Архив   Авторы  

Обижаешь, начальник
ДелоКапитал

«Квалифицированной рабочей силе таджик с метлой вроде бы не мешает. Но так ли это?»

 

Московский мэр, идя на досрочные выборы, заговорил о том, что заполнившие российскую столицу гастарбайтеры не должны оставаться в ней навсегда, а обязаны рано или поздно возвращаться обратно на родину, к своим семьям.

Сразу замечу: сами мигранты настроены прямо противоположным образом. Думаю, вы заметили, насколько выросло в последние два года количество женщин-мигрантов. А если мужчина перетащил в другую страну свою женщину, то уезжать в родной кишлак он явно не собирается. Опять же пройдитесь по московским «Макдоналдсам»: едва ли не каждый второй работник в них — мальчишка или девчонка из Средней Азии. А дети ведь не сами собой преодолели разделяющие Душанбе и Москву тысячи километров — их вызвали к себе родители. А если мужчина перевез к себе свою женщину и своего ребенка, то он уже не мигрант, а иммигрант. Он здесь на ПМЖ.

Расширяется и список профессий для иммигрантов: теперь они не только копают котлованы, но и подают еду в ресторанах и кафе, продают билеты в кинотеатрах, даже собирают деньги с желающих посетить уличный туалет типа сортир.

Социология выводит такую закономерность: вы начинаете замечать, что на улицах слишком много чужих лиц, когда количество чужаков достигает семи процентов. Для огромной Москвы с ее примерно пятнадцатью миллионами эти семь раздражающих процентов дают миллион. Миллион иммигрантов из Средней Азии. А всего в столице порядка шести миллионов рабочих мест. С учетом этого можно заявить, что по крайней мере в столичном регионе иммигранты из Средней Азии (а ведь есть еще молдаване, украинцы, белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы…) в достаточно высокой степени влияют на рынок труда. Пусть и в низшем его сегменте неквалифицированной рабочей силы. Хорошо это или плохо? Ведь нам с вами — квалифицированной рабочей силе — таджик с метлой вроде бы ничем не мешает. А давайте посмотрим на это под другим углом.

Сколько зарабатывает высококвалифицированный рабочий в Китае — скажем, оператор японского станка с ЧПУ, чья производительность труда мало отличается от производительности его коллеги в США? Правильно. В лучшем случае столько же, сколько получает за свой труд дворник-мексиканец, убирающий улицу, на которой живет американский рабочий. Почему? Не только потому, что Китай — значительно более дешевая страна, чем США. И не в силу высокой конкуренции. Все дело в низкой стоимости труда тех, кто трудится в областях, не требующих высокой квалификации. Проще говоря, труд высококвалифицированного китайского рабочего значительно дешевле, чем мог бы быть, в силу того что китайский дворник зарабатывает сущие гроши. Неубедительно, не правда ли?

Представьте себе ситуацию, в которой дворник зарабатывает 25 тысяч рублей. А человек с техническим образованием, которого потом еще не один год учили непосредственно на производстве, 30 тысяч. Невероятно? Правильно. Вопрос в том, что между квалифицированным и неквалифицированным трудом должен быть большой разрыв в оплате. Иначе у работника исчезает мотивация к учению, которое занимает не один год и без которого не получить высокой квалификации. Кроме того, если труд дворника стоит 5 тысяч в месяц, редкий работодатель будет готов платить за квалифицированный труд в промышленности 50 тысяч. Даже 30 тысяч с большим скрипом.

И вот мы приходим к парадоксальному выводу: одним из системных инструментов повышения зарплаты высококвалифицированных кадров становится рост зарплаты в профессиях, не требующих квалифицированного труда. Вопрос: что же стоит на пути реализации подобной политики? Правильно — неквалифицированная трудовая миграция из иных стран.

Всегда и везде есть определенный процент людей, не имеющих желания/возможности заниматься требующим квалификации трудом, не желающих тратить годы на получение квалификации. В то же время у этих людей есть определенный взгляд на размер вознаграждения, которое они хотели бы получать за свой неквалифицированный труд. Допустим, это 25 тысяч рублей в месяц. За эти деньги москвич готов бы был пойти работать дворником — но все места дворников уже заняты мигрантами, которые получают за свой труд 15 тысяч. Что делает москвич? Он тем или иным образом садится на пособие, решив для себя, что лучше ничего не делать за 5 тысяч, чем пять дней в неделю работать за 15. Дальше такой человек с большой долей вероятности спивается либо — что еще хуже — пытается добыть себе денег мелким криминалом. Итог для экономики: реальная оплата труда мигранта составляет 20 тысяч рублей. Итог для общества: в стране стало одним люмпеном больше.

Нарастим зарплату дворника до 25 тысяч рублей. Реальных затрат — 5 тысяч. Человек вместо того, чтобы спиваться, работает. Всего-то за 5 тысяч рублей мы получаем гражданина, а не люмпена. Работающего человека, а не уличного дебошира или того хуже — драгдилера.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера