Архив   Авторы  

Здесь был Штирлиц
Искусство и культураКино

Как знаменитая киностудия ДЕФА сумела пережить падение Берлинской стены и клиническую смерть гэдээровского кинематографа










 

На Берлинской киностудии «Бабельсберг» закончились съемки «Монументальных мужчин», одной из наиболее ожидаемых картин года. В этом проекте со стомиллионным бюджетом Джордж Клуни выступил в трех ипостасях — режиссера, сценариста и актера. На «Бабельсберге» вздохнули с облегчением: с начала года тут снимаются одновременно пять-шесть международных проектов, что по сравнению с прошлым годом заметный прогресс. Студия напрягает все силы, чтобы удержаться в лидерах восточноевропейского рынка технических услуг кинопроизводства.

Под знаком свастики

С «Бабельсберга» начинался кинематограф в Германии: в прошлом году эта студия отпраздновала столетний юбилей. На постсоветском пространстве таких кинопредприятий, как это, немного: чешский «Баррандов» да, пожалуй, стремительно набирающий вес кинокомплекс в Будапеште. Хотя история не щадила берлинскую киностудию, за свои сто лет она пережила монархию, Веймарскую республику, нацизм и социализм, национализацию, «народную демократию», пьянящую свободу начала 90-х, сменившуюся поиском «руки дающей»… И вот живет в нынешние кризисные времена и даже развивается. В чем ее секрет?

...Темные аллеи Бабельсбергского парка, длинная и прямая, как стрела, улица Августа Бебеля, а вот и главный вход в студийный комплекс (около 25 тысяч квадратных метров). На проходной — экран, на котором светятся названия пяти международных проектов, которые сейчас снимаются в пригороде Берлина. «Вы к Эйке Вольфу? — интересуется дама-вахтер, имея в виду главу пресс-службы студии, и с удовлетворением продолжает: — В прошлом году дела у нас шли ни шатко ни валко, а в этом — прямо как прорвало: съемки за съемками».

Пока мы проходим к огромному павильону имени Марлен Дитрих, одному из первых, с которых начиналась студия, Эйке Вольф объясняет, почему без «Бабельсберга» невозможно представить немецкий культурный ландшафт XX века и, безусловно, немецкое кино. Еще в 1895 году, за два месяца до того, как братья Люмьер показали в Париже свою первую короткометражку «Прибытие поезда», в берлинском дворце Винтергартен братья Складановские удивили публику просмотром коротких лент, используя собственное изобретение — биоскоп. Впрочем, биоскоп оказался слишком дорогим, и проектор Люмьеров быстрее завоевал рынок. Но уже в 1912 году в пригороде Берлина Бабельсберге, летней резиденции принца Вильгельма I, будущего кайзера, появилась одна из первых немецких кинокомпаний «Дойче биоскоп», с которой и началась история берлинской студии. В 20-е годы и в начале 30-х студия снимала добрую сотню картин в год, в их числе был и культовый «Метрополис» Фрица Ланга. Между прочим, он стал одним из любимых фильмов Гитлера. Социальный триллер о живущих в роскоши богачах и о «нижнем слое» — рабочих, которые всю жизнь проводят под землей, не представляя, что существует белый свет, вероятно, напоминал фюреру о его идеале «орднунга». Фильм был самым дорогим и масштабным проектом за всю историю немецкого немого кино (11 тысяч человек участвовали в массовке!) и чуть не разорил студию… В 1924-м здесь же снимал одну из своих картин король саспенса Альфред Хичкок, признавшийся позднее, что многому научился у немецких режиссеров. Начиная с 1933-го студия стала любимой игрушкой Йозефа Геббельса, министра пропаганды Третьего рейха. Артисты жили рядом, в Бабельсберге. Здесь разыгрался сюжет вполне кинематографического свойства: в одном из коттеджей, который прятался в тени соснового бора, Геббельс тайно встречался с чешской кинозвездой Лидой Бааровой. Роман зашел так далеко, что тайное стало явным, и жена Геббельса Магда попросила Гитлера вмешаться. Прекрасной Бааровой велели покинуть Германию как можно скорее, чешке пришлось вернуться на родину. Однако их встречи с Геббельсом продолжались — уже на «Баррандове», который после оккупации Чехословакии курировал нацистский министр пропаганды…

На службе мира и социализма

После войны киностудия, названная ДЕФА (сокращение от Deutsche Film-Aktiengesellschaft, «Немецкое кинопроизводство»), стала одной из ведущих в Восточном блоке. За более чем сорок лет ее существования при коммунистах здесь было снято около 800 художественных фильмов для взрослой аудитории и порядка 150 детских. Тамара Трампе, бывшая редактором и сценаристом ДЕФА начиная с 1970-го и до закрытия студии в 1990-м, рассказывает:

— Поначалу мы снимали исключительно антифашистские ленты — время было такое. Но потом появилась возможность делать детские сказки, вестерны (кальку с американских), фильмы про индейцев (эту тему разрабатывали до 1983 года), телесериалы. Наши фильмы смотрели во всем соцлагере, на них росли поколения, как на Майн Риде или Жюле Верне, и мы выпускали, как мне кажется, достойный продукт. В других странах соцлагеря нам завидовали — уровень жизни в ГДР тогда был повыше, чем у соседей, мы были лучше одеты, ездили в отпуск за границу, как будто и не было железного занавеса. А о том, что Штази контролирует каждый наш шаг — с кем встречаемся, кого слушаем, о чем мечтаем, — знали немногие. А нас держали на коротком поводке...

Одним из первых телесериалов ГДР была показанная в 1967 году лента «Красные альпинисты». Фриц Диц, более известный советским зрителям по роли Адольфа Гитлера в киноэпопее «Освобождение», сыграл главного подпольщика-антифашиста. Любопытно, что поляки тут же вступили в «соцсоревнование» и в том же году выпустили сериал «Ставка больше, чем жизнь» о польском разведчике капитане Клоссе со Станиславом Микульским в главной роли. Естественно, Большой Брат не мог отстать, и в апреле 1971-го в Потсдаме и Берлине начали снимать один из первых и едва ли не самый успешный советский сериал — «Семнадцать мгновений весны». Фильм курировал сам Юрий Андропов, и задача стояла «догнать и перегнать», чтобы герои-разведчики из соцстран померкли перед образом нашего Максима Максимовича Исаева. «Здесь, в Бабельсберге, недалеко от Потсдама, в своем коттедже он жил один» — это фраза из столь любимых всеми «Мгновений». Туристам до сих пор показывают один из коттеджей, который якобы фигурировал в фильме. Вообще истории, связанные с культовым сериалом, стали частью мифологии «Бабельсберга». Многие бывшие сотрудники ДЕФА вспоминают жесточайшую экономию, которая царила в группе Татьяны Лиозновой. Советские кинематографисты взяли с собой в ГДР почти весь возможный реквизит, в том числе и «Мерседес» времен войны. Немецкие механики смотрели на машину и скептически качали головами… И в первый же съемочный день «мерс» заглох, пришлось просить другую машину из гаража ДЕФА. Художник по костюмам, запасливая женщина, привезла из Союза несколько десятков ящиков одежды для героев фильма. Стирать все это не предполагалось, грязные костюмы просто отправляли поездом на родину. Бывали и комические ситуации: однажды Вячеслав Тихонов вышел из гостиницы в форме штандартенфюрера, поскольку до съемочной площадки можно было дойти пешком, но его остановили бдительные горожане и хотели препроводить в полицию за «пропаганду нацизма». Спасли Тихонова, который не смог объясниться с немцами, другие актеры, рассказавшие немцам об идее фильма. С тех пор герой «Мгновений» стал фольклорным персонажем, со всеми вытекающими последствиями: по студии ходили анекдоты о бессмертном разведчике — в СССР они появились позже...

Рассказывая о ДЕФА, Тамара Трампе вспомнила самую эффектную пару студии — Дина Рида и Ренату Блюме (советские зрители знали Ренату по роли Женни Маркс в фильме «Карл Маркс. Молодые годы» и по сериалу «Телефон полиции 110»). Она — красавица, ведущая актриса ГДР, одна из любимиц Эриха Хонеккера. Он — пламенный борец за мир, бунтарь из Колорадо по прозвищу Красный Элвис, гораздо более популярный в соцстранах, чем у себя на родине. Дружба с Хонеккером открыла американцу двери ДЕФА и обеспечила лучшие роли — к примеру, он сыграл Виктора Хару в фильме «Певец» (1978). Дин и Рената играли вместе в фильме «Кит и Ко» (ГДР — ЧССР — СССР), с этой совместной работы и началась их трагически оборвавшаяся любовь. В 1986 году, в июле, должны были начаться съемки «Окровавленного сердца», где Дин Рид получил одну из заметных ролей. Но певца нашли на берегу озера, где стоял его дом, без признаков жизни. Власти объявили — самоубийство, но тайна смерти певца и актера до сих пор остается неразгаданной. «Дин был под колпаком у Штази. Искренний и цельный, он действительно верил в светлые идеалы. Но когда он познакомился и сблизился с первыми лицами ГДР и увидел, что на самом деле они прожженные циники, он, как мне кажется, сломался. Он собирался вернуться в США. Возможно, Штази это просто предотвратили», — предполагает Тамара Трампе.

Суровое новое время

После объединения Германии в 1990-м ДЕФА была закрыта. Рената Блюме вспоминает, что появились представители западногерманской службы, отвечающей за приватизацию имущества бывшей ГДР, и всех, вплоть до секретарш, выкинули на улицу. По мнению актрисы, все было сделано бессердечно и слишком поспешно, две с половиной тысячи штатных сотрудников остались без работы: «Слить в одночасье две страны, два общества, которые десятилетиями были изолированы друг от друга, оказалось рискованным экспериментом. И после эйфории наступило похмелье. Мне повезло, для меня нашлись роли в театре, но многие восточногерманские актеры просто ушли из профессии. Все это было больно и обидно».

В ходе приватизации в 1992-м году берлинскую киностудию, тогда и переименованную в «Бабельсберг», купила французская компания Vivendi Universal. Французам повезло: одна из лучших студий в Европе оказалась у них в руках. Они взялись за техническое перевооружение, вложив около 500 миллионов евро. В конце 90-х здесь в основном снимались телесериалы, но мир не давал Германии забыть и ее прошлое: где, как не в Берлине, было снимать военные фильмы спустя 50 лет после войны? Так появились, например, картина «Враг у ворот» Жан-Жака Анно и «Пианист» Романа Поланского… Но несмотря на техническую модернизацию и большие возможности, студия оставалась убыточной — Vivendi Universal теряла по миллиону в год, и в 2004-м «Бабельсберг» продали немецкой инвестиционной группе FBB. Новые владельцы провели акционирование, привлекли инвесторов, которые вложили очередные 8 миллионов евро в технику, сменили менеджмент. Усилия наконец стали приносить плоды. И 2007 год оказался переломным — на «Бабельсберге» было снято 12 международных проектов, в том числе «Операция «Валькирия» — о попытке покушения на Гитлера c Томом Крузом в роли фон Штауффенберга, «Чтец» с Кейт Уинслет, «Спиди-гонщик» братьев Вачовски и другие. Годовая продукция made in Babelsberg в итоге принесла 90 миллионов евро в прокате, чистая прибыль студии составила тогда около 6 миллионов евро. Но следующий год опять оказался тяжелым — после банкротства Lehman Brothers многие крупные компании вышли из игры, намеченные проекты рассыпались как карточные домики. Надо было искать новые пути…

Обучение бизнесу

В кризисный 2008-й киностудия вместе с голливудским «тяжеловесом»-продюсером Джоэлом Силвером разработала стратегический план продвижения «Бабельсберга». Теперь агенты студии — частые гости в Голливуде, работающие на перехвате перспективных сценариев и крупнобюджетных проектов, убеждающие режиссеров снимать в Берлине. Правда, пока из десяти проектов только один в итоге попадает на «Бабельсберг», а расходы студия несет немалые. Однако стратегия не меняется и начинает давать результаты. Рекордным стал в 2011 году стомиллионный «Облачный атлас» Энди и Ланы Вачовски с Холли Берри и Томом Хэнксом. Сейчас «Бабельсберг» представляет собой холдинг, состоящий из 29 компаний, берущихся за продакшн «от и до». Например, когда на студии появился Квентин Тарантино со сценарием «Бесславных ублюдков», весь цикл работ было решено провести на «Бабельсберге». Однако от проката по этому контракту немцы не получили ничего. С фильмом «Чтец» было уже по-другому: студия вложила около 20 процентов бюджета и даже что-то заработала. «Невозможно финансировать картину из одного источника — никто не хочет рисковать. Гораздо больше шансов набрать необходимую сумму, подключив несколько компаний-инвесторов, как было сделано для снимающихся сейчас у нас фильмов «Отель «Гранд Будапешт» или «Рейкьявик», — поясняет один из директоров студии Карл Вебкен.

Берлинская студия может рассчитывать и на государственную программу помощи отечественной киноиндустрии. Тарантино, потративший на «Ублюдков» 40 миллионов евро, получил в качестве налоговых скидок 9 миллионов возврата. Госфильмофонд Германии (DFFA), возмещает кинематографистам от 16 до 20 процентов затрат, если как минимум четверть бюджета была потрачена в Германии. Если же здесь было отснято более 35 процентов фильма, то продюсеры могут претендовать на грант от правительства от 4 до 10 миллионов евро. Для Западной Европы это существенно: немцы возвращают больше всех. Но и в Венгрии, где в прошлом году недалеко от Будапешта построили за 76 миллионов долларов Korda Film Studios , зарубежным съемочным группам гарантируют возврат 20 процентов бюджета. Если учесть, что средние зарплаты в Венгрии гораздо ниже, чем в Германии (соответственно, массовке и службам надо платить чуть ли не вдвое меньше), и в Будапеште можно снимать Лондон, Париж или Рим — архитектура позволяет, — то шансы в соперничестве у берлинской киностудии с венграми или чехами из «Баррандова» не очень высоки.

«Не хочу обидеть коллег из Восточной Европы, но качество наших декораций и материалы выше уровнем. Многие мастера тут работают по сорок с лишним лет, так что самая большая гордость «Бабельсберга» не в том, что у нас снимаются Том Круз или Кейт Уинслет. Главное, что с нами остаются наши лучшие специалисты. Мы можем подготовить не самые плохие декорации: к «Анониму», посвященному загадочной истории Шекспира, например, они стоили 10 миллионов евро, и потом еще несколько картин использовали «шекспировский» уголок студии. Если снимать у нас стоит и дороже, чем в Восточной Европе, то можно выгадать за счет лучшей организации работы: у нас понадобится меньше съемочных дней», — уверяет глава пресс-службы «Бабельсберга».

Да, техническое оснащение студийных помещений (везде Wi-Fi) или суперсовременная аудиостудия — предметы обоснованной гордости «Бабельсберга». В 2011-м здесь сняли, к примеру, первый в Германии фильм 3D — «Мушкетеры», студия может предложить технологию green/blue screen, когда актеров снимают на зеленом или голубом фоне, а потом добавляются компьютерные спецэффекты. Вокруг студии сконцентрировано порядка 130 медиакомпаний, которые участвуют в раскрутке картин. Да и ежегодный Берлинале добавляет Берлину гламурности… Студия вкладывает средства и в Потсдамский музей кино, и в парк развлечений, чтобы привлечь в Бабельсберг туристов, — все средства хороши, когда речь идет о возможной выгоде.

…В прошлом году прибыль «Бабельсберга» составила 535 тысяч евро. Это не блестящий результат, в сущности — просто самоокупаемость. Но в кризис и это — достижение.

Берлин

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера