Архив   Авторы  

Деньги пахнут
Искусство и культураСпецпроект

"Был бы я провидцем, так снял бы свой фильм "Интернэшнл" пораньше. А сейчас только ленивый не прощается с капитализмом - с той глобальной экономикой, которая рушится у нас на глазах", - посетовал в интервью "Итогам" режиссер Том Тыквер


 

Берлинский кинофестиваль Начался показом фильма "Интернэшнл" Тома Тыквера. Все помнят триумфальный успех его картины "Беги, Лола, беги!", фильм "Рай" по нереализованному сценарию Кшиштофа Кесьлевского и "Парфюмер: История одного убийцы" по бестселлеру Патрика Зюскинда. Отношение к работам Тыквера неоднозначное. Вот и "Интернэшнл" кому-то показался грандиозной неудачей. Другие оценили умение режиссера попадать в болевые точки современной жизни. По сюжету агент Интерпола (Клайв Оуэн), распутывая историю с отмыванием денег, выходит на респектабельный международный банк, финансирующий торговлю оружием и политические убийства. Герой, как и зрители, остается в растерянности: если власть капитала сильнее правительств и людей доброй воли, то не проще ли ее разрушить до основанья, а затем... Открывая фестиваль, директор Берлинале Дитер Косслик сказал: "Мы впервые открываем фестиваль практически документальным фильмом". Неудивительно, что избежать разговора о кризисе Том Тыквер не сумел.

- Ваш фильм называют провидческим, настолько он рифмуется с нагрянувшим мировым финансовым кризисом. Вы действительно что-то предвидели, когда брались за эту тему?

- Был бы я провидцем, так снял бы этот фильм пораньше. А сейчас только ленивый не прощается с капитализмом - с той глобальной экономикой, которая рушится у нас на глазах. Впрочем, признаюсь: просто мне и моим продюсерам очень был нужен хороший промоушн картины, вот мы и организовали этот кризис. Нам же надо как можно больше зрителей завлечь на дорогостоящее проблемное кино. Если серьезно, то сценарий был готов уже лет шесть назад, когда эта тема еще не занимала умы. Скажу больше: хотя в основе сюжета лежит реальный банковский скандал начала 90-х, мне эта история поначалу показалась крайне необычной, даже экстравагантной, параноидальной. Подумайте, международный банк, такая мирная и полезная структура, оказывается средоточием мирового зла. А сегодня все это вполне вписывается в ленту ежедневных новостей. Но мне не хочется выглядеть идиотом, который во всех бедах винит банки: ах, они разрушают наш уютный мир ради выгоды. Это же их работа, не более того.

- Вы знакомы с реальными банкирами? После вашего фильма можно решить, что это монстры, корпорация убийц.

- Слегка знаком с некоторыми. Конечно, они не монстры. И знаете, это, как правило, люди моложе меня. Вполне обычные - общительные, заботливые, любознательные. Кино интересуются. Отличие в том, что годовой оборот их банков достигает нескольких сотен миллионов евро. Это бизнес, который заставляет ежедневно заботиться о себе. А забота о бизнесе порождает в человеке иной тип морали - экономический, прагматический. Они же чувствуют свою ответственность прежде всего перед деньгами, а не перед людьми. И в оправдание говорят: не мы изобрели капитализм.

- Насколько глубоко вам пришлось изучить деятельность банков? Были ли у вас особые источники информации?

- Прежде всего у меня был прекрасный сценарий. Конечно, были и инсайдерские данные. Однако хочется подчеркнуть, что мы все-таки делали динамичный зрелищный триллер, а не доклад о связи финансовых кругов с криминалом и коррупцией.

- И все же вам не в первый раз удалось предугадать глобальную катастрофу. Ведь "Рай" начинается с теракта в небоскребе, а снимался он до трагедии 11 сентября.

- Очень бы не хотелось становиться такого рода пророком. Потому что меня совсем не радует то, как реальность придает актуальность моим картинам. В каждом конкретном случае я просто нахожу интересный материал, который можно превратить в тот или иной жанровый опыт. То есть решаю чисто художественные задачи. И в каждой истории меня прежде всего волнует некая личная моральная проблема, которая стоит перед героями. А сходство с газетными заголовками как раз работает против фильма, по-моему. Кто вообще что-то читает дальше заголовков? Единицы.

- Вы начинали камерными артхаусными картинами, прекрасными в своей рукодельности. Но уже с "Рая" каждый фильм становится все дороже и масштабнее. Вам интересно быть частью глобальной кинофабрики?

- Не понимаю, почему о масштабности и больших бюджетах всегда говорят с негативным оттенком. Видимо, это наша континентальная привычка рефлекторно поругивать Голливуд. Можно подумать, что американское и европейское кино существуют в разных мирах. Это же неправда - система одна. Для меня лично ни масштаб, ни размер бюджета не имеют значения. Один миллион - хорошо, сто миллионов - тоже хорошо. Для меня главное - мой личный интерес к проекту и атмосфера на площадке. И еще одна вещь, которую я понял, снимая свой самый первый фильм: важно, чтобы вся группа была сыта и довольна, иначе никакого кино не получится.

- И все-таки размер имеет значение. Вам не кажется, что в киностилистике сейчас торжествует та же глобализация, обрушившая финансовые рынки? Все политические триллеры - перезапущенная бондиана, сага про Борна, ваша картина - определенно похожи друг на друга.

- Ну, наверное, дело не только в сопоставимых бюджетах и специфике жанра, но есть нечто разлитое в воздухе. Поэтому у разных режиссеров возникает именно такой стиль политико-параноидального триллера и именно такой тип героя в центре истории. Я даже не стану защищаться и отрицать это. Но сам бы я предпочел сравнение моего фильма с американскими картинами 70-х - с "Французским связным" Уильяма Фридкина или с "Марафонцем" Джона Шлезингера. Именно к этому я стремился, снимая "Интернэшнл".

- Да, это тоже заметно. Однако, согласитесь, в 70-х так легко пересекал границы только Бонд, Джеймс Бонд.

- Каюсь, я дописал в сценарий несколько фрагментов... Нельзя же, когда есть такие прекрасные города, как Стамбул или Милан, отказаться от этих столь впечатляющих декораций.

- Могли ли вы себе представить, когда снимали фильм про Лолу, бегущую по Берлину, как будет развиваться ваша дальнейшая карьера?

- Кто загадывает на десять лет вперед? Посмотрите на Берлин: сегодня Лола бежала бы по совершенно изменившемуся городу.

- Правда ли, что следующими вашими компаньонами по работе станут создатели "Матрицы" братья Вачовски?

- Да, мы займемся адаптацией романа Дэвида Митчелла "Облачный атлас", в котором действие происходит в разных временных пластах. Но речь пока идет только о сценарии, кто станет режиссером - неясно. Еще я сейчас увлечен книгой Дэйва Эггерса "Что есть что", где рассказана история сироты из Судана, чья семья погибла во время гражданской войны, и он сложным путем перебрался из Африки в Америку - мир, о существовании которого даже не подозревал. Но я не спешу приступать к новой работе. После "Парфюмера" я был настолько вымотан, что месяц пролежал как в коме. Не хочу повторить этот опыт.

Программа

Полет нормальный

Что потрясает на Берлинале, так это масштаб. Более шести тысяч картин в 23 программах - одни каталоги занимают полчемодана. Фестиваль все время расширяет свои границы. Увеличилась площадь кинорынка. Задействованы новые кинотеатры, включая зал знаменитого варьете "Фридрихштадтпаласт" на 1800 зрителей. Глядя, как разлетаются билеты, убеждаешься, что кинофестиваль вполне может быть выгодным предприятием.

Что касается искусства, то тут все сложнее. Нынешняя программа была богата именами - Лукас Мудиссон, Стивен Фрирз, Рашид Бушареб, Салли Поттер, Бертран Тавернье, Анджей Вайда, Франсуа Озон, Чен Кайге, Коста-Гаврас. Если попробовать обобщить конкурсную программу, то можно сказать, что в Берлине сошлись два типа фильмов. Один экранный мир герметичен, люди там занимаются исключительно частной жизнью. Таков фильм Фрирза "Шери" - он повествует о чувствах стареющих куртизанок в интерьерах эпохи модерна. Сюда же надо отнести еще несколько картин о странностях любви - "Единственная", "Все остальные", "Каталин Варга". Ну и прекрасное средство от действительности - серия ЖЗЛ. Например, "Навеки очарованные" Чена Кайге - творческая биография Мэй Ланьфана, звезды и реформатора пекинской оперы.

Другой мир открыт, перенаселен, мультикультурен и взрывоопасен. Англичанка с маленького острова и араб, живущий во Франции, мчатся в Лондон после взрывов в июле 2005 года, чтобы найти своих детей ("Река Лондон"). Иранец, обосновавшийся в Германии, едет на родину, чтобы найти себе жену ("Про Элли"). Герои возвращаются с войны с незалеченными душевными ранами ("Посланник", "Маленький солдат"). Прокурорша из Гаагского трибунала разыскивает свидетелей преступлений югославского полевого командира ("Шторм"). Глобализация гонит людей по миру: няньку-филиппинку - в Нью-Йорк на заработки, американского бизнесмена - в Таиланд на переговоры, а их дети от этого страдают ("Мамонт"). И только Франсуа Озону удалось посмеяться над столь востребованной фестивалями проблематикой. Его провокационный "Рикки" снят в жанре "черной сказки" и издевательски пародирует "кино социального беспокойства": неблагополучных родителей подозревают в жестоком обращении с ребенком, а у младенца просто режутся крылышки, и он учится летать, набивая шишки о потолок.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера