Архив   Авторы  
Первый отечественный аукцион современного искусства Vladey распродал 73 процента лотов, такой успех удивил экспертов

Ода продажности
Искусство и культураИскусство

Владеют ли в России искусством продавать современное искусство



 

Своего аукционного дома в России до сих пор не было. Только филиалы Christie's и Sotheby's да разовые благотворительные аукционы в Мультимедиа Арт Музее и в Государственном центре современного искусства. И вот в мае начал работу первый аукционный дом российского современного искусства Vladey. Для рынка это важно. Ибо именно аукцион должен выявлять рыночную цену произведений. Конечно, рынок не сразу определяет реальную стоимость художника. Работы Пикассо, Кандинского и Матисса при их жизни стоили весьма недорого, несмотря на то что их значимость для истории искусства и тогда была очевидна. Сегодня в России полноценного арт-рынка вовсе нет. Так стоило ли городить аукционный дом в чистом поле?

Продано!

Аукцион Vladey — самая свежая придумка Владимира Овчаренко, крупнейшего российского галериста. С тех пор как лет пятнадцать назад Овчаренко отошел от банковского бизнеса, он занимается выставками и продажами современного искусства. За это время он немало экспериментировал: организовал галерею «Риджина» в Москве и ее филиал в Лондоне, в 2010 году  — выставку-ярмарку современного искусства CosMoscow с закрытым VIP only вернисажем. Словом, он всячески старался разогреть российский рынок искусства. Который, приходится констатировать, находится в руинированном состоянии: после закрытия в прошлом году крупнейших галерей («Айдан», Галерея Гельмана) в нынешнем году в режим экономии перешла Open Gallery, закрылось детище Овчаренко Red October. Теперь аукцион Vladey как раз проходит в освобождаемом галереей Red October помещении. И это тренд: произведения искусства здесь не только осматривают, но и покупают. Ведь галереи, проводя выставки, не создают рынка, поскольку экспонаты не предназначены для продажи. Да и как продать ноу-хау на перформанс, эфемерные объекты и инсталляции? С другой стороны, чтобы обеспечивать свое существование, галерея должна какой-то продукцией торговать. Но об этом не говорят публично, как будто такого явления и нет вовсе, а механизм торгов при этом совершенно непрозрачен. Из-за этого в России само слово «галерист» чаще звучит в значении «куратор». С аукционом же все понятно и просто: это место, привлекающее людей с деньгами. Механизмы торга тут прозрачны и публичны. Но возникает вопрос: а есть ли сегодня в России люди с деньгами, готовые отчаянно торговаться за российское современное искусство? Ведь на дворе то ли предкризисное, то ли посткризисное состояние. Та ли это ситуация, когда покупатель готов инвестировать в шедевры современников, а не в Айвазовского или Репина?

Тем не менее аукцион открыт, и удивляет он прежде всего высокими ценами на работы ныне живущих художников. Например, работа Валерия Кошлякова («Какая-то мазня на картонке», — подумал бы случайный посетитель) оценена в 60—70 тысяч евро. Цена на произведение «Встреча двух скульптур: Ленин и Джакометти» Леонида Сокова увеличилась вдвое, с начальной в 10 тысяч евро до окончательной в 21 тысячу евро. Причем во время торгов Овчаренко назначал начальную цену даже ниже, чем минимальный эстимейт в каталоге. Странноватый деревянный объект из серии «Хлеба» Анатолия Осмоловского продан за 15 тысяч евро при начальной цене в 6 тысяч евро. А ведь сверх цены купленного лота участник обязан заплатить аукциону еще и комиссию в размере 20 процентов... Торги заняли меньше часа, за это время распродали 39 из 53 лотов на общую сумму 582 тысячи евро, не считая комиссии.

Побит и своеобразный рекорд: работа 1972 года концептуалиста Ивана Чуйкова, в поп-артистской манере изображающая обнаженную натуру, ушла за 85 тысяч евро, почти с двукратным превышением первоначальной цены, став самым дорогим из проданных лотов. «Ночная дорога» художника 70-х Олега Васильева ушла с молотка за 80 тысяч евро. В то же время модные, перегретые галереями художники 90-х продавались слабенько. Работа Павла Пепперштейна «В пустыне» со стартовой ценой в 20 тысяч евро не нашла своего хозяина. Не продалась и работа Валерия Кошлякова «Римский форум», выставленная за 60 тысяч евро.

Большое количество лотов представляло молодых художников, которые заняли нишу доступного искусства. Работы Оли Кройтер можно было приобрести всего за 600 евро. Протестная работа Давида Тер-Оганьяна из серии «Демонстрации» ушла с молотка за 2600 евро. Аслан Гайсумов — совсем молодой автор, который фактически представил свое первое серьезное произведение. Оно было оценено на Премии Кандинского прошлого года и сейчас уже ушло за 4500 евро.

Классики vs современники

Самый дорогой лот аукциона — работа Таира Салахова «Встреча в Монако», оцененная в 350—400 тысяч евро, — своего покупателя так и не нашел. Даже несмотря на то что Владимир Овчаренко, дебютировавший в роли аукциониста, предложил отдать ее по минимальному эстимейту и не взимая комиссии. Для Иосифа Бакштейна это было ожидаемо: «Работа Таира Салахова рассчитана на специального обретателя. Не страшно, что она не продалась, она присутствовала на аукционе в качестве специального гостя». Вкусы состоятельных коллекционеров сформировались на работах молодых художников. Старомодный же Салахов для них почти музейный классик.

Главная надежда, которую эксперты возлагают на прошедший аукцион, — это то, что он станет своеобразным трамплином для российского рынка современного искусства. Директор «Sotheby's Россия и СНГ» Михаил Каменский весьма высоко оценил его результаты: «73 процента проданных лотов — это очень успешно для России. То, что эти вещи ушли за такие деньги, — просто большая удача, с которой можно поздравить Владимира Овчаренко. Если таких аукционов будет много и будут компании, которые смогут похвастаться такой статистикой, то можно говорить о том, что у нас возник тренд подъема цен на современное искусство. Но пока заявлять, что у нас появился рынок современного искусства (состоящий из коллекционеров-энтузиастов, галеристов, аукционных домов), еще рано. Этот аукцион — нетипичная ситуация, тем не менее я очень рад, что такой прецедент есть».

Вообще отношение к прошедшему аукциону специалистов, в том числе наиболее авторитетных, сугубо положительное. Поддерживает начинание и бессменный комиссар Московской биеннале современного искусства Иосиф Бакштейн: «Проект Владимира Овчаренко вызывает большое уважение. Это важная инициатива, которая помогает формировать рынок современного искусства».

Конечно, аукцион — дело хорошее и нужное. Вопрос в другом: надолго ли хватит денег у наших немногочисленных ценителей на все то громадье российского современного искусства, что скопилось за последние годы? Ликвидно ли оно? Не получится ли так, что, сняв сливки, коллекционеры потеряют к мероприятию всяческий интерес? Что ж, дождемся следующих торгов, которые, если верить пресс-релизам, пройдут осенью.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера