Архив   Авторы  

Временно Большой
Искусство и культураКультура

Леонид Десятников: "Не скрываю, что я временщик и вижу свою задачу прежде всего в том, чтобы найти не игрушечного, не временного, а настоящего музыкального руководителя-дирижера этого театра"



 

Большой театр снова в хедлайнерах. Расставшись в конце минувшего сезона с музыкальным руководителем Александром Ведерниковым, театр усыпил бдительность публики заверениями в том, что кресло надолго останется вакантным. Однако на прошлой неделе стало известно, что пост займет петербургский композитор Леонид Десятников, автор оперы "Дети Розенталя", несколько лет назад наделавшей шума в Большом, и балета на стихи обэриутов "Вываливающиеся старухи". Десятников - вольный художник, написавший много музыки для кино и не служивший ни в каких ведомствах целых двадцать пять лет, так что его назначение - настоящая сенсация. Можно считать ее сенсацией в квадрате, поскольку одновременно с именем нового шефа Большой обнародовал амбициозные планы на три сезона вперед. Но это еще и гениальный пиар-ход: на фоне новых скандалов с реконструкцией театр подчеркивает, что он занимается сугубо искусством.

- Леонид Аркадьевич, во-первых, поздравляю, во-вторых, сочув­ствую - вы взваливаете на себя громадную ношу разного качества: сезон вот начался злато-бархатным "Борисом Годуновым", а первая премьера - радикальный и жуткий "Воццек" Альбана Берга…

- Да уж, к традиционной публике Большого театра "Воццек" имеет мало отношения. Я не хочу ни в коем случае обвинять публику Большого, и мне сложно делать какой-то социальный срез, но этот проект скорее предназначен для студентов гуманитарных вузов, интеллектуалов, людей, которые вообще не ходят в оперный театр и, возможно, смотрят оперу где-то в других странах или на DVD. "Воццек" - это очень круто, хотя речь идет об опере, впервые поставленной аж в 1925 году.

- Ближайшие планы верстались без вас, но вы, кажется, готовы нести за них ответственность. Неужели сразу ощутили себя музыкальным руководителем такого громадного организма?

- Не скрываю, что я временщик и вижу свою задачу прежде всего в том, чтобы найти не временного, а настоящего музыкального руководителя-дирижера. Это должен быть очень талантливый и оптимальный для Большого человек. Я пока не знаю, существует ли он в природе. Конечно, многие будут иронизировать на тему "Нет ничего более постоянного, чем временное". Но, тем не менее, я абсолютно искренне вам могу сказать: если такой человек найдется, я уйду с легкостью.

- Тем не менее ваш контракт с театром заключен до декабря 2011‑го, то есть вы пересидите нынешних руководителей и балетной труппы, и отдела перспективного планирования. А журналистов баюкаете, что пришли всего лишь как кризис-менеджер и психотерапевт…

- Да, с моей точки зрения, самонадеянно называть себя кризис-менеджером, у меня просто нет такого образования. Это действительно слова, которые говорятся журналистам, они подготовлены. Что я буду делать - в большой степени импровизация. Бывают всякие форс-мажорные обстоятельства, которые позволяют расстаться до срока, и я говорил об этом с Анатолием Геннадьевичем Иксановым (генеральный директор ГАБТа. - "Итоги"), но... Вряд ли этот контракт представляет какую-то угрозу для моего существования. По крайней мере в нем нет пункта, согласно которому я должен заплатить громадные неустойки, если решусь раньше времени покинуть этот пост.

- Со стороны кажется, что вы двадцать пять лет копили силы, чтобы сейчас заняться чисткой сложной территории.

- Ну, может быть, я не так хорошо знаю положение дел внутри театра. Я ведь не жил в Москве.

- Но вы же делали в этом театре "Детей Розенталя", и я помню ваше лицо в тот период…

- А какое у меня было лицо? Замученное? Да, я уставал, вникал во все. Но к музыкальной стороне у меня абсолютно нет претензий, я очень высоко оцениваю работу Ведерникова в "Детях…". Постановка не бесспорна, скажем так, но для меня производственные отношения, как они складывались в 2005 году, были просто идиллическими. Ко мне все были исключительно добры, включая миманс, хор, оркестровых музыкантов и солистов. Я не помню конфликтов, кроме кое-каких замен на первых порах.

- И вы думаете, что все объявленные чудесные планы воплотятся? Можно еще поверить, что в опере появятся "Вишневый сад" и "Летучая мышь". Но чтобы Анатолий Васильев поставил "Дон Жуана", а Кирилл Серебренников "Золотого петушка"? И уже в следующем сезоне Большой будто бы будет танцевать Форсайта, Килиана и МакГрегора?

- Почему нет?

- Но ведь дальнейшие планы напрямую связаны с открытием исторической сцены? Или вы уверены, что она откроется, как теперь обещают, в начале сезона 2011/2012?

- Опять-таки это не от меня зависит и не от Иксанова. Это борьба монстров, мы рядом с ними дети, понимаете... Там взаимоотношения каких-то мощных строительных корпораций, жуткие какие-то деньги. Я просто ничего об этом не знаю и ничего не понимаю. Отношусь к этому как человек, который смотрит впол­глаза телевизор, но все будто происходит на другой планете. Я как-то предпочитаю больше к музыке иметь отношение.

- Но, хлопая дверью, ваш предшественник Александр Ведерников сказал, что никто не спрашивал его мнения об акустических возможностях будущего зала. А это как раз та область, где строители могли бы интересоваться мнением компетентных людей. Вы представляете развитие событий, при котором понадобится ваша позиция?

- Должен признаться, в области акустики я не большой эксперт, и моя точка зрения порой расходится с общепринятой. Вот, скажем, в Петербурге на здании Концертного зала "Мариинский-3" в течение первого года после открытия или даже больше висел огромный плакат с цитатами из респектабельных западных газет, где было написано что-то в духе: "Браво, величайшая акустика в мире". И что же? Я, наверное, очень плохо слышу. Отдаю себе отчет, что есть какие-то самоигральные вещи - например, симфонии Бетховена, которые могут прекрасно звучать даже в средней акустике. В то же время я слышал там нестандартно оркестрованные произведения Стравинского, требующие тщательного "выстраивания" акустики, и в восторг не пришел. С другой стороны, в театр сегодня приходят люди, слуховое восприятие которых очень изменилось в связи с развитием новых технологий. Мы сейчас слышим музыку в реале абсолютно не так, как слышали наши родители лет 50-100 назад, потому что частое обращение к DVD и CD влияет на восприятие. Современный человек мутирует в этом отношении. Эталонным становится цифровое звучание, а не то, что мы слышим в естественной акустике зала. Потому вопрос очень, очень сложный.

- Значит, и как музыкального руководителя, и как потребителя вас вряд ли радует акустика Новой сцены Большого театра?

- Конечно, есть люди, которые считают, что историческая сцена - это престижно, а Новая - не престижно, которые мыслят вообще этими ужасными категориями престижности. Так ведь они просто ни ухом ни рылом не понимают в том, что происходит. Новая сцена в архитектурном отношении необычайно уродлива, да. Но клянусь вам, что, если лично я прихожу и, забывая обо всем на свете, смотрю "Евгения Онегина" в постановке Чернякова, я не думаю про фасад, фойе и дизайн зрительского буфета. Вообще театр - это как бы коврик, табуретка, человечек. Может даже быть и без человечка, это не важно.

- Если вы тяготеете к камерным постановкам, разве эта тяга рано или поздно войдет в противоречие со склонностью Большого к грандиозным спектаклям?

- Положим, я предпочитаю камерные постановки. Но, тем не менее, я все-таки человек своего времени, и меня очень увлекают блокбастеры, как ни странно. Скажем, нельзя отвергать с ходу "Звезд­ные войны", это все-таки выдающееся достижение современного искусства. Голливуд в этом смысле, наверное, эталон. Я сейчас скажу дикую банальность - все жанры хороши, кроме скучного. Вот Вагнер, например, требует, конечно, чего-то эдакого, грандиозного в постановке, это не для театра "Тень", не правда ли?

- Но ведь "Борис Годунов" и "Сказание о невидимом граде Китеже…" не стали современными блокбастерами?

- Вы, наверное, знаете: увенчанные всевозможными лаврами и канонизированные при жизни драматические или кинорежиссеры не обязательно удачливы в опере.

- Другой пример. Бывший художественный руководитель балета Алексей Ратманский обладал и талантом, и административным ресурсом, а с его уходом многие достижения труппы ушли в песок. Фундамент оказался непрочным.

- Мне сложно представить, что я буду стоять с кнутом и проверять, приходят ли балетные артисты на утренний урок.

- Леонид Аркадьевич, не уходите от ответа!

- Хорошо, попробую. Да, я знаю, здесь есть люди, которые чинили ему препятствия - это очень печально. Они как будто не отдавали себе отчета в том, что Ратманский с его громадным талантом - настолько успешный и востребованный балетмейстер, что какие-то проекты, осуществленные им в Большом театре, он, если пожелает, с легкостью может реализовать в другом месте. Что ж, тем хуже для Большого театра.

- Но ведь Большой не простился с Ратманским-хореографом? Как и с Десятниковым-композитором?

- Да, на апрель 2011-го намечена премьера балета "Утраченные иллюзии", к которому я пишу музыку. Но этот контракт был подписан намного раньше нынешнего, и больше работать для Большого театра в качестве композитора я не буду. Я привык дискретно двигаться по жизни, я привык оперировать завершенными сюжетами. Я могу написать музыку для кинофильма: вот начало работы, вот конец, вот монтаж, вот окончательный монтаж - и все, adieu, сюжет заканчивается. В этом смысле я рассматриваю свое пребывание на этом посту как абсолютно завершенный сюжет. Мне невозможно себе представить, что я продлю контракт, это невероятно, я, в общем, себя знаю. Я делаю один проект, другой, третий, мне нужно все время перестраиваться.

- Чувствуете, что с Большим театром невозможен долгий роман?

- Нет, возможен. У Ведерникова был довольно долгий роман. Но мне не свойственны долгие романы. По крайней мере за пределами частной жизни.

- Но если вы пришли как кризис-менеджер, должны начаться перемены, а вы категорически не похожи на человека, готового пользоваться административными рычагами.

- Никаких административных рычагов у меня нет, да я бы и не хотел ими пользоваться. Я говорю сейчас про пожилых людей, которые хотят петь, плясать и не признаются самим себе в том, что они не отвечают неким стандартам. Пусть лучше будет естественный отбор.

- Тогда каков механизм?

- Пока стараюсь об этом не думать. Можно, как Ведерников, выказывать горячую приверженность системе stagione ("сезон" - распространенная в мировых оперных театрах практика, при которой один спектакль интенсивно играется в течение какого-то времени, а затем сменяется другим. - "Итоги"), но при столкновении с грубой реальностью Большого театра она невозможна в принципе, потому что есть трудовое законодательство и все такое прочее. Хирургическое вмешательство, наверное, невозможно в этом случае. Может быть, система stagione и появится в театре лет через двадцать. А пока просто будет много балласта.

- Ой как пессимистично. То есть ваше назначение не повлечет революцию?

- А кто говорит о революции? Я пришел сюда как неангажированный человек, у которого нет своей программы. Если бы я был дирижером, наверное, она бы у меня была. И интендантство не является моей профессией. Уж тем более карьерных амбиций у меня никаких нет, я прекрасно себя чувст­вовал до этого и буду прекрасно себя чувствовать после, надеюсь. Но обязательства перед театром у меня есть. В конце концов, я принял этот пост из-за хорошего отношения к конкретным людям. Интуиция и чувство долга подсказали мне, что это предложение нужно принять.

- И сейчас вы искренне готовы наряду с новинками сосредоточиться на обыкновенном оперном репертуаре с обилием Верди?

- Я люблю Верди. Знаете, я недавно видел один некрупный театр, неподалеку от границ нашей родины, именно с таким репертуаром, в нем было чудесное ощущение стабильности. Большому действительно мешают завышенные зрительские ожидания. Он устал от навязанного ему пафоса.

- Так ведь он остается придворным театром...

- Ну, не знаю... Хорошо бы столица переехала в Пермь - это очень оздоровит обстановку в Большом.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера