Архив   Авторы  
Кинозрители и их предпочтения остаются главной загадкой для отечественных кинематографистов. Им не удается нащупать механизм взаимодействия кинопродукции с потребителем

Мимо кассы
Искусство и культураКино

Едва у российского кино появились деньги, как пропал зритель


 

На прошлой неделе сразу три российские картины возглавили бокс-офис. Фильм-катастрофа «Метро» — почти 10 миллионов долларов за две недели проката, комедия «Что творят мужчины!» — 4,5 миллиона в первый уик-энд и российско-американский триллер «Тайна перевала Дятлова» — около трех миллионов в первый уик-энд. Выходит, наша аудитория, недоверчиво косящаяся на отечественную продукцию, все-таки готова выкладывать деньги за российские картины?

Не львиная доля

Совокупный российский бокс-офис составил в 2012 году почти 1,3 миллиарда долларов. Доля нашего кино в нем последние годы оставалась стабильной — 15—16 процентов. Однако в 2012-м она снизилась на процент, а посещаемость российских фильмов упала на целых три процента. И это тревожный сигнал. Самый прибыльный российский фильм в прокате прошлого года «ДухLess» стоит на 25-м месте среди лидеров бокс-офиса (13,3 миллиона долларов). А на первой строчке четвертый «Ледниковый период» с пятьюдесятью четырьмя миллионами — почувствуйте разницу. Государство ее почувствовало. Из бюджета финансируется более сорока процентов всех полнометражных игровых картин. Но при этом сборы примерно 39 процентов российских фильмов, как подсчитали аналитики компании «Невафильм Research», не окупают даже расходов на тиражирование копий для проката. Три года назад Фонд кино как раз был призван развить сегмент коммерческого кинематографа. На взгляд многих, идея с приоритетным финансированием нескольких крупных компаний, названных мейджорами, была изначально порочна. И в первую очередь потому, что не было выработано критериев — ни в каких единицах исчислять крутизну студий, ни то, какие именно проекты выбирать. Тем не менее сырой эксперимент назвали кардинальной реформой господдержки, и финансовые реки потекли.

Что касается государства, то оно свои обязательства выполнило, постоянно увеличивая бюджетные вливания в фонд: 2,9 миллиарда рублей в 2010-м, 3,2 миллиарда рублей в 2011-м и 3,9 миллиарда рублей в прошлом году. Доля же отечественного кино в прокате не то что не выросла, а упала. Фонд почти не ставил вопрос о возвратности: в 2010—2011 годах кинокомпании должны были возвращать до 5 процентов от доходов фильма, пропорционально вкладу фонда в бюджет проекта. В 2012-м для комедий и международных проектов возврат был увеличен до 25 процентов от той же части доходов. Голову сломаешь, пока высчитаешь! Бывший глава фонда Сергей Толстиков говорил, что таким макаром удалось вернуть за два года порядка трех миллионов долларов — около ста миллионов рублей. Далеко не львиная доля от общих затрат.

Подсчитали — прослезились

Аудиторы Счетной палаты в конце 2012 года признали неэффективной работу Фонда кино и предложили пересмотреть методы господдержки киноиндустрии. Это вызвало бурление в киносообществе, которое очень испорчено финансовым вопросом. Ведь все продюсеры так или иначе стоят в одной очереди — за госденьгами. Одни в начале, другие в хвосте, кого-то впускают через ВИП-вход, кому-то регулярно отказывают. А тут еще и правила игры меняются. Многие занервничали, решив, что новое руководство Минкультуры тянет одеяло власти обратно на себя, чтобы ввести цензуру и прочие ужасы. Иван Демидов, замминистра культуры, курирующий кинематограф, вынужден, как детям, объяснять очевидные вещи: «Когда ты поддерживаешь индустрию, то можешь и даже должен с нее спрашивать. Индустрия сама согласилась с тем, что оценка эффективности работы Фонда кино и студий-мейджоров — это доля их присутствия на рынке, и прежде всего кассовые сборы». Доля мейджоров должна быть не ниже 13 процентов от общих кассовых сборов. Если этот процент не достигнут, как случилось в прошлом году, значит, система дала сбой. Кроме того, отмечает г-н Демидов, «за прошедшие три года фонд набрал себе некоторое количество дополнительных функций, которые размыли его индустриальную ответственность. Надо было ее скорректировать. Фонд по-прежнему будет поддерживать мейджоров, получив вдобавок право гасить банковские проценты по кредитам, взятым на фильмы, право вместе с продюсером рисковать и участвовать в доле прибыли с проката, а также право выдавать возвратные средства на прокат потенциально успешных фильмов. Часть его бюджета основана на стопроцентной возвратности: когда продюсер берет кредит у фонда без процентов и через три года возвращает всю сумму. Эти деньги аккумулируются в фонде на его дальнейшую профильную деятельность».

Все понимают, что преодолеть зрительский скептицизм непросто. Жаль, что фонд не занялся аналитикой, чтобы нащупать механизм взаимодействия кинопродукции с потребителем. Вот, к примеру, две ленты, снятые при поддержке фонда, — «Шпион» и «Метро». На уровне заявки явно побеждал «Шпион»: один из авторов Борис Акунин, приключенческий сюжет, а также альтернативная история как модный тренд. Такое кино обязано выстрелить. Но оно провалилось с треском (сборы — 4,5 миллиона долларов при бюджете около семи). Зато «Метро» было котом в мешке: фильм-катастрофа — это епархия Голливуда. Да и толкового предпрокатного промо у фильма не было. Продюсер Игорь Толстунов поражен равнодушием кинотеатров: «Приходилось убеждать: «Ребята, вы же предоставляете свой «прилавок», вы должны отрекламировать товар! Почему у вас в кинотеатре висит один лайтбокс в углу, да еще и неподсвеченный?» Но пока «Метро» крутят с успехом. Возможно, фильму удастся оправдать свой 9-миллионный бюджет — для этого надо собрать в прокате 18 миллионов долларов (примерно половину сборов оставляют себе кинотеатры).

Насильно мил не будешь

На чем же погорел «Шпион»? Судя по отзывам в Сети, нашей попкорновой публике стилевые навороты мешали следить за сюжетом. Многих разозлили «непатриотичные» игры с историей. Обидно, потому что «Шпион» — хорошее кино. Надо было просто грамотно сориентировать зрителя. У «Метро» же внятный героический сюжет с сентиментальной окраской. Именно это заставляет сочувствовать персонажам, а не сравнивать спецэффекты с голливудскими. Конечно, четких критериев в оценке потенциала фильмов нет. Даже на «фабрике грез» случаются просчеты и многомиллионные убытки. Кино хотя и живет по принципам бизнес-плана, но остается сферой творчества, где все показатели могут обрушиться или взлететь по непредсказуемым причинам. Именно поэтому инициатива Госдумы о введении квот на показ национального кино в российских кинотеатрах вызвала дружное противодействие киноиндустрии. Государство можно понять: оно финансирует нерентабельный продукт. И решение, как водится, предложено административное: принудительно увеличить долю наших фильмов в общенациональном репертуаре. Инструмент давления — НДС, от уплаты которого были освобождены кинотеатры. Теперь предлагается не облагать НДС только наше кино. Это аукнется взлетом цен на билеты, но при этом владельцы кинотеатров закон обойдут. Мы уже не раз пытались наступить на эти грабли, но отказывались от идеи силой насаждать любовь к русскому кино. Любовь зрителей можно заслужить только в ответ на любовь.

Программный директор фестиваля «Кинотавр» Ситора Алиева считает, что для этого надо искать собственную идентичность. Сумели же в нищей Румынии на волне фестивального успеха создать имиджевую киноиндустрию — они сделали свою национальную боль интересной всему миру. Кино Израиля тоже сосредоточено на внутренних проблемах, но стало понятным и за рубежом — четыре номинации на «Оскар» за последние годы. Наши же авторы не хотят говорить со зрителем о его проблемах. А наши прокатчики не умеют продвигать такие фильмы. Нам необходимы не квоты, а кинотеатры, прицельно работающие с нашим кино. «Я не понимаю, как умный и смешной фильм «Кококо» мог не собрать зрителей, — говорит госпожа Алиева. — Это непрофессионализм прокатчиков. Борьба на выживание с американским кино идет везде. Ему можно противопоставить только нечто иное, непохожее, свое. Увы, у нас нет никакой киноиндустрии. Индустрия — это круговорот денег и идей, находящих друг друга на глобальном рынке. У нас же идеи и деньги соединяются чисто формально, по внерыночным принципам. Вот и получается кино ни для кого».

Наше кино взращено в теплице, словно зимние огурцы, лишенные вкуса. Режиссерам хватает фестивалей. Продюсерам — места в очереди за господдержкой. Зрители в этой схеме оказались лишними. Так и хочется спросить: «С кем вы, мастера культуры?!»

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера