Архив   Авторы  
Лидер отечественного проката — «Аватар» (кадр из фильма)

Не отходя от кассы
Искусство и культураExclusive

Повсюду в мире стремятся сделать кино доходным, а у нас хвастаются тем, сколько потратили в процессе производства


 

Итоги киногода у нас оказались парадоксальными. С одной стороны, зрители России и СНГ отнесли в кассы кинотеатров целый миллиард долларов. С другой — кино отечественного производства в нем досталась ничтожная часть. Государство объявило об увеличении бюджетных вливаний в киноиндустрию. Однако на деле количество запущенных в производство фильмов сократилось в три раза.

Меня удивляет то, что у нас не принято принимать политические решения в области культуры, ориентируясь на системный анализ реальности. Реальность ведь имеет прямое отношение к факту. А политические решения  — часто к их восприятию, к иллюзиям, связанным с этим фактом, к каким-то идеальным картинкам, которые по тем или иным причинам возникли в головах людей, принимающих решение. Например, у них явно есть приятная психологическая установка: наш народ обожает отечественное кино. И никто не занимается исследованиями, чтобы подкрепить или опровергнуть ее. Или выяснением того, кто же на самом деле ходит сегодня в кинотеатры. Идеологам реформ в кинематографе кажется, что если дедушки-бабушки когда-то любили перед началом сеанса послушать духовой оркестр, а потом полюбоваться Любовью Орловой или Гурченко, если мамы-папы в свое время прорывались с боем на Тарковского с Германом-старшим и раскупали абонементы на Московский кинофестиваль, то их дети и внуки хотят, должны хотеть того же. Но времена изменились. Произошло грандиозное омоложение публики в кинотеатрах. Если 20 лет назад средняя аудитория была вокруг тридцати лет и старше (вполне финансово самостоятельная, взрослая категория граждан), то сегодня тот самый золотой миллиард баксов в кассу за 2010 год принесли в основном девочки и девушки от 12 до 25 лет плюс некоторое количество мальчиков, их сопровождающих. То есть дети... С их подростковой потребностью развлечься, неразвитым вкусом и иерархией ценностей, почерпнутой из глянцевых журналов. Возникает вопрос: может ли для них замечательный актер Владимир Машков быть эротическим кумиром? Конечно, нет. Он для них — пожилой дядька, герой доисторических времен. А те, кто занимается кинополитикой, наивно думают, что раз сериал «Ликвидация» несколько лет назад стал модным, то и Машков, значит, супергерой. Проблема в том, что сериал-то смотрели мамы и бабушки тех девочек, которые сегодня финансируют кинотеатры. Дочки/матери — не один и тот же народ. Одни приносят миллиард родительских баксов в кассу, другие смотрят кино бесплатно и исключительно по телевизору дома, жаря котлеты. Это разные общности, а следовательно, и ценностные миры. Приписывать им общие вкусы — все равно что требовать от жителей Бангладеш, чтобы они обсуждали фильмы Ларса фон Триера, как высоколобые европейцы.

Что же готовы смотреть из отечественного кино богатые дети? Только то, к чему интеллектуально готовы, — «Яйца судьбы», «Любовь в большом городе» и «Любовь-морковь». Им говорят: «Как же так? Мы же для тебя, деточка, фильм «Поп» снимали, про подвиг православного священника. Мы тебе про потрясающие послевоенные события фильм «Край» с Машковым сделали, на «Оскара» его выдвинули, гонки паровозов снимали с риском для жизни. А ты куда — на «Гарри Поттера» опять, на вампиров из «Сумерек» любоваться идешь? Где твой патриотизм?» Пустой вопрос. Дети в кино ходят не за патриотизмом, а за развлечением. Поэтому большинство фильмов, которые будут сняты Фондом поддержки кинематографии — а его создание стало крупнейшей реформой в нашей киноиндустрии за последние 20 лет, — не смогут в принципе собрать значимую аудиторию в кинотеатрах России. Да, по моему мнению, они и не для того будут произведены.

Никто об этом не говорит, а ведь произошла уникальная подмена. Потому что, по сути, осуществляемая сегодня киномодернизация — это обслуживание интересов телевидения за счет нового фонда. Он фактически становится дополнительным источником средств для съемок высокобюджетных фильмов, которые не смогут окупиться в прокате и встретятся со зрителем на телевидении. Взгляните на список из 13 картин, объявленных в планах этого по своим функциям Госкино, только без опыта. Какой прокатчик может ими заинтересоваться? Ведь молодых людей нельзя заставить покупать билет на то, что сделано не для них, а для воплощения некого госзаказа. В прокате у нас полная свобода выбора, а значит — полный набор развлечений. Что неизбежно обернется печальными последствиями для всех амбициозных, или, как их теперь официально называют, социально значимых, проектов. Зато у телевизора сидит другая аудитория: для нее крутят рекламу «смотрите на нашем канале». И она смотрит именно то, что ей дают.

Я не ставлю под сомнение решение правительства, но запущенный механизм призван, на мой взгляд, стимулировать саму возможность создания подлинно художественных кинопроизведений в нашей стране. Не только создателей авторского кино, но и востребованного мейнстрима нельзя лишать социальной значимости, поверив уверениям пары-тройки «избранных» лидеров, что бюджет для фильма — самое важное. Мол, чем больше потратишь денег, тем успешнее обеспечишь любовь зрителей к твоему произведению. Парадокс: реформа, призванная развивать киноиндустрию, действует в сущности во имя траты денег. Повсюду в мире стремятся сделать кино доходным, а у нас, наоборот, — расходным! Хвастаются не тем, сколько собрали в прокате, а тем, сколько потратили в процессе производства.

Под эти разговоры протолкнули две порочные идеи. Первая — что молодые одаренные режиссеры, которые представляют Россию на международных фестивалях, снимают специальное чернушное кино, чтобы угодить Западу. Однако все эти осужденные с высоких трибун создатели «Волчка», «Сказок про темноту», «Кочегара», «Счастья моего» занимаются чернухой в той же мере, что и Достоевский, Толстой или, скажем, Чехов. Это «критический», или «метафорический», реализм — как хотите называйте. Выходит, что никого из русских классиков, светочей мировой культуры, сегодня не стали бы финансировать. Вторая ложная идея — что восемь избранных компаний станут производить мейнстрим и даже зрительские хиты. Но от людей в правительстве, которые принимали решение о создании фонда, утаили, что функции мейнстрима у нас в стране давно выполняют телесериалы, которые занимают три часа сорок минут из каждых пяти часов прайм-тайма. Это они рассказывают народу, как надо жить и любить, как знакомиться с мальчиками, как разводиться с мужьями, как учить, лечить и даже как убивать. А вот интерес отечественного зрителя к показываемым в кинотеатрах нашим фильмам упал вдвое по сравнению с 2004 годом. И вряд ли его можно поднять проектами про генерала Скобелева, Василису Кожину или святителя Алексия.

А чем можно? Очевидного и простого ответа на этот вопрос не существует. Именно это и должно бы стать предметом серии разного рода исследований, круглых столов, дискуссий, да хоть бы и всероссийских совещаний, как в эпоху ЦК КПСС. Раз это не было сделано до начавшейся реформы. Собирать такой Совет, как когда-то Кутузов в Филях, когда он принимал тяжелое решение сдать Москву французам, чтобы получить позиционное преимущество и выиграть главное — всю кампанию. А у нас — кинематограф сдали фонду под затратную идею, но общенациональной стратегии его развития не разработали. Это деморализует не только само киносообщество, но и общество в целом. Потому что кинематограф очень заметная часть отечественной культуры. Его нельзя просто так изымать из обихода молодых аудиторий, подсовывая зрителю суррогат, — он ведь совсем уйдет в Интернет и не вернется.

Я для себя отметил совершенно новое явление, чего раньше не было: мы из страны, умеющей читать книги, понимать сложное искусство, постепенно превращаемся в страну — жующую... Заполнены все рестораны в разных городах, люди ходят туда, чтобы пообщаться, что-то обсудить, понять про современную жизнь. Из их обихода вытесняется другой тип общения — при посредстве культурного досуга. Ведь в Москве, в 15-миллионном городе, уже невозможно собрать полный зал на фильм призера Каннского фестиваля, тем более «Кинотавра». На мой взгляд, нужно срочно искать концептуальный выход из этой многопроблемной ситуации, иначе нас ждет культурная катастрофа.

В сухом остатке

Наша кино-Раша

Впервые кассовые сборы всех фильмов, демонстрировавшихся на наших экранах (включая СНГ), достигли миллиарда долларов и даже переступили этот рубеж. Для сравнения: совокупный бокс-офис США, где количество залов превышает число российских в разы, составляет десять миллиардов. Прирост сборов составил около сорока процентов по отношению к прошлому году.

Вот только совокупные сборы десяти наиболее успешных российских картин в этом году составили чуть более ста миллионов долларов, то есть десятую часть от рекордного миллиарда. Остальные собрали и того меньше. Достаточно сравнить это с заработанными на российских экранах 118 миллионами долларов «Аватара», чтобы почувствовать разницу. Если в 2009 году на отечественную продукцию приходилось около четверти совокупного бокс-офиса, то в этом, по разным подсчетам (итоги года окончательно еще не подведены), данный показатель уменьшился на три — пять, а то и больше процентов. В общей десятке лидеров проката всего один русский фильм с весьма двусмысленным по отношению к ситуации названием «Наша Раша: Яйца судьбы» (22,2 миллиона долларов сборов). Удастся ли прорваться отечественной картине в такую десятку через год, предсказать не может никто. Возможно, на это сможет претендовать «Самый лучший фильм 3D», который выйдет в прокат 20 января.

Становление нашей молодой киноиндустрии было основано на тотальном госфинансировании. С помощью системы грантов Минкультуры создавался достаточно широкий спектр фильмов. Но сама система вызывала нарекания и претензии к качеству потока картин. Реформа, согласно которой резко менялись схема и суммы господдержки, застопорила производство. Как минимум весь 2009 год наше кино было в простое без государственных денег. Съемки мог обеспечить только продюсерский расчет («Ирония любви», «Любовь в большом городе») или поддержка телеканалов («Стиляги», «Тарас Бульба», «Самый лучший фильм», «Каникулы строгого режима»).

Летом этого года наконец запустился механизм работы нового Фонда поддержки кинематографа, а также прошли конкурсы проектов в Минкультуры. В итоге фонд огласил список из 13 социально значимых картин, поддержав их общей суммой 500 миллионов рублей, а в министерстве были выделены гранты и субсидии примерно двадцати авторским, дебютным и детским проектам (не все результаты еще оглашены официально). Таким образом, господдержкой обеспечено производство более тридцати картин. Эта цифра существенно ниже того уровня, который поддерживала прежняя система, — около ста картин в год.


Ирина Любарская
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера