Архив   Авторы  

Хорошо устроились
Общество и наукаКультурно выражаясь

Уже 21-й раз страна отмечает День России — праздник, который должен знаменовать прощание с советской эпохой. Но ушло ли вместе с красными знаменами и портретами членов Политбюро то, что в перестроечные годы мы называли совком? Вице-президент «МедиаСоюза» Елена Зелинская в этом не уверена

 

Есть такое выражение «чувство глубокого удовлетворения». Современный молодой человек, воспитанный на «лучших образцах» отечественного телевидения, усмотрит в нем, наверное, что-то эротическое, в то время как для советского гражданина это чувство было всеобъемлющим. В нем пребывали, его декларировали, его испытывали. Было и другое распространенное выражение: «Лишь бы не было войны». Или, как говорили наши бабушки: «Главное — хлебушек есть». Интеллигенты ядовито острили: «Прошла зима, настало лето, спасибо партии за это». А Михаил Жванецкий в одном из лучших своих монологов расшаркивался: «За кефир отдельное спасибо всем!»

С того времени в стране мало что поменялось, потому что на самом деле никто ничего менять не хочет. Борьба с коррупцией, образовательные стандарты, закупки томографов, дорожные пробки — эти темы кочуют из интервью в интервью, из обещания в обещание, из газеты — в телевизор. Все эти разговоры настолько обрыдли, что невозможно произнести такие слова в приличном обществе, чтобы тебя не приняли за бегуна на партийную дистанцию. Любое новшество — политическое, социальное, технологическое — утопает в теплом и мутном комфорте, в котором мы устроились. Такое объяснение краха практически всех ключевых реформ становится довольно распространенным.

Вот и мы возьмем за аксиому эту мысль: всех все устраивает. Доказать ее легко. Мы были свидетелями катаклизмов, которые происходят с правящим режимом, когда он перестает устраивать всех. Где, например, была армия верных ленинцев, когда арестовывали путчистов? (Теперь-то мы знаем, где были самые сообразительные из них, — делили закрома.) Известный социолог Симон Кордонский утверждает, что в России сейчас сложилось сословное общество, что никакой коррупции не существует, а есть сословная рента, которую одно сословие платит другому за подтверждение своих прав и перераспределяет таким образом национальный продукт. Что ж, такой тезис похож на правду.

Традиция соглашательства у нас отработана давно.

Персонажам Зощенко, заселявшимся в барские квартиры, нравилось шпынять недорезанных буржуев. А кто спрашивал «чуждый класс»? Пионеры маршировали по улицам Москвы с плакатами «Смерть врагам народа», и никто не интересовался мнением тех, кто находился по ту сторону колючей проволоки. Потомки ожесточенно спорят, что именно кричали солдаты Великой Отечественной, идя в бой. За Родину? За Сталина? Или за маму с папой? Жаль, что об этом не могут рассказать те, кто «похоронен где-то под Нарвой».

В 1979 году упаковал чемодан и, подхватив шестилетнего Сережу, уехал в Америку еврей Михаил Брин. Если бы тогда прислушались к его мнению о национальной политике, а не к мнению тех, кто до сих пор с придыханием вспоминает про дружбу народов СССР, Google мог бы называться по-русски.

В стране на протяжении десятилетий проходил планомерный отсев деятельных людей: репрессии, войны, эмиграция и т. д. Те, кто остался, кто выжил, приобрели «стокгольмский синдром»: так называют малопонятную любовь заложника к террористу. Все согласны, довольны и премного благодарны, что живы. Рады тому, что есть теплый угол и пайка, счастливы, когда на бутерброд можно намазать икру, не верят своей удаче, добыв отдельную квартиру. Устроились, окопались, крутимся — а там хоть трава не расти! Отсев поменял направление — с Востока на Запад — и остроту подхода, но не прекратился: мозги по-прежнему утекают-утикают, а надежные рабочие руки все прибывают и прибывают им на смену.

Круговорот взяток, откат как ритуал, продвижение несуществующих проектов: попилили, обмыли на презентации, а наутро забыли, кого как звали. Есть ощущение, что именно участники этого захватывающего процесса и есть те оптимисты, которые отвечают на вопросы Левада-Центра и ВЦИОМ, — общественное мнение, с которым так считаются власти предержащие.

Как-то в беседе с коллегой-журналистом я привела в пример станицу Кущевскую:

— Как могут быть всем довольны люди, когда в их селе вырезают целые семьи?

— Но они-то живы! — пожал плечами коллега.

Три тысячи молодых ученых недавно направили президенту письмо, в котором предупредили, что, если кошмарный закон о госзакупках, мешающий им работать, не изменят, они будут вынуждены эмигрировать. Это письмо собрало десятки тысяч подписей и незаметно исчезло из новостных лент. Ну уедут. Нас-то, оставшихся, все устраивает.

СССР больше на карте мира нет. Но вокруг туши непохороненного дракона суетятся бойкие дракончики с холодными глазами. Не в пример своему прародителю они пьют не кровь, а нефть. (Впрочем, ворюга, как заметил Иосиф Бродский, «мне милей, чем кровопийца».)

Уютное болото, на поверхности которого расползлись нефтяные пятна, хлюпает под ногами. Грязь подступает к горлу, а с кочек доносится недружное, но согласное кваканье. Всех все устраивает. Доказать эту аксиому легко. Жить с ней трудно.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера