Архив   Авторы  
По задумке Минздрава диспансеризацию ежегодно будут проходить 23 миллиона человек. Список обследований тоже внушительный — 20 пунктов. Ни одна страна мира еще не проводила скринингов такого масштаба

И тебя вылечат...
Общество и наукаМедицина

Стоит ли тратить деньги ОМС на массовые обследования, эффективность которых не доказана?


 

Здоровых людей нет. Есть недообследованные. Эта шутка медиков, похоже, скоро станет неактуальной. В начале мая вступил в силу приказ министра здравоохранения Вероники Скворцовой о порядке диспансеризации взрослого населения. Теперь медики раз в три года будут обследовать всех россиян после 18 лет — работающих, неработающих, учащихся. Мероприятие по размаху обещает стать беспрецедентным. Ежегодно диспансеризацию будут проходить 23 миллиона человек. Список обследований тоже выглядит внушительно: 20 пунктов, включая УЗИ, ЭКГ, маммографию, анализы крови и многое другое. Ни одна страна мира еще никогда не проводила тотальный скрининг по такому количеству позиций. Неужели теперь мы действительно узнаем о своем здоровье все? Однако эксперты не спешат радоваться: широко заявленное мероприятие может обернуться пшиком — если разобраться в том, кто и как его будет проводить. 

Найти убийцу

Никто не скрывает, что повод для тотальной диспансеризации не самый радостный: высочайшая смертность среди россиян трудоспособного возраста. По словам заместителя министра здравоохранения Татьяны Яковлевой, 39,7 процента всех смертей в России приходится на людей, не достигших 60 лет. Болезни-убийцы хорошо известны — хронические неинфекционные заболевания. На них приходится, по официальным данным, 75 процентов смертности. И среди них есть лидеры. Болезни системы кровообращения, по данным Росстата за 2010 год, ответственны за 56,7 процента всех смертей. На втором месте злокачественные новообразования, отвечающие за 14,4 процента смертности в России. Кстати, суммарный экономический ущерб только от болезней системы кровообращения составляет в нашей стране примерно триллион рублей в год.

Между тем во многих случаях медики могли бы побороться за жизнь пациента. Сейчас люди часто приходят в поликлинику, когда болезнь запущена. Но если бы ее можно было захватить на начальной стадии или предотвратить... «Вовремя поставленный онкологический диагноз перестает быть приговором, — говорит президент Российской ассоциации маммологов Надежда Рожкова. — Например, по нашим данным, двадцатилетняя выживаемость при раке молочной железы, обнаруженном на первой стадии, составляет 92 процента». В случае сердечно-сосудистых заболеваний и вовсе можно устранить факторы риска: ранняя профилактика поможет сохранить сосудистую стенку человека здоровой как можно дольше. «В 80-е годы прошлого века в Москве проводился масштабный эксперимент по профилактике ишемической болезни сердца, — рассказывает главный специалист по профилактической медицине Минздрава России Сергей Бойцов. — Были обследованы две группы мужчин в возрасте 40—59 лет: всего шесть с половиной тысяч человек. В одной группе проводилась многофакторная профилактика — пациентов убеждали следить за артериальным давлением, бросить курить, снизить вес. Другая группа просто наблюдалась в поликлинике. В результате через пять лет суммарный риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний снизился в группе профилактики на 38,1 процента».

В Минздраве посчитали: нынешнюю ситуацию можно выправить. Если сегодня от болезней системы кровообращения умирают 727 человек на 100 тысяч населения, то к 2020 году этот показатель можно уменьшить до 551. Количество смертей от онкозаболеваний тоже планируется снизить — с 201 до 190 на 100 тысяч населения. Нужно только вовремя выявить у людей, которые не считают себя больными, признаки заболеваний и факторы риска. И начать работать с ними. Вроде бы мысль здравая и логичная. Но эксперты ее критикуют. Почему?

Конечно, идея обследовать население, чтобы отделить больных от здоровых, отнюдь не нова.  В начале ХХ века врачи пытались справиться с тремя большими проблемами — психическими заболеваниями, чахоткой и сифилисом. Тогда-то в Москве и появились первые диспансеры (от французского dispensaire, восходящего к латинскому dispenso — «распределяю»). В 1904 году открыли туберкулезный диспансер, венерологическое учреждение этого типа появилось в 1921-м, а в 1924-м в Москве распахнул свои двери первый в мире диспансер по лечению психических заболеваний. Тогда же, в 20-е, в советской России впервые попытались провести масштабную диспансеризацию трудящихся — врачи осмотрели десятки тысяч человек. Диспансеризацию больших групп населения проводили в нашей стране и в 80-е. По плану XII пятилетки в перспективе к 2000 году должны были обследовать всех поголовно жителей СССР. Диспансеризация должна была стать ежегодной и всеобщей. Однако в стране тогда закончились деньги, и эта амбициозная задача сошла на нет. 10 лет назад в России проводили тотальную детскую диспансеризацию. «Однако и она успехов не принесла, — говорит профессор Высшей школы экономики, член Общества специалистов доказательной медицины Кирилл Данишевский. — Если, конечно, не считать результатом констатацию факта, что у нас все дети больны».

Не доказан — не скрининг

Проблема в том, что тотальный скрининг для выявления относительно редких заболеваний дорог и неэффективен. При таком поголовном исследовании неминуемо множество ошибок. К тому же непонятно, способна ли система здравоохранения переварить такое количество выявленных больных, если она не справляется с теми, что уже есть. «Рискну показаться циничным, но все же спрошу: какая польза выявлять у женщин рак молочной железы, если государство сейчас не предоставляет нужных лекарств в достаточном количестве тем, у кого его уже нашли?» — задается вопросом заместитель председателя формулярного комитета РАМН Павел Воробьев. «От тотальных профилактических осмотров давно отказались в Канаде, США, Австралии и многих европейских странах, — рассказывает президент российского Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов. — Там перешли к прицельным профилактическим скринингам: проверяют людей из групп риска на конкретные заболевания, для которых существуют эффективные схемы лечения». Недавний пример — история Анджелины Джоли. Поводом пройти скрининг стала для нее семейная история рака. Однако, поскольку превентивная мастэктомия, которую она сделала, не гарантирует благополучного исхода, споры остаются. «Даже страны с самым благополучным здравоохранением не тратят деньги на поголовные тестирования населения, — говорит президент Российской ассоциации специалистов ультразвуковой диагностики в медицине Владимир Митьков. — Например, Япония, где серьезной проблемой является рак печени, не может позволить себе тотальное ультразвуковое обследование населения на это заболевание. Вместо этого проводится скрининг в группе риска». Пожалуй, единственной страной, проводящей тотальные проверки населения, является Великобритания. Но и у нее в списке исследований совсем не 20, а всего несколько позиций. Причина понятна. Все скрининги проходят cерьезную экспертизу в британском National Institute for Health and Care Excellence — самом известном экспертном учреждении такого рода в мире. И эффективность удается доказать для немногих обследований. «А вот данных о неэффективных скринингах и профилактике предостаточно, — говорит Василий Власов. — Например, несколько лет назад датские ученые опубликовали систематический обзор 16 рандомизированных («слепых») клинических испытаний, в которых в общей сложности участвовало почти 183 тысячи человек. Результаты показали, что регулярное прохождение периодических клинических осмотров людьми до 65 лет, у которых не было никаких симптомов болезней, не снижало ни общей смертности, ни смертности от отдельных заболеваний». 

Какое дело до споров экспертов нам с вами? В конце концов, даже если это не очень эффективно, нас будут обследовать, а это лучше, чем ничего. Но не все так просто. Средства на проведение диспансеризации поступят из фонда ОМС. Значит, за нее заплатят из тех денег, на которые нас должны лечить. Имеет ли смысл тратить их на широко разрекламированное, но неэффективное мероприятие? «Поставив смешные задачи для тотального обследования, можно получить такие же смешные решения», — предупреждает Кирилл Данишевский. Анализы из российского списка диспансеризации экспертизу эффективности не проходили, хотя Сергей Бойцов уверяет, что совещания главных специалистов Минздрава по этому поводу были. Например, на них шла горячая дискуссия о том, включать ли в список обследований тесты на рак простаты. Специалисты по доказательной медицине считают этот тест неэффективным, потому что из-за большого количества ложноположительных результатов он может привести к ненужным калечащим операциям. В результате тест оставили в списке из-за высокой смертности от рака простаты. Но, может, стоило, планируя диспансеризацию, поговорить не только с главными специалистами Минздрава?

«В нашу ассоциацию никто не обращался по поводу оценки эффективности тотального ультразвукового исследования органов брюшной полости для выявления рака, — говорит Владимир Митьков. — Могу сказать, что в принципе в самом анализе нет ничего плохого. У кого-то он выявит камни в желчном пузыре, у кого-то другие проблемы. Могут случайно найти и рак. Но я бы не стал рассчитывать на то, что такой скрининг кардинально изменит картину с выявляемостью онкозаболеваний».

Бумажная правда

Конечно, не все в списке обследований плохо. Эксперты хвалят толковую анкету-опросник, радуются, что Минздрав решил провести проверки на рак прямой кишки и шейки матки. «Эффективность этих двух исследований для ранней диагностики злокачественных новообразований доказана», — говорит Данишевский. Но вот повальное снятие электрокардиограммы у людей, чувствующих себя здоровыми, может принести больше вреда, чем пользы. «Негативные изменения в сердце могут пропустить, а здорового человека отправить на исследования, которые ему вовсе не нужны, — говорит Василий Власов. — Такое было 60 лет назад, когда летчиков впервые отбирали в космонавты. На основании ЭКГ десятки здоровых людей забраковали из-за особенностей сердца, которые были абсолютно доброкачественными». Клинический анализ крови для диспансеризации эксперты тоже считают анахронизмом. «Конечно, он неоценим, когда человек приходит к врачу с клиническими симптомами. Например, с его помощью можно понять, какая инфекция вызвала температуру — вирусная или бактериальная. Но в случае тотального исследования он вызовет больше вопросов, чем даст ответов, — считает Кирилл Данишевский. — В конце концов, всеобщий скрининг проводится вовсе не для того, чтобы выяснить, что человек подхватил ОРЗ». Такие же сомнения одолевают экспертов в связи с повальным определением уровня глюкозы. Он может меняться и у здоровых людей. «Известно, что не менее чем у 30 процентов тех, у кого при обследовании нашли повышенный уровень глюкозы, он впоследствии нормализовался сам по себе, — говорит Василий Власов. — Их не надо было лечить, ведь диабета у них не было».

Однако самые большие сомнения в перспективах российской диспансеризации возникают, когда понимаешь, кому доверено ее проводить. «Я не раз предлагал Минздраву сделать ответственными за диспансеризацию профильные федеральные медицинские центры, — рассказывает директор Российского научного центра им. Н. Н. Блохина академик РАН и РАМН Михаил Давыдов. — Логика ясна: кто может лучше знать особенности диагностики и профилактики рака, чем онкологи? Кто лучше знает особенности сердечно-сосудистых заболеваний, чем кардиологи? Они и должны наладить подготовку специалистов для обследования». Впрочем, все вышло совсем не так.

Анализы проводить будут узкие специалисты из районных поликлиник — их там и сейчас не хватает. А основными организаторами диспансеризации станут... те самые участковые терапевты, которым сегодня положено принимать по 26 человек в день. В реальности многие из них принимают гораздо больше народу, потому что поликлиники перегружены и кадров не хватает. Видимо, министерство решило, что лишних пациентов, пришедших на диспансеризацию, они до кучи не заметят. «Гляжу и удивляюсь, — сказал один из медиков. — Они что, в самом деле уверены, что участковым терапевтам нечего делать?» Даже по самым скромным подсчетам, среднему участковому терапевту придется принимать по два лишних человека в день. Точнее, 1,6—1,8 дополнительных посещений в смену. А ведь с человеком надо еще и поговорить...

О том, как это будет выглядеть на практике, можно судить по многочасовым очередям в поликлиниках, которые наблюдаются уже сейчас. «Специалистов в области ультразвуковой диагностики в России не хватает, — говорит Владимир Митьков. — Даже с совместителями укомплектовано чуть менее 90 процентов ставок. Это означает, что в системе Министерства здравоохранения около 2500 незаполненных вакансий. В 2012 году в лечебных учреждениях Министерства здравоохранения было выполнено около 34 миллионов ультразвуковых исследований органов брюшной полости. При этом практически все врачи работали с перегрузкой. Для диспансеризации планируется добавить еще 23 миллиона исследований. То есть на 67 процентов больше! Кто будет эти исследования выполнять?»

Чем это закончится? То, что невозможно исполнить, легко сделать на бумаге. «Уже сейчас в системе здравоохранения наблюдается от 30 до 60 процентов приписок. Уверен, что при диспансеризации их будет не меньше», — считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский.  Кстати, по данным пилотного проекта диспансеризации, на обследование не явились около 30 процентов пациентов. Их никто не принуждал: человек имеет право отказаться от диспансеризации. Вот и министерство считает, что его деятельность в результате никак не осложнится. Чиновники планируют, что в стационары попадут около двух процентов дополнительных больных. Если честно, не очень впечатляющий результат для такого масштабного мероприятия. Остается вопрос: не сидят ли эти два процента в очереди к врачу уже сейчас? И не оставят ли их без помощи, бросив все силы на очередную кампанейщину?..

Скрининг

Перечень исследований при  диспансеризации:

1. Опрос (анкетирование)

2. Антропометрия (измерение роста, массы тела, окружности талии), расчет индекса массы тела

3. Измерение артериального давления

4. Определение уровня общего холестерина в крови 

5. Определение уровня глюкозы в крови 

6. Определение суммарного сердечно-сосудистого риска

7. Электрокардиография в покое

8. Взятие мазка с шейки матки на цитологическое исследование

9. Флюорография легких

10. Маммография (для женщин после 39 лет)

11. Клинический анализ крови

12. Клинический анализ крови развернутый (после 39 лет раз в 6 лет)

13. Биохимический общетерапевтический анализ крови (после 39 лет раз в 6 лет)

14. Общий анализ мочи

15. Исследование кала на скрытую кровь (после 45 лет)

16. Определение уровня простатспецифического антигена в крови (для мужчин после 50) 

17. УЗИ брюшной полости (после 39 лет раз в 6 лет)

18. Измерение внутриглазного давления (после 39 лет)

19. Прием врача-невролога (после 51 года раз в 6 лет)

20. Прием терапевта, включающий определение группы состояния здоровья, группы диспансерного наблюдения, проведение краткого профилактического консультирования

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера