Архив   Авторы  
Нина Усатова мечтает научиться рисовать, а пока участвует в благотворительных аукционах

Перевернутая станица
Искусство и культураКино

Нина Усатова: «Сыграть или скопировать Надежду Цапок я не пыталась»





 

Народной артистке России Нине Усатовой не привыкать к тому, что сыгранные ею роли называют картинками с натуры: очень уж узнаваемо и правдоподобно выглядят экранные героини. Вот и в Надежде Волковой из показанного по Первому каналу сериала «Станица» многие узрели черты Надежды Цапок, матери Сергея Цапка, признанного виновным в убийстве 18 человек в кубанской станице Кущевская. Впрочем, это сходство Нину Николаевну не обрадовало…

— Со «Станицы» за вами гоняюсь, Нина Николаевна.

— Да, в последнее время бываю в Москве проездом. Гастролирую по стране с антрепризой. У меня лишь два названия, но в спектакле «Любовь — не картошка, не выбросишь в окошко» играю уже десять лет. Он шел в БДТ, потом его сняли с репертуара, а нам стало жалко. Зрителям нравится, артисты получают удовольствие. В декабре сыграем в девятисотый раз. Зовут в Сибирь, на Дальний Восток, в Прибалтику... Коль интерес есть, мы едем.

— Сериал тоже привлек внимание. Хотя реагировали на него по-разному. Слышали, наверное?

— Отголоски долетали. Я пока не видела «Станицу» целиком. Только фрагменты, которые озвучивала.

— Почему?

— Во-первых, гастроли — перелеты, переезды, спектакли. Во-вторых, нужно остыть от роли, отдалиться от нее, чтобы внутри отболело. Тогда спокойно сяду и пересмотрю все от начала до конца. Иногда щелкаю дома каналами, наткнусь на свою старую картину, на то же «Холодное лето пятьдесят третьего», которую, казалось бы, наизусть знаю, и вдруг замечаю, что воспринимаю все иначе. И игру артистов, и то, что в кадре, и что за кадром… Вот и «Станице» надо чуть отстояться. Коллеги рассказывают, откликов в Интернете очень много — положительных и не только. Это нормально. Удивляет, когда пытаются проводить параллель с Кущевкой. Даже не хотела название произносить…

— А что тут странного? Наверняка на это и делался расчет: в новостях говорят о суде над бандой Цапков из Кущевской и встык показывают кино про банду Волковых из Лощинской. Речь даже шла о том, что ваша «Станица» давит на присяжных…

— Тема для Краснодарского края болезненная, люди с пристрастием всматривались в каждую деталь, искали совпадения, находили, потом горячо высказывали претензии, забывая, что речь идет о художественном произведении, а не о документальном расследовании… При желании всегда можно увидеть нечто общее. Но такие вопросы лучше задавать сценаристам и продюсерам. Я актриса, отвечаю за себя и свою работу. Сыграть или скопировать Надежду Цапок не пыталась. Уже после съемок увидела маленький фрагмент ее допроса, и все. А до того, как и другие, лишь слышала о жутком преступлении, случившемся в Кущевке.

— Сергея Цапка приговорили пожизненно, его матери подтвердили прежний срок — три года.

— Больше двух уже отсидела, в августе 2014-го должна выйти на свободу… Вы втягиваете меня в разговор на неприятную тему, а я объясняю, что у нас на съемочной площадке ни разу не прозвучала фамилия Цапок, мы не думали о них. Но раз сериал зацепил зрителя, значит, наша команда сработала хорошо.

— Съемки начинал режиссер Юрий Быков, потом его почему-то сменил Владимир Шевельков…

— Снова вопрос не по адресу. В закулисные детали меня не посвящали, да и не стала бы я пересказывать чужие секреты. Мне показалось, Быков был готов снимать. Он человек сердечный, мы обговаривали с ним мою роль. А что там дальше произошло…

— А вы с картины уходили когда-нибудь?

— Во время съемок? Однажды. Очень уж непрофессиональная команда подобралась, оставаться было нельзя. Развернулись с Ваней Бортником и ушли. Оставили все, ни копейки гонорара не взяли, а нас потом в смертных грехах обвинили. В спину. И такое бывает. Не угадаешь… Вы видели фильм «Дом»? Недавно показывали по Первому каналу. Там фантастически сыграл Сергей Гармаш. Впервые мы встретились на картине «Обида» в 1986 году. Съемки проходили в деревне под Вышним Волочком. Помню, приезжаю на площадку, захожу в амбар, а там сидит какой-то странный парень в фуфайке и кепке. По виду — вылитый местный алкаш. Косится на меня исподлобья. Спрашиваю: «Кто это?» Говорят: «Гармаш». Навсегда запомнила фамилию. А потом до того влюбилась в него как в актера, что готова была ухо откусить, когда спустя годы в картине «Последний забой» играла его жену. Обожаю Сергея! Но про «Дом» я заговорила по иной причине. Фильм заканчивается ужасной, кровавой сценой: многочисленную семью героя Гармаша убивают, расстреливают и женщин, и детей. Страх Господень! В реальной жизни, наверное, была похожая история, вот сценарист и подсмотрел ее. Но к «Дому» почему-то никто не цепляется, а «Станицу» без конца сравнивают с Кущевской.

— События по времени совпали. Суд и сериал. Словно по горячим следам…

— Ну да, пожалуй… Знаю одно: Виталий Москаленко писал роль под меня, я же отказывалась, наотрез не соглашалась. Видит Бог! А потом подумала, что прежде подобных персонажей не играла. Новая краска, сложный характер… Если разобраться, моя Надежда Волкова заслуживает сочувствия, жалости. Жизнь поставила ее в такие рамки. Вы же помните: в молодости Надежду Алексеевну незаслуженно осудили, за чужие грехи упрятали в тюрьму, судьбу поломали, а женщина хотела создать семью, поднять на ноги детей, вот и билась за бабье счастье, как умела.

— Попутно корежа чужие жизни…

— Жестокими нас делает мир вокруг. Дети рождаются добрыми, а взрослые из них вырастают разные… Недавно ко мне обратились молодые питерские актеры, которые хотели поздравить с днем рождения монаха из Оптиной пустыни. Он пишет стихи, и такие чистые, что ребята решили записать для него небольшой фильм. И я прочитала стихотворение под названием «Будьте, как дети». Мысль там простая и прекрасная: надо смотреть на мир глазами ребенка, и все будет хорошо. С этим трудно спорить, но как сделать?! Грехи тянут к земле, яд отравляет душу… Чтобы не соприкасаться с грязью, наверное, нужно стать отшельником, но мы-то живем в людском окружении. В наше время нельзя быть Робинзоном. Я сутки проходила с кардиомонитором, приехала к врачу, и он стал разбираться в показаниях прибора. Оказалось, достаточно выйти на улицу, чтобы пульс учащенно забился, а сердце заметалось. Банальная встреча со случайными прохожими — уже стресс! Сколько у каждого из нас таких виражей за день? Вот так и Надежда Волкова превратилась в Волчиху. Возьмите сцену, когда пришел сын и сказал, мол, прокурор просит денег. Она отвечает: «Раз просит, дай…» Где уж тут остаться нормальным человеком?.. И это не озлобленность, нет. Я вот вспоминаю своего деда, которого до нитки раскулачили в двадцатые годы, он от голода подыхал, чудом выжил, а началась война — добровольцем записался на фронт, хотя был непризывным по возрасту. Родину защищал... А другой человек шел в полицаи. Как это объяснить? В 1986-м я снялась в фильме «Свидетель», сыграла директора детдома. По сюжету события разворачиваются уже после освобождения Белоруссии от фашистов. Съемки проходили в Дисне, под Витебском. И был там страшный эпизод, когда снимали сцену суда над полицаями. В массовку позвали местных жителей, помнивших ужасы оккупации. Остановились воронки, оттуда начали выводить переодетых артистов в наручниках, а толпа вдруг поперла. Люди забыли, что они на съемочной площадке, и окружили машины, сжали кольцо… Изображавшие охрану солдатики из оцепления растерялись, селяне смяли их строй. Пришлось режиссеру брать мегафон и приводить массовку в чувство. Мне в память врезался эпизод, как две бабки тянутся к горлу псевдополицая, а у них на запястьях выколоты лагерные номера. Оператор навел камеру на эти руки и снимал, снимал… Жуткое зрелище!

Почему об этом заговорила? Чтобы повторить известную истину: жизнь богаче любой фантазии, не надо ничего выдумывать, достаточно уметь видеть. Недавно встретила на гастролях знакомого. Он чем-то похож на мою Надежду Волкову, если не брать того, что за кадром, за гранью закона. Храмам помогает, бедных согревает, детдом окормляет, почти не отдыхает, работает, работает… На него когда-то совершили покушение, подстроили аварию, он остался инвалидом. В Надежду Волкову тоже ведь стреляли, камни в спину бросали… Словом, увиделась со знакомым, он и говорит: «Нина, ты меня сыграла!» Представляете? Это дороже любых наград!

— Которых у вас тоже хватает.

— Госпремия России есть. Две «Ники» — за «Мусульманина» и за «Барак», «Золотой орел» за «Попа». Не то чтобы каждый день стираю с них пыль, но приятно, когда тебя отмечают. Думаю, и «Станица» без призов не останется, хотя в прошлом декабре, когда закончились съемки, я так была нервно истощена, что сказала: «Вот бы этот сериал никто и никогда не увидел!» Словно чувствовала…

— Вы упомянули «Мусульманина» Владимира Хотиненко. Это 1995 год. Тогда принятие ислама деревенским парнем выглядело большой экзотикой. Сегодня это перестало удивлять. А как вы, Нина Николаевна, отреагировали бы, если не экранный Коля Иванов, а ваш собственный сын Коля Усатов вдруг решил сменить веру?

— Любая мать всегда останется со своим чадом. Тут выбирать не приходится, не та ситуация. У моих питерских приятелей сын недавно принял мусульманство, хотя это православная семья. Он изменился внутренне и внешне, стал другим человеком, выполняет обряды, соблюдает посты, отмечает праздники. Родные долго ничего не знали. Пока сын однажды не сказал: «Я пошел в мечеть. Молиться». Думали, шутит. Оказалось, нет… Просили объяснить причину перемен, но он не ответил. И семья согласилась: в конце концов, вера — личный выбор каждого. К чужим убеждениям надо относиться с уважением. Ислам — традиционная религия. Главное, чтобы без экстремизма и фанатизма. Плохо, когда активизируются различные секты, морочат головы молодым. Это по-настоящему страшно. Человек может забрести в такие дебри, что не выбраться. Людям трудно найти себя в современном мире. Посмотрите на московскую улицу: вроде бы течет многоголовая река, а приглядишься и видишь, что каждый сам по себе. У одного наушники, у второго айпэд, у третьего еще какой-нибудь гаджет.

— Но и вы, кажется, не чураетесь достижений цивилизации.

— Захожу в Интернет, чтобы проверить и уточнить информацию, посмотреть рекомендованный друзьями фильм да получить почту, адрес которой знают немногие. Яркие и привлекательные сайты рассчитаны не на таких, как я, а на молодежь, она клюет… Вот вы читали книгу Серафима Вырицкого «От Меня это было»? Очень хотела бы, чтобы каждый носил ее за пазухой. Там много полезного написано. Глядишь, люди грешили бы меньше, жили с оглядкой и пониманием, что за все на свете надо платить. Ведь даже природные катаклизмы — не случай, а знак и кара Божья. Не бережем окружающий мир, не думаем о завтрашнем дне. По телевизору некролог зачитают, страшную весть передадут, а через секунду крутят шоу, где все хохочут. Верят, что их беда не коснется? Жизнь с такой скоростью перелистывает календарь, конец света наступит, мы не заметим… И Москва с Питером — не вся Россия. В деревне ничего не поменялось за полвека, стоит за плетень свернуть — те же буераки, грязь, бездорожье. Кто страну поднимет, как наши отцы целину? Вы уж извините, что расфилософствовалась, не знаю, сумеете ли связно оформить мои блошиные перепрыгивания с темы на тему… Мне повезло встретить в жизни отца Василия Ермакова, духовного батюшку. К сожалению, общалась с ним меньше, чем должна была, но он успел многое дать. Говорил отец Василий мало, зато в точку. Не успеешь подумать, а он уже отвечает, словно мысли прочел. Повторял: «Стучите, и вам откроют». Сначала не понимала фразу, потом дошло. Надо знать, что и у кого просить, во всем чувствовать меру. Тебе же потом отвечать за то, что взял. В детстве я мечтала стать актрисой, внутренне проигрывала чужие судьбы. Сохранился мой старый школьный альбом 1968 года, в нем два фото — великой Аллы Тарасовой и молоденькой Инны Чуриковой. Внизу приписка детским почерком: «Моя мечта, дай Бог ей сбыться!» И ведь получилось, я вышла на сцену, стала сниматься… Правильно попросила! Встреча с отцом Василием — награда мне за что-то в жизни. Каждый шаг сверяю с внутренним камертоном. Всегда хотела учиться. И сейчас не остыла. Вот бы картины рисовать, на музыкальном инструменте играть! Слушаю Дениса Мацуева, и душа расплывается. Или когда смотрю, как подруга вышивает. И гладью, и крестом, и гипюр, и на машинке, и на коклюшках... Мне бы так! Еще бы не работать… Иногда говорю сыну: «Колька, все брошу, буду дома год сидеть, займусь собой, ни на что не отвлекаясь». Но понимаю: тут же забудут, перестанут звать в кино, а семью-то кормить надо... Поэтому учебу откладываю до лучших времен и приступаю к съемкам в сериале «Земский доктор». Добрая семейная мелодрама, прекрасные партнеры — Ирина Купченко, Светлана Немоляева, Татьяна Васильева, Ольга Будина. У меня смешная, комедийная роль. Вот в таком кино сниматься люблю.

— Не «Станица», словом.

— Ну вот вы опять, я же просила…

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера