Архив   Авторы  
Царь Додон (Владимир Маторин) пытается обольстить Шемаханскую царицу (Венера Гимадиева)

А петушок-то засланный...
Искусство и культураИскусство

Чего не ждали от «Золотого петушка», но дождались



 

Большой театр представил главную премьеру сезона. С оперной режиссурой беда не только в России, и Большой не впервые призывает варягов из драмы и кино. Как правило, получается не очень — вспомнить хотя бы Эймунтаса Някрошюса («Макбет», «Сказание о невидимом граде Китеже...», «Дети Розенталя») или Александра Сокурова («Борис Годунов»). Кирилла Серебренникова звали, может, без дальнего прицела, но со значением: все понимали, что он разберется с классикой без особого пиетета. Руки ему, как это было во время работы в Мариинском театре над «Фальстафом» Верди, никто не связывал. Просчитать, как он поступит с оперой, которая входит в золотой фонд русской классики, было нетрудно. «Золотого петушка» принято воспринимать как сладкую сказку а-ля рюс, куда обычно водят детей. Но и в музыке, и в либретто содержится то, за что «Петушка» при рождении зарезала еще имперская цензура. Либретто — по мудрой сказке Пушкина, а значит, с двойным дном: выживший из ума автократ Додон, два его сына — возможные преемники, «несистемный» золотой петушок, голосящий невпопад, и скрытая глобальная угроза в облике Шемаханской царицы. Вся эта канва так и просилась без затей перенестись в современную российскую историю. И соответственно отдаться в руки Кирилла Серебренникова, уже превращавшего дворянское гнездо в цековскую дачу в спектакле МХТ «Лес».

Так на сцене Большого появился кич о кремлевских нравах. С самого открытия занавеса зритель погружается в напряженную предсъездовскую атмосферу. Перед нами помесь разукрашенной барельефами станции метро «Киевская» и Георгиевского зала Кремля. Все пространство запружено суетливой обслугой. Пышнотелые тетки в кружевных передничках снуют по ковровым дорожкам: кто катит пылесос, кто расставляет графины. Секьюрити со стальными лицами... Тут же раскатывают ковры колоритные гастарбайтеры в шапчонках-шлепанцах-трениках — точь-в-точь как в соседнем дворе, а охранники с верхнего яруса обводят зал лазерными прицелами. Словом, вперемешку с приметами нашего времени оживает густой сталинский репрессанс. Его бетонированный формат определяет эстетику оперы, не оставляя щели ни для мягкой иронии, ни для тонких аллюзий.

Додон в роскошном исполнении профессионала старой школы Владимира Маторина решает государственные проблемы, блистая ухватками незабвенного Леонида Ильича эпохи маразма. Помочь ему пытаются сыновья: один помешан на инновациях и не выпускает из рук ноутбука, а второй опирается на челядь и опричников, готовых кинуться на врага в любую секунду. Сцена заседания Думы выстроена как коллаж, напоминающий знаменитое полотно Ильи Глазунова «Мистерия ХХ века»: сюда впихнуты бояре в медвежьих шапках, генералы в опереточных мундирах, охранники всех мастей (некоторые даже с песьими головами) и бледные радетели Сколкова в партикулярных костюмах. В общем, с вечной оперной проблемой, куда деть массу хора, Серебренников справился. Внес даже шутку для своих: на доклад к царю-батюшке пришли с папками два действующих менеджера Большого театра.

Наблюдать чиновную суету забавно до поры до времени, пока Серебренников не влепит вместо условного петушка настоящего живого мальчика: его в интересах государства оторвут от матери, оплетут проводами с электродами и посадят в клеть предупреждать страну об опасности. Вот они, нравы родины, слабонервных просим не смотреть. И это только первое «кукареку» перед вторым актом, где Додон отправится выручать сыновей, а там, соблазненный Шемаханской царицей, исполнит на их цинковых гробах задом к залу знаменитый танец Ельцина предвыборной поры.

А что ж царица? Восточная красавица цитирует апокрифический танец «семи покрывал» ради головы Воеводы на блюде и морочит голову не только Додону, но и истекающим слюной генералам. Сцену эту Серебренников ставил не вчера, но читается она абсолютной «злобой дня»... Недаром этот эпизод снабжен жутковатой компьютерной графикой и зловещими всполохами от художника по свету Дамира Исмагилова. Да и слишком уж знакомы по новостям последних лет цинковые гробы, в крышки которых, как в зеркало, смотрится красотка.

Конечно, классическая опера с прямыми актуальными отсылами — не открытие. Вспомнить хоть «Аиду» Верди в постановке Дмитрия Чернякова в Новосибирском театре, привезенную несколько лет назад на «Золотую маску» в Государственный Кремлевский дворец. Там тоже прыгавшие с грузовиков египетские воины смотрелись чеченским спецназом, а вся история порабощения слабого сильным читалась крайне актуально. Серебренников в этом смысле сильно переусердствовал — видимо, мясистая оперная фактура тому способствует — и приметами дня сцену перенаселил. Но если разобраться, то и лишнего в этой картине отечества нет. Он рассчитал, что глаз будет выделять из яркой массы самое царапающее — например, снующих в толпе «нашистов» в черных майках с мазохистскими лозунгами: «Ваши мы душой и телом» и «Коли бьют нас, так за дело». Сделано прямолинейно и грубо, но... Давно ли главный театр замирал и отгораживался от этих товарищей, устроивших перед его входом пикет на премьере «Детей Розенталя»? Чтобы жить в реалиях сегодняшнего дня и не свихнуться, нужно, по Серебренникову, применить известный способ — вытащить самое раздражающее на сцену, укрупнить и осмеять. Делает он это уверенно, и подход по-своему срабатывает.

Вспомним, кстати, что летописцы Большого театра насчитали пять версий «Петушка» в родном театре. Ясно, что превалировали сусально-матрешечные постановки, но дотошные архивисты выяснили, что на ниве актуализации сюжета Серебренников не первооткрыватель, а наследник версии Николая Смолича 1932 года, где боярская Дума заседала в бане. Впрочем, Серебренников об опере говорит, что «было бы неправильно вписывать ее исключительно в рамки памфлета». Настаивает даже, что он следует авторскому замыслу точнее прочих. Ведь композитор, на его взгляд, как «крупный художник, философ, просто не мог ограничиться злободневным откликом на современную ему ситуацию в России. Римский-Корсаков — концептуалист, ему нужна программа. Поэтому я уверен, что это не просто некая политическая прокламация и публицистика, это еще и серьезное философское высказывание».

Однако вместо философского эссе получился этакий «Прожекторперисхилтон» — всем понятный, немудреный, в меру колкий. Вроде выпускания демократического пара. И все же во все тяжкие Серебренников не пустился. Нефтяных вышек, вертолетоносцев «Мистраль» и бояр, похожих на МБХ, на сцене нет, хотя по логике они могли бы появиться. Но сама условность оперного жанра притупила остроту серебренниковских подтекстов по поводу очевидной преемственности российской власти, не зависящей от эпох. К тому же за пультом стоит рафинированно интеллигентный маэстро Василий Синайский, который читает партитуру без нажимов и свято блюдет заветный унисон с певцами. Благодаря оркестровой яме, во всех смыслах отделяющей партер от сцены, и возникает внятная дистанция, не позволяющая «Золотому петушку» смотреться совсем уж «хроникой дня».

Финал ошеломляет напором. Перед сколоченной трибуной шествуют праздничные колонны: неубиваемый краснознаменный ансамбль песни и пляски, нынешние детки, не хуже пионеров оболваненные микки-маусами и петушками на палочках, внушительная колонна опричнины-ВЧК-НКВД-КГБ-ФСБ да громадная дура-ракета, что регулярно давит брусчатку Красной площади.

После гибели Додона едва живого Петушка вызволяет из клети Шемаханская царица. Авторитарная эпоха, какой бы долгой она ни казалась, рано или поздно заканчивается. Может, ради этой нехитрой морали и стоило разводить этот костюмированный бал-маскарад с громадным бюджетом на музыку Римского-Корсакова?

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера