Архив   Авторы  
Прима-балерина Ульяна Лопаткина собирается совмещать художественное руководство академией с выступлениями в спектаклях Мариинского театра

Дотанцевались
Искусство и культураИскусство

Николай Цискаридзе наконец обрел кресло и должность. Публика застыла в ожидании очередного скандала...



 

Решение министерства культуры РФ сменить руководство Академии русского балета имени А. Я. Вагановой стало полной неожиданностью для поклонников танца, для педагогического коллектива академии, для ее учеников и их родителей. Большинство непосредственных участников этого действа, судя по их реакции, тоже не ожидали такого стремительного поворота событий. Теперь во главе старейшей балетной школы России встанет Николай Цискаридзе — недавний премьер «большого балета». Художественное руководство будет осуществлять Ульяна Лопаткина, ныне действующая прима-балерина Мариинского театра. Она планирует заниматься воспитанием будущих танцоров в промежутках между собственными спектаклями и гастролями. Эта «рокировочка» уже вызывает у специалистов и знатоков искусства танца серьезные опасения за судьбу российской школы балета, над созданием которой трудилось не одно поколение педагогов и директоров Вагановки.

Фуэте галопом

Классы и коридоры исторического здания на улице Зодчего Росси не пустеют до позднего вечера. Из-за двустворчатых стеклянных дверей доносятся звуки рояля и четкие команды педагога. В некоторых аудиториях за столами сидят взрослые люди и внимательно слушают преподавателя, стоящего у доски. «Во время школьных каникул, 6 и 7 ноября, наши ребята будут выступать в Москве, в Государственном Кремлевском дворце, сейчас они заканчивают репетиции этих номеров, — поясняет Алексей Фомкин, проректор по учебно-методической работе. — А в классах сидят родители — мы всегда собираем их перед каникулами».

У родителей явно встревоженные лица, они горячо обсуждают последние новости: чем чревата такая неожиданная смена руководства? Планируют даже писать коллективные письма в поддержку прежнего руководства — ректора Веры Дорофеевой и художественного руководителя Алтынай Асылмуратовой.

Смена власти в Вагановке происходила в форме стремительной кавалерийской атаки: утром 28 октября в ректорат академии высадился ВИП-десант — министр культуры Владимир Мединский, заместитель Григорий Ивлиев и бывший танцор Большого театра Николай Цискаридзе.

После непродолжительного разговора в кабинете ректора московские гости переместились в помещение музея, куда разрешили войти нескольким журналистам, с утра дежурившим у входа в Вагановку. Владимир Мединский в скупых выражениях сообщил о назначении нового ректора и худрука, вручил Дорофеевой и Асылмуратовой по букету роз и поблагодарил их за ударный труд. Затем несколько слов сказали Вера Дорофеева и Николай Цискаридзе. Позволив журналистам задать пару вопросов, министр свернул пресс-конференцию и пригласил педагогический коллектив академии на беседу за закрытыми дверями.

На вопрос корреспондента «Итогов», стало ли это назначение для него сюрпризом, Николай Цискаридзе ответил, что никакой неожиданности для него не случилось. «Со мной об этом говорили еще в прошлом году, — рассказал бывший премьер Большого театра. — Но я тогда был не готов. Этим летом Министерство культуры снова предложило мне эту должность. Заместитель министра Григорий Петрович Ивлиев был очень настойчив — думаю, на него произвело впечатление то, как я отстаивал многие положения закона об образовании». Уже после встречи в Вагановке Владимир Мединский сообщил прессе, что Минкультуры договорилось с легендарной примой Мариинки Ириной Колпаковой, ныне  — педагогом-репетитором American Ballet Theatre в Нью-Йорке. Ирина Александровна будет приезжать в Петербург для помощи в руководстве Академией балета.

Пляшущий Гарвард

Уклончиво отвечая на вопросы журналистов о причинах столь стремительных перемен в руководстве Вагановки, Владимир Мединский пожелал Академии балета стать в ближайшем будущем ведущим учебным заведением в своей отрасли. «Думаю, Академия русского балета имени Вагановой, вне всякого сомнения, займет такую же позицию лидера художественного образования, какую в своем роде занимают Гарвард, Кембридж, Массачусетский университет и Йель», — сказал господин Мединский после вручения букетов уволенным сотрудникам.

Владимиру Ростиславовичу стоило бы поинтересоваться той системой обучения будущих танцоров балета, педагогов, хореографов, искусствоведов, что сформировалась в Академии русского балета имени Вагановой в последние десятилетия. Ведь если бы Гарвард, Кембридж или Йельский университет решили вдруг готовить артистов балета, они бы в первую очередь приехали в Вагановку перенимать опыт. Потому что комплексная система подготовки специалистов в этой области, созданная академией, не имеет себе равных в мире. И об этом неплохо бы знать министру культуры РФ.

Система современного образования артистов балета начала складываться после революции 1917 года, когда Агриппина Яковлевна Ваганова стала учить будущих балерин в Петроградском хореографическом училище. Она разработала собственную педагогическую концепцию, основанную на ясности и осмысленности техники, строгости постановки корпуса, позиций рук и ног. «Система Вагановой» стала основой развития искусства балета в XX веке. Ее книга «Основы классического танца» переведена на многие языки мира.

Однако советская власть предъявляла к профессиональному обучению детей и новые требования. Ваганова в обычной школе не училась, а советская власть потребовала давать будущим артистам параллельно с ремеслом танца как минимум основное школьное образование. После Великой Отечественной войны окончательно сложилась единая для всех профильных заведений система обучения артистов балета: 10-летние дети поступали в балетное училище, учились там танцу и проходили стандартную школьную программу в объеме средней школы. По окончании училища они получали диплом о среднем профессиональном образовании.

В 1991 году по инициативе Леонида Николаевича Надирова, тогдашнего директора, училище преобразовывается в высшее учебное заведение: здесь появляются такие специальности, как педагог, балетмейстер, концертмейстер. Но диплом о высшем образовании выпускники все равно не получали. Современная система сформировалась только к 2007 году. Тогда руководство Вагановки добилось для академии особого статуса — нетипового учебного заведения. Теперь здесь три факультета — исполнительский, педагогический и повышения квалификации. По традиции 10-летние дети поступают на исполнительский факультет, который они могут окончить как с обычным дипломом о среднем профессиональном образовании, так и с дипломом бакалавра. В первом случае ребенок учится семь лет, чтобы стать бакалавром — девять. С первого года занятий ученики участвуют в театральных постановках на сценах всех ведущих театров Петербурга.

Артист балета, который захочет получить диплом педагога, после десяти лет работы в театре может снова прийти в Вагановку. Если у него уже есть диплом бакалавра, он учится на педагогическом факультете в магистратуре три с половиной года. Если у танцора нет первой ступени высшего образования, он может его получить в полном объеме — окончив и бакалавриат, и магистратуру. Чтобы получить диплом о высшем образовании по специальности балетмейстер, от студента не требуется обязательная 10-летняя отработка в театре — но эта магистратура доступна только тем, кто уже стал бакалавром.

Окончившие Вагановку становятся профессионалами с высшим образованием — педагогами, балетмейстерами, историками искусств, концертмейстерами. Для сравнения: Московская государственная академия хореографии до сих пор дает своим воспитанникам только среднее профессиональное образование. Высшее образование здесь могут получить уже артисты балета, работающие в театре. Научно-творческая лаборатория композиции современных форм танца, недавно открытая в Вагановском, помогает получить профессиональное образование практикам — руководителям танцевальных студий и секций — без базового хореографического образования. А учебно-методическое объединение Академии танца (УМО) разрабатывает стандарты и программы для всех профильных учебных заведений страны. «Эта система обучения уникальна, — говорит Алексей Фомкин. — Она дает широкое, комплексное образование. Современному артисту балета, хореографу, балетмейстеру очень важно быть образованным человеком, иметь широкий кругозор. А беда традиционного балета — в узком взгляде на профессию, на мир вообще, прежняя система образования лишь воспроизводила старую модель обучения ремеслу. Сейчас нашими методиками и программами пользуются все российские педагоги, ими интересуются зарубежные специалисты. Будет очень жаль потерять все это».

Укрощение строптивых

«Я ухожу с этого поста с сожалением и только при условии, что Академия русского балета останется самостоятельным подразделением и не будет объединена с Мариинским театром», — сказала Вера Дорофеева, теперь уже бывший ректор Вагановки, выступая на встрече с прессой вместе с министром культуры. Возможно, что именно это — упорное оппонирование коллектива и руководства Вагановки идеям Валерия Гергиева объединить их с Мариинским театром, консерваторией и Российским институтом истории искусств — и стало истинной причиной случившейся кадровой перестановки. В начале октября педагогический коллектив Академии балета направил господину Гергиеву открытое письмо. Его авторы упрекали мэтра в недопонимании реальных проблем подготовки артистов балета, говорили о том, что Валерий Абисалович, проводящий большую часть своего времени за границей, плохо представляет себе суть обучения будущих звезд балета и ситуацию в Вагановке в целом. Инициатива Гергиева объединить несколько разноплановых учреждений в единый центр в письме названа «беспочвенной». Авторы предложили обсуждать подобные инициативы в профессиональном сообществе, а не прибегать к административному ресурсу (Гергиев напрямую обратился к президенту России).

Написание коллективных писем против объединительных идей и в защиту своих руководителей уже вышло боком Российскому институту истории искусств. Летом этого года директор РИИИ Татьяна Клявина была уволена как раз после того, как письма, написанные сотрудниками института, стали достоянием общественности. Но министр культуры на встрече с вагановцами всех успокоил. «Мы пришли к общему выводу, что Национального центра искусств не будет, — сказал Владимир Мединский. — Решение формировалось долго, мы много консультировались с лидерами отрасли и считаем объединение академии, Мариинского театра и консерватории в предложенном варианте нецелесообразным».

Сейчас в Вагановке сложилась очень странная ситуация. По уставу академии должность ректора — выборная. Кандидатов должен сначала обсудить ученый совет. А потом общее собрание коллектива выбирает того или иного кандидата. И уже выбранный ректор назначает своих заместителей — проректоров. По информации «Итогов», выборы ректора и утверждение проректоров решено отложить до конца учебного года. А к тому времени, глядишь, накал страстей уляжется. Так что Николай Цискаридзе пока всего лишь и. о. ректора. Эту же приставку носят сейчас в Вагановке все проректоры. Положение Ульяны Лопаткиной вообще пока никак не определено: по уставу ее на должность должен назначить ректор. Судьба прежнего руководителя известна: Веру Дорофееву пригласил гендиректор Михайловского театра Владимир Кехман на должность своего заместителя. Алтынай Асылмуратова пока еще исполняет обязанности художественного руководителя академии, но ее официальный статус совершенно непонятен.

Как непонятна и вся дальнейшая судьба Вагановки и системы образования будущих артистов балета в целом. Впервые за всю 275-летнюю историю Академии балета ее возглавляют не опытные администраторы, а танцоры, хоть и очень известные. Которые не скрывают, что их куда больше интересуют совсем другие вещи. Николай Цискаридзе уже посетил учебные классы и заявил, что собирается вести уроки мастерства, преподавать. Будущий художественный руководитель Ульяна Лопаткина по-прежнему остается примой Мариинского театра и не планирует уходить со сцены, а художественным руководством будет заниматься между спектаклями и гастролями. «Дотанцуют» ли Цискаридзе и Лопаткина до реальных проблем Академии русского балета — хозяйственных, финансовых, управленческих, методических, организационных — или к ним приставят со стороны каких-нибудь «эффективных менеджеров», а именитые танцоры будут служить лишь яркой вывеской, пока остается загадкой.

Наболело

Игорь Ступников, доктор искусствоведения, профессор:

— Академия — уникальное учебное заведение, которое следует Вагановской системе уже многие десятилетия. Она предполагает воспитание постепенное, без перегрузок, на протяжении всех лет обучения развитие всех групп мышц, оттачивание жестов, поворотов, даже взгляда. Особое место уделяется рукам, это тонкость именно петербургской школы. Отсюда и рождение особенного психологического состояния артиста. Московская школа отличается гораздо большим вниманием к прыжкам, силе вращения. Может, само положение столицы заставляет говорить не о тонких переживаниях души, а о мышечной мощи. Поэтому в мужском танце появляется даже некая акробатичность. Кроме того, в Вагановке действительно дают широкое образование — огромное количество лекций по истории балета, театра, музыки, выпускник выходит в полном смысле художественно образованным человеком, а не ремесленником. Обвинения, которые Валерий Гергиев бросал в адрес Академии балета — что она оторвана от реальной театральной жизни, что уровень подготовки в ней недостаточный, — несостоятельны. Если его не устраивает подготовка, почему он так нещадно эксплуатирует этих артистов и возит их по всему миру?

Николай Боярчиков, преподаватель консерватории, профессор, народный артист России:

— Меня очень смущает то, что в последнее время выпускники Вагановки по окончании учебы не идут в Мариинский театр — только за последний год двое ушли в Большой театр, в Москву. Нынешняя смена руководства Академии балета — совершенно бестактное действие. Мне кажется, что Дорофеева проделала невероятную работу — ей памятник надо поставить, я помню, в каком состоянии школа была раньше. Что касается Ульяны Лопаткиной — художественный руководитель такого учреждения должен быть свободным человеком, а танцевать и вести школу — это сомнительное сочетание.

Ирина Колпакова, народная артистка СССР:

— Весть о назначении Николая Цискаридзе меня очень обрадовала. Я уверена, что академия от его прихода на пост ректора выиграет. Я не разделяю мнения, что возглавлять Вагановку должен крепкий хозяйственник. Вопросы, скажем так, швабры может решать и человек на должности зама по хозяйственной части. Николай — настоящий, высокий профессионал балетного мира, хорошо знающий и московскую, и петербургскую школы. Именно такой авторитетный творческий лидер видится на посту ректора академии. Мне самой никто не звонил, никто ничего не предлагал. Я имею в виду каких-то официальных лиц, представителей Минкультуры. Очень давно самые общие разговоры на тему будущего академии со мной ведет Валерий Абисалович, но ничего конкретного мы с ним пока не обсуждали. Пользуясь случаем, хочу опровергнуть утверждения, что я нахожусь в эмиграции. В США я работаю по контракту, который продлевается каждый год, и много времени, как и прежде, провожу в России.

При участии Олега Сулькина, Нью-Йорк

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера