Архив   Авторы  
Виталий Манский: "Только когда человек поймет, что ужас не там, на экране, а внутри каждого из нас, тогда я смогу сказать: мой фильм достиг цели"

Между нами, девочками
Искусство и культураСпецпроект

Документальное кино рвется на большой экран




 

Виталий Манский - самый известный, востребованный и, что немаловажно, плодовитый наш документалист. Его идеи и фильмы всегда вызывают споры. Его картины не только получают призы на международных фестивалях, но даже идут в прокате за рубежом. Ему с одинаковой легкостью удается найти оригинальный поворот и при создании портрета поколения из любительских семейных архивов ("Частные хроники. Монолог"), и при съемках трилогии о президентах Гобачеве, Ельцине, Путине. Ему тесно в тех рамках, в которые пытаются загнать документалистику: он создает новые жанры на ТВ (док. сериалы "Откройте, милиция!", "Россия: начало", "Тату" в Поднебесной"), раскручивает профессиональную премию "Лавр" и устраивает фестиваль "неформатного кино" "АРТДОКФЕСТ". И вот в феврале выходит в прокат его полнометражный неигровой фильм с провокационным названием "Девственность". Что в новейшей истории с российской документальной лентой случается впервые.

Вообще-то Манский собирался снимать совсем другой фильм. Вернее, сразу два. Один - о том, что в результате засилья рыночных отношений каждый из нас сегодня становится товаром и теряет личность. Режиссер нашел женщину, которая из-за нужды была вынуждена согласиться жить в своей квартире под прицелом видеокамер и мириться с тем, что ее частная жизнь демонстрируется в Интернете. Но эта тема пока не превратилась в фильм. Другой проект Манский делает по заказу ТНТ. Телеканал допустил режиссера в святая святых - в аппаратную, откуда редакторы руководят попытками участников популярного реалити-шоу "Дом-2" "построить любовь". Работа сдана заказчикам, но они пока не решились выпустить ее в эфир. Два этих проекта неожиданно дали режиссеру новую тему - способы символической и буквальной продажи девственности тремя девушками из числа тех, что каждый день пачками приезжают "покорять Москву".

Своего рода рифмой к "Девственности" являются ставшая классикой жанра картина Юриса Подниекса "Легко ли быть молодым?" (1987) и еще, возможно, перестроечный хит Станислава Говорухина "Так жить нельзя" (1990). Сам Манский охотно подтверждает связь с первым фильмом, аналитическим, и отрицает связь со вторым, публицистическим. С другой стороны, актуальность "Девственности" вписывается в тенденцию, которая видна в картинах наших дебютантов, пытающихся нащупать болевые точки своего поколения: "Кремень", "Жестокость" и "Все умрут, а я останусь". И то, что это картины игровые, не случайно. Манский настолько смело и интересно работает с образами, композицией, изображением, что его фильмы можно судить по общим законам кино художественного. Кстати, публика всегда чувствует способность такого документального кино быть не только фиксацией реальности, но и захватывающе интересным, провокационным зрелищем.

До сих пор показы "Девственности" неизменно вызывали бурную реакцию зрителей. Премьера картины состоялась на "Кинотавре", потом ее демонстрировали на других фестивалях, включая престижнейший документальный форум в Амстердаме и Неделю русского кино в Лондоне. Темой дискуссии обычно становилась ответственность режиссера за судьбы героинь. Публика обвиняла автора в том, что он выстраивает экранные концепции, вместо того чтобы выключить камеру и броситься помогать девчонкам или наставлять их на путь истинный. Впрочем, с такими обвинениями сталкивается любой документалист. Почему-то зрители, которые в игровом кино легко и привычно смиряются с авторским произволом, экранными убийствами и насилием, переключившись на кино неигровое, тут же превращаются в высоких моралистов, считающих, что ради искусства нельзя жертвовать этикой и использовать людей как материал. С этим можно и нужно спорить. Однако нельзя не признать, что эта реакция подчеркивает особую ценность документального кино: тут отстранение не работает, потому что, видя живую реальность, каждый ставит себя на место героев и воспринимает все события острее.

Компания "Леополис", решившаяся выпустить "Девственность" на большой экран немалым числом копий, безусловно, рискует. В отличие от европейских стран у нас опыта проката полнометражной документалистики практически нет. Конечно, в нашей стране показывали мировые хиты последних лет. Были в прокате "Боулинг для Колумбины" ("Оскар", более 50 миллионов долларов кассовых сборов в мире) и "Фаренгейт 9/11" ("Золотая пальмовая ветвь", около 220 миллионов долларов кассовых сборов) Майкла Мура, крупного мастера скандального пиара. Была и "Двойная порция" (номинация на "Оскара") тоже склонного к сенсационной подаче очевидных вещей Моргана Сперлока. Кстати, в Москве только что вышла в ограниченный прокат его новая картина "Так где же ты, Усама бен Ладен?". Шли у нас и французские "Птицы" (номинация на "Оскара") и "Птицы-2" ("Марш пингвинов") - "Оскар". Однако особого резонанса эти документальные фильмы не имели.

При этом перечисленные выше работы - это документалистика определенного рода: либо политические памфлеты, сделанные в жанре журналистского расследования на "горячую тему", либо очень трудоемкий и дорогостоящий "науч-поп", адресованный семейной аудитории и заменяющий в прокатной сетке мультики. Такие фильмы гораздо проще раскрутить в прессе, а следовательно, привлечь внимание публики. Зато более близкие по духу работам того же Манского документальные картины, в которых социальные проблемы и авторская аналитика упакованы в увлекательный и впечатляющий жанр, нашему зрителю остаются неведомы, какие бы престижные награды им ни присуждались. Как пример можно привести имевший широкий резонанс в мире канадский док. триллер "Корпорация" (главный приз Амстердамского фестиваля), где крупные производственно-организационные структуры исследуются как отдельная личность, причем психопатического склада. Или "Кошмар Дарвина" Юбера Заупе (приз Европейской киноакадемии), в котором экологическая катастрофа, разразившаяся в африканском озере Виктория из-за занесенной человеком рыбы-чужака, рассказана в стиле документального хоррора.

На Западе для демонстрации таких картин существуют специальные залы. В них немного мест, но у них своя афиша и своя публика. Там показывают и фильмы российских документалистов - того же Виталия Манского, Виктора Косаковского, Сергея Лозницы, Сергея Дворцевого. У нас же эта золотая жила совсем не разработана. Золотая - потому что именно документальное авторское кино сегодня все чаще и не без оснований называют кинематографом будущего. Так что "Девственность" в широком прокате - это пробный камень. Пойдут ли от него круги или он ляжет на дно?

Своими словами

Все на продажу

Главный образ "Девственности" - соблазняющий своими возможностями гигантский мегаполис. Столица для России - это магнит, удивительным образом способный исполнять и разрушать мечты. Но это и гигантский пылесос, всасывающий очень много грязи, в которой крайне редко можно найти алмаз. Манский снял Москву жестко, саркастично, отсекая все, что могло бы показать ее достоинства, своеобразную красоту и мощь. Однако при этом он не убил город, не превратил его в "желтоглазого дьявола". Камера оператора Ирины Шатиловой сумела выхватить из мельтешения лиц, машин и домов душу столицы, всем дающей возможность попробовать завоевать ее.

Драма в том, что битву за Москву молодые ведут главным образом в очереди на кастинг. Чтобы "попасть в телик", "сделать карьеру", "заработать деньги", "продать себя". "Что ты можешь сделать за миллион?" - спрашивает их автор. Ответы обескураживают. Переспать с кем угодно. Предать кого-то. Продать родителей. Съесть дерьмо. Все можно сделать. На этом фоне наивно и старомодно звучит размеренный и нравоучительный закадровый текст (автор Дмитрий Быков), в котором известная метафора мира как супермаркета накрепко соединяется с образом Мефистофеля, стоящего у кассы и скупающего души.

Перед зрителем предстают три героини, приехавшие в Москву из провинции, чтобы побороться за свое место под солнцем. Одна хочет прославиться, переспав в эфире с героем популярного реалити-шоу. Другая - сделать шоу-карьеру и разбогатеть. Третьей шоу не нужно - ей нужны ­деньги, три тысячи долларов: в Интернете она нашла покупателя своей девственности - это капитал на образование.

Мало кто замечает, что в фильме есть еще одна девушка из провинции - юная монахиня в черном платке. Но для внимательных зрителей ее молчаливый образ, безусловно, служит противовесом тому, что настойчиво звучит с экрана: все на продажу - это норма жизни. Впрочем, Манский более чем деликатно внедряет эту героиню на экран, поскольку в автор­скую задачу документалиста вовсе не входит указывать, где выход. Он предпочитает признать себя еще одним героем картины. "Я считаю, что этот фильм не про трех девственниц, он и про меня конкретно. Про всех нас. Только когда человек поймет, что ужас не там, на экране, а внутри каждого из нас, тогда я смогу сказать: мой фильм достиг цели".

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера