Архив   Авторы  
Футбольные хулиганы — герои фильма — гораздо меньше интересуются футболом, чем драками между собой и с полицией

Гол в свои ворота
Искусство и культураКино

За что ленту «Околофутбола» сняли с конкурса Санкт-Петербургского международного кинофестиваля


 

Самой резонансной премьерой осени неожиданно стала картина Антона Борматова «Околофутбола», только что вышедшая в широкий прокат. Жюри международного кинофестиваля в Петербурге, где фильм был представлен в конкурсе, в полном составе постановило исключить его из обсуждения по этическим соображениям. Кинематографистам из Германии, Латвии и Швейцарии под руководством Сергея Бодрова-старшего показался неприемлемым экранный показ разборок футбольных фанатов, которые идут вразрез с европейскими гуманистическими ценностями.

Суперпиар

На днях станет ясно, какие цифры бокс-офиса показал прошедший премьерный уик-энд. Они будут не окончательными, но чтобы понять, сумел ли фильм зацепить широкую аудиторию, их достаточно. Фестивальный скандал в принципе должен только подогреть интерес к картине. Недаром есть скептики, убежденные в том, что Бодров просто ловко подыграл продюсеру фильма Сергею Сельянову, с которым сам сделал три картины — «Медвежий поцелуй», «Монгол» и «Дочь якудзы». Вроде и европейские ценности оградил, и привлек внимание к фильму. Запрет и прочие санкции обычно становятся дополнительной рекламой, возбуждая интерес зрителей. Вечный возмутитель спокойствия Ларс фон Триер, которого называли персоной нон-грата на Каннском фестивале, или Алексей Балабанов со своим «Братом 2», который отказалось в свое время оценить жюри «Кинотавра», — как доказывает история, идеологический запрет можно применить к чему и кому угодно. Запрещали и «Броненосец «Потемкин» в Европе за яркую рекламу большевизма, и знаменитый голливудский пеплум «Бен-Гур» в Китае — как пропаганду христианских суеверий, кубриковский «Заводной апельсин» — за насилие, «Последнее танго в Париже» — за порнографию, «Последнее искушение Христа» — за богохульство... У нас в последнее время требования каких-то санкций, как правило, исходят от ветеранов, и нацелены они на военные фильмы, сюжеты которых далеки от хрестоматийных. «4 дня в мае» сняли с объявленного эфира, Владимир Меньшов прямо на сцене отказался вручать приз фильму «Сволочи», в сердцах бросив конверт на пол... Скандалы лишь способствовали популярности этих картин в Сети. О возможном цензурном запрете «Околофутбола» писали не раз, пока шли съемки. Но фильм снят — и замечательно снят — Игорем Гринякиным («Адмиралъ», «Высоцкий. Спасибо, что живой»), он может собрать хорошую кассу (бюджет два миллиона долларов) и стать лидером бокс-офиса.

Сергей Сельянов считает, что демарш жюри обсуждать нечего. «Картина уже вышла, — сказал продюсер «Итогам», — и как бы мы ее ни позиционировали для себя, в начале недели все станет ясно — и по сборам, и по составу зрителей. Мы не делали кино специально для футбольных фанатов. Понятно, что у каждого жанра есть какая-то специфическая группа зрителей, но важно, чтобы ею публика в зале не ограничивалась. Да и картина получилась достаточно вегетарианская, хотя кому-то может показаться радикальной. Понимаю, что распространенный алгоритм мышления требует, чтобы я признался, что выбирал острую тему, хотел сделать агитку. Но я тематически не мыслю. Ко мне за семь лет попало четыре сценария на эту тему, но все они были безжалостно отвергнуты как схематичные и недостоверные. А в этом я почувствовал пульс жизни. Мне важно, чтобы в предлагаемом материале была материя кино. Вот Мандельштам говорил об образе, из которого торчат пучки смыслов, — и кино возникает из такого образа, а не из темы, концепции, идеологии. Уже готовый фильм может быть истолкован как угодно. Он может даже провести в обществе какую-то работу. Но технология делания кино, по моему мнению, должна исключать эти сознательные идеологические усилия».

Суперидея

Совершенно непонятно, почему нота протеста прозвучала именно от представителей международной кинообщественности. Фильмы об этом давно снимают за рубежом. Есть общепризнанные образцы жанра — итальянский «Ультра», англоязычные «Фанаты» («Фабрика футбола»), «Удостоверение» и «Хулиганы Зеленой улицы», польские «Крылатые свиньи» и документалка «Клетка». Это вовсе не шедевры киноискусства, но то, что принято называть культовым кино. Везде фанаты-ультрас мутузят друг друга почем зря, потому что они не болельщики с дурацкими шарфиками и флажками, а бойцы своего клуба. Сюжет «Околофутбола» также выстроен вокруг типовых тем фанатского кино, в котором большую часть занимают не матчи, а драки и погромы. Фоном для них становится незатейливая история любви и предательства. Четверо героев плакатно символизируют собой разные социальные слои, до боли напоминая расклад «Бумера». Университетский преподаватель истории Тичер (Александр Ратников), автомеханик в наколках Ярый (Иван Фоминов), продюсер из шоу-бизнеса Мажор (Павел Ерлыков) и сидящий на наркотиках диджей Бритва (Григорий Иванец) в обычной жизни могли бы не пересечься, а вот в фанатской завели какое-то подобие дружбы. Футболу они предпочитают «околофутбол» — систему «фирм», которые чисто номинально связаны с каким-то определенным клубом и устраивают бои стенка на стенку. Всю рабочую неделю герои — люди как люди, а в выходные едут куда-то на природу на «махач» с бойцами другого клуба или, на худой конец, с ОМОНом. Смысл этих битв в самой битве, в высвобождении адреналина. Но Тичера как лидера «фирмы» беспокоит, что полицию явно кто-то информирует о местах встречи. И он начинает вычислять крота, которого умный зритель, увы, уже обнаружил. Будет погром, будет смерть, будут и тюрьма, и сума — все нехитрые мотивы, полагающиеся по жанру блатного романса, в канон которого вполне вписывается фанатский сюжет. Стоит заметить, что такой типовой сценарий написан на основе множества реальных историй спартаковских болельщиков и при деятельном участии одного из них, пожелавшего остаться анонимом. Да и две трети снимавшихся в фильме пришли с настоящих полей сражений... Однако правда появляется, когда у автора есть своя идея, как это было у Алексея Балабанова. Она ему, конечно, невероятно вредила в смысле кинокарьеры. Тем не менее открыто идеологическая дилогия «Брат», которую до сих пор какие-то политики пытаются запретить за «неправильные слова», «Груз 200», «Кочегар», «Я тоже хочу», эти сгустки авторской идеологии, уже стали золотым фондом нашего кино. Конечно, на месте Балабанова у нас еще долго будет зиять черная дыра. Но его бессменный продюсер Сергей Сельянов, мне кажется, напрасно отказывается от идеологичности. Странно, что эта киноистория сторонится, например, «Манежки-2010», когда фанаты напугали не только ОМОН, но и руководство страны. Декларируя аполитичность, они, тем не менее, участвуют в политических акциях как массовка. Представлять их как фриков, играющих в детские войнушки, наивно. Думаю, фестивальное жюри, пробормотавшее что-то общеевропейское про гуманизм и несоответствие моральным ценностям, на самом деле имело в виду, что их просто в картине «Околофутбола» нет.

И эта пустота не лишает фильм идеологии, — наоборот, она и есть идеология, — но сильно вредит его художественной ценности.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера