешь яркими афишами и восторженными статьями. Если пианист выходит на сцену с намерением играть кое-как, уже через пять минут все будет понятно.

- Вы читали страницы, посвященные вам, в мемуарах дирижера Кондрашина? О том, как вы попали в беду из-за кабальных контрактов с музыкальными корпорациями, которые воспользовались вашей невнимательностью?

- Мемуаров Кондрашина не читал, теперь непременно это сделаю. Да, я действительно сталкивался с этим. Вы знаете, какие люди менеджеры. Они умеют настоять на своем. А ты в минуты душевного подъема чувствуешь, что готов играть хоть 200 концертов в год... К счастью, этот период прошел. И мне не хотелось бы говорить о плохом, тем более что оно закончилось. Что касается Кондрашина, то это великий дирижер и прекрасный человек, работа с ним мне запомнилась надолго, я был по-настоящему счастлив в эти часы. Например, когда мы записывали с ним Третий концерт Рахманинова.

- Некоторые наши критики считают, что вы играете Рахманинова лучше русских. Как вам это удается?

- Это очень лестный для меня отзыв. Вероятно, они преувеличивают. Как происходят такие вещи? Это непредсказуемо. Но в любом случае надо очень любить композитора, тогда все получится. Я просто обожаю это произведение.

- Вы до сих пор волнуетесь, выходя на сцену?

- С четырех лет, когда я впервые вышел на сцену, и по сей день волнение не оставляет меня. Я не верю никому, кто заявляет, что он не волнуется. Это лукавство. Лично мне очень помогает мысль о том, зачем я играю. Главное - не выходить с намерением кого-то поразить. Вы не писали это произведение, вы всего лишь слуга. Вы сели за инструмент, чтобы служить аудитории. Если вы играете для себя - оставайтесь дома.

- Что вы думаете о русской публике?

- Она очень благодарная. Русские поклонники дарят мне ощущение, что меня здесь ждут. А в жизни главное - знать, что ты нужен. Ведь каждый музыкант одинок, это один из законов ремесла. Жизнь исполнителя - затворничество. Но когда знаешь, что тебя хотят слышать, это придает сил.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера