Архив   Авторы  

Чувство голода
Общество и наукаКультурно выражаясь

Беспрецедентная голодовка оппозиционера Олега Шеина продолжается. Власть отказывается аннулировать результаты выборов в Астрахани, хотя и признает, что злоупотребления были. Писательница Ольга Славникова, известная антиутопией «2017», попыталась нащупать ту грань, за которой бессмысленный русский бунт становится беспощадным

 

Протестное движение после выборов пошло на спад. Привлечь внимание обычной акцией протеста, особенно в глубинке, не разогретой столичными волнениями, трудно. Нужен яркий поступок. Голодовка Олега Шеина стала именно таким сильным жестом. На улицы вышло от 3 до 5 тысяч человек — а сколько всего жителей в Астрахани? В общем, процент немалый. Конечно, это заставляет чиновников задуматься, немного приводит в чувство власть. Это полезно для общества. Нельзя давать волю людям, сидящим на ответственных постах: они явно расслабились, ментально обрюзгли.

Тем не менее прием с голодовкой не вполне корректный. Это попытка навязать мнение активного меньшинства пассивному большинству. Но демократия в том и состоит, чтобы решало большинство. Другое дело, что в нормальном государстве протестующие давно бы получили эти видеозаписи, свидетельствующие о нарушениях. То, что с записями тянули, — безобразие. Если бы Олег Шеин мог просто подать в суд и верил бы, что суд справедливо рассмотрит его иск, не нужна была бы голодовка.

И все-таки мне эта затея не нравится. Потому что голодает не только Шеин, голодают его сторонники. Если это причинит действительно серьезный ущерб их здоровью, года через два они будут очень сожалеть о содеянном. Жизнь у человека одна, и здоровье одно. Потом может выясниться, что нарушения не оказали серьезного влияния на итог выборов. А люди свое здоровье уже потеряли.

Еще один важный фактор — амбиции кандидата. Я вдруг сейчас представила себе, что кто-то из финалистов литературной премии «Дебют» взял и объявил голодовку, потому что не получил награды. Рядом с ним голодают еще несколько критиков, экспертов, которые его выдвигали и ставили ему высокие баллы. Есть в этом что-то не совсем приличное. Как выходить из положения? Конечно, вести переговоры, предложить компромисс, компенсировать моральный ущерб. Например, мы бы бесплатно перевели такого автора на какие-нибудь языки. Собственно говоря, Шеину и предлагали компромисс — место в администрации Астрахани, но он не согласился. Его устраивает только самый высокий пост. Но после драки кулаками махать не стоит. Это дискредитирует саму идею выборов и идею законности. Потому что есть суд и закон о выборах, в какой бы глубинке человек ни жил. Другое дело, что каждый может закричать: «Закон не соблюдается!» Насколько я слышала, следствие заявило, что ролики не аутентичные, вероятен монтаж. Но судебный иск приняли — значит, к этому есть основания.

Понимаете, никто не верит никому. Ничье слово не является авторитетным. И это повсеместно, не важно, в столице мы находимся, в уездном городе или в сельской местности. Вместе с тем у людей есть огромное желание узреть героя-мученика. Оно отвечает менталитету русского народа. Сегодня эта потребность проявляется особенно ярко, потому что власть самодовольна и герой-мученик, конечно, выглядит очень привлекательно. А в провинции мучеников любят как нигде.

Я хорошо помню, что отношение к голодовке в советское время было другим, гораздо более серьезным. Голодали как диссиденты, которых преследовал КГБ, так и носители коммунистических взглядов где-нибудь в Америке — например, знаменитый доктор Хайдер. Голодовка серьезно воспринималась всеми. Никто бы в те годы не сказал, что это делать неприлично. А теперь такая практика кажется сомнительной. Почему? Знаете, это как в сказке про мальчика, который кричит: «Волки, волки!» В Астрахани, как и в Москве, ничье слово не весомо: ни Путина, ни Шеина, ни Чурова. Там, как и в столице, народ уже в принципе не верит, что закон в России может соблюдаться.

Я не пошла на «болотные» митинги прежде всего потому, что там были коммунисты и красно-коричневые, которые быстро сомкнут ряды, если дойдет до дела. Исторический опыт показывает: все, что мы делаем вместе с красными, мы делаем для красных. Конечно, можно скинуть нынешнюю власть и создать новую Учредилку. Но опять придет пьяный матросик и гаркнет: «Караул устал!» А Учредилку разгонят, ни о чем не договорившись.

В провинции эти настроения присутствовали всегда, они описаны у меня в романе «2017». Хотя я видела на улице девушку с белой ленточкой, на которой написано Dior. Такими белыми лентами перевязывают покупки в бутиках. Это тоже демонстрация неких убеждений. Но именно коммунисты, к сожалению, задают тон. Я помню, что Зюганов и его партия в 1996 году реально могли взять власть, но не захотели. Зюганов боится власти. Но рано или поздно КПРФ возглавит кто-то другой. Травоядного лидера сменит хищный, и они снова будут есть сырое мясо. Никогда я с ними ни на одну площадь не пойду. И те, кто пошел на Болотную, и те, кто митингует в российских губерниях, по-моему, объективно работают на красные знамена. Все может повториться. И мы ничему не научимся.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера