Архив   Авторы  

Полугражданское общество
Общество и наукаКультурно выражаясь

Дискуссия вокруг "казуса Подрабинека" не утихает ни на минуту. Ветераны войны не устают клеймить автора скандальной статьи, а правозащитники требуют приструнить активистов движения "Наши". И те и другие апеллируют к гражданскому обществу. О его ценностях размышляет и автор телепрограммы "Постскриптум" Алексей Пушков

 

Когда доктор - невропатолог осматривает пациента, он, как правило, стучит ему по коленке молоточком. Нога в ответ дергается рефлекторно. На мой взгляд, на историю вокруг диссидента Александра Подрабинека наши правозащитники отреагировали именно так - на уровне рефлексов. Исходя из одного-единственного прин­ципа - "нашего бьют!".

В Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека я вхожу с 2005 года. Однако с заявлением, принятым частью совета, категорически не согласен. Напомню, что суть документа сводится к следующему: движение "Наши" травит Подрабинека за высказанную им позицию. Именно по этой причине совет должен за него вступиться. Точка.

Но при этом подписавшие заявление почему-то не потрудились дать моральную оценку самой статье Подрабинека. И для меня во всем конфликте это самое главное. Правозащитник, напомню, пишет, что подлинные герои страны - это те, кто воевал против коммунистов в лесах Литвы и Западной Украины. Иными словами, речь идет о "лесных братьях", о Романе Шухевиче, между прочим, офицере СС, и о его головорезах. Это ведь люди Шухевича помогали эсэсовцам сгонять людей в Бабий Яр, заталкивать их в вагоны, отправляющиеся в концлагеря. А некоторые сами участвовали в расстрелах. Как можно таких людей объявлять подлинными героями страны?

Я не понимаю, почему содержательная часть статьи Подрабинека не взволновала членов совета! Правозащитники заявляют: Подрабинек вправе свободно высказывать свое мнение. Однако свобода - это еще и ответственность. Кстати, в странах, которые принято считать демократическими, на публичное высказывание определенных убеждений наложен законодательный запрет. Например, в Австрии британского писателя Ирвинга за отрицание Холокоста приговорили к нескольким годам тюрьмы.

Подрабинек имеет право на высказывание своей позиции? Тогда почему же правозащитники отказывают в этом другим гражданам? Почему те не вправе выражать свое возмущение по поводу позиции, высказанной Александром Подрабинеком? И не важно, кто эти граждане - члены движения "Наши", ветераны или какая-то политическая партия. Возможность выразить свой протест - естественно, в рамках действующего законодательства - есть один из атрибутов гражданского общества, на страже которого по идее и должны стоять правозащитники.

Но они, похоже, считают, что гражданское общество - это лишь та его часть, которая с ними, с правозащитниками, во всем согласна. А все прочие - и политические партии, и организации ветеранов, и молодежные движения - это уже не гражданское общество, а не пойми что. Я категорически с этим не согласен. У членов гражданского общества может быть позиция, которая близка правозащитникам, а может быть и такая, которая не совпадает с их мнением. А ведь на деле же получается, что митинги против Путина - это хорошо, а пикеты против Подрабинека, оскорбившего значительную часть общества, - это уже "травля". Я убежден, что истинный правозащитник должен представлять интересы всего общества, а не одной его части. В противном случае он сам загоняет себя в политическую изоляцию. Но наше правозащитное движение зачастую сводится к поддержке лишь тех людей, которые пребывают в контрах с властью. Я не говорю, что властям предержащим не нужно оппонировать, но откуда такая избирательность в подходах?

...Как-то я беседовал в Страсбурге с бывшей в то время председателем ПАСЕ Лени Фишер. Я спросил: "Почему Совет Европы ни разу не высказался по поводу маршей бывших эсэсовцев в Прибалтике?" Она мне ответила: "Поймите, это сложный вопрос, ведь эти страны были оккупированы Советским Союзом..." И что же, это оправдывает те преступления, которые совершали прибалтийские батальоны СС в составе гитлеровских войск?

Правозащитники говорят, что борются с тоталитаризмом, фашизмом, сталинизмом. Но почему с их стороны не прозвучало ни единого слова осуждения маршей бывших эсэсовцев в Риге или сторонников Шухевича в Киеве? Почему никто не возвысил голос по поводу перемещения памятника советским воинам в Таллине? Я задал этот вопрос главе фонда "Холокост" Алле Гербер. И в эфире "Постскриптума" она признала: "Это была ошибка правозащитного движения". Но эта ошибка так и не была исправлена.

Я убежден, что большинство граждан России поддерживают позицию ветеранов, а вовсе не мнение Подрабинека. И вот почему: в годы Отечественной войны не сталинский социализм сражался против гитлеровского фашизма, а страна, весь наш народ воевал за свое право на существование. Это была не политическая война, а общенациональная. Именно поэтому мы должны уважать тех, кто погиб в ту страшную войну, кто ежечасно рисковал своей жизнью. Поддерживая Подрабинека и яростно защищая его от пикетов "Наших", правозащитники забывают о главном - о морально-этической стороне проблемы. И тем самым противопоставляют себя своей собственной стране.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера