Архив   Авторы  
Семейный портрет в интерьере — император Павел I и его близкие. Картина из музея в Павловске

Отец солдатам
Общество и наукаНаше вс

Попытки реформировать российскую армию никогда не заканчивались добром для их инициаторов. Пример — трагическая судьба императора Павла I





 

Если бы кто-то из современных российских беллетристов решился создать коллекцию «Проклятые цари» наподобие литературной серии о французских королях, император Павел I занял бы в этой эпопее достойное место. В отечественной историографии, не говоря уже о кинематографе, его принято представлять «монархом взбалмошным и психически неуравновешенным». Но так ли было на самом деле? Об императоре и его реформах в интервью «Итогам» размышляет военный историк Андрей Малов-Гра.

— Неужто, Андрей Геннадьевич, инерция представления императора в виде «венценосного самодура, играющего в солдатики», упрямо продолжает действовать?

— Не стоит удивляться. История царствования Павла I написана руками его убийц. А точнее — по заказу тех самых людей, которые его ненавидели. Исследования павловской эпохи основываются в основном на воспоминаниях верхушки дворянства той поры. А она немало претерпела от государя, ведь он не давал элите грабить страну. Павел не был революционером, он просто хотел навести в огромной стране порядок по европейскому образцу.

— Прежде всего по прусскому?

— Ничего плохого в этом нет: в Пруссии, тоже, кстати, крепостном государстве, был порядок. Павел стал заложником такой ситуации, когда он оказался чуть ли не единственным чиновником, который стремился ревностно служить России. Остальные же хотели лишь наживаться: в постпетровские времена дворянство к этому привыкло.

Возьмем положение в армии. Скажем, в гвардии количество числившихся под знаменами дворян превышало штатное расписание в 2—3 раза. Так, Сибирский егерский батальон стоял «во глубине сибирских руд», а «лишние» офицеры, числившиеся в нем, постоянно пребывали в Санкт-Петербурге и носили форму этой воинской части. Приходит Павел к власти и командует: «Все — в строй!» А в дворянской среде начинается вой: «Как же так? Где наши сословные вольности?!» Количество юнкеров в батальоне просто зашкаливает! Павел же строго восстановил то, что было при Петре I: дабы иметь право стать офицером, молодой дворянин обязан прибыть в полк и пройти рядовую солдатскую службу.

При Павле, получается, юнкерами служили по 7—8 лет. До тридцати двух годов! Как же так? Все просто: раз ты «строю не знаешь», грамоты «не разумеешь», оставайся в юнкерах. При Екатерине такого недоросля давно бы произвели в офицеры и понесся бы он в Санкт-Петербург на балах танцевать. Павел был суров. Он уволил со службы 333 генералов и 2261 офицера, не сумевших ответить на простые вопросы по военному делу. Выгнал всех нижних чинов из дворян, числившихся при полках и находящихся в длительных отпусках. Запретил офицерам и генералам отпуска более одного месяца в году. Не говоря уже о том, что царь решительно запретил использовать солдат в качестве рабочей силы в офицерских или генеральских имениях.

— Об этом поподробнее, пожалуйста. Очень современно звучит, знаете ли.

— Возьмем статистику из того же егерского батальона, изначально называвшегося 1-й Сибирский егерский. Майор Гаврила Сидоров был отставлен от службы за то, что «в собственное употребление солдата имел». Говоря иначе, солдат косил луг, принадлежащий лично майору. За то, что «использовал рядовых в свои услуги», был уволен и майор Александр Корнеев, когда о таком «стройбате» узнало командование... Знаменательно, что этих офицеров вывели за штат без пенсии.

— Почему историки пишут с таким пренебрежением о «прусских мундирах», введенных Павлом?

— Да потому, что они «некрасивые и мешкообразные», как сказано в воспоминаниях той поры. Дело в том, что на рубеже XVIII и XIX веков в русской армии существовало два покроя мундира. Стандартный, западноевропейский, бывший в екатерининской армии: облегающий, смотрящийся красиво, но в наших природных условиях весьма неудобный — с открытым животом, с обтягивающими штанами-кюлотами. Дворянину нравилось: шубу поверх накинул — и порядок! А солдату в этом наряде на часах стоять, ночами да в мороз. Максимум, что сверху надевалось, это епанча — короткий плащ до колен. И все!

Оставалась в обиходе и форма потемкинской армии. Эта одежда более легкая: война-то обычно велась с турками, на юге и, как правило, летом. Значит, нужны холщовые штаны и легкая рубаха. А Павел, который прекрасно понимал, что будущие войны грозят России прежде всего из Европы, ввел одинаковую форму. Кафтаны сильно долгополые, фалды могут отстегиваться и, как шинель, закрывать ноги. Кроме того, именно Павел придумал для нижних чинов как предмет формы суконную шинель, которую у нас в армии носят по сей день. Трудно и представить, что раньше русские солдаты имели на зиму только облегающий мундир. А Павел приказал: «Мундиры шить широкими, дабы под них сподручно было поддевать». Павел первым из русских императоров в солдате человека увидел. Ввел на зимнее время для часовых караульные овчинные шубы и валенки. Причем валенок в караульном помещении должно быть столько, сколько требуется, чтобы каждая смена часовых надевала сухую обувь. Это правило действует и сегодня... Дворянам все эти нововведения не нравились. Ведь офицеры должны были теперь соблюдать ту же форму, что и рядовые.

— А как же прически с буклями, введенные Павлом для солдат?

— Прически эти нескладные были введены еще при Анне Иоанновне, остались они и при Павле. Он, правда, ввел послабление: от солдат такие прически требовались только на парадах. А в обычные дни надобно было ходить с длинными волосами, собранными в косицу или в пучок...

— Говорят, Суворов выступал против. Считал это негигиеничным.

— Ничего не поделаешь, в любом случае во всех европейских странах воины носили длинные прически, а вши в ту пору были практически у всех. Рассказы же о так называемых протестах Суворова — это в большинстве своем придумки. Как это ни покажется странным на первый взгляд, военные концепции Павла и Суворова в значительной степени сходятся. Когда мы посмотрим павловские уставы и сравним их с «Полковым учреждением» Суворова, окажется, что речь идет об одном и том же. Главная их суть: надо беречь и ценить солдата! Павловские уставы продержались в русской армии до середины XIX века — до Крымской войны.

— И все-таки: были ли у Павла существенные противоречия с Суворовым или нет?

— Александр Васильевич Суворов славился консервативными взглядами. Он искренне любил императрицу Екатерину, которая его подняла и сделала видной фигурой государства. И тут он видит, что сын царицы, над которым все вельможи смеялись — до сорока лет в солдатики играет! — начинает поносить все, что было связано с его великой матерью. Суворова это возмущало. Он демонстрировал свою подчеркнутую «русскость», учитывая, что Павел вводил в армии многие элементы из прусского воинского устава. Например, у караульной будки расположена так называемая платформа, где стоит караул. Император вызывает Суворова. Когда к «платформе» подходит генерал, часовой должен вызвать весь караул и построить для приветствия. Суворов находится в ста шагах, и часовой дает команду: «Вон!», что является не чем иным, как переводом на русский немецкой команды Heraus! Что делает Суворов, услышав это? Разворачивается и уходит... Получается, что от императора несколько раз за Суворовым посылают, а он все не приходит. Наконец связываются с ним, а генерал говорит: «Мне кричат: «Вон!», значит, государь меня не хочет видеть». Издевка по большому счету! Царь не позволяет Суворову так с собой обращаться и отправляет его в деревню, в ссылку.

Впрочем, гнев императора длился не долго. Павел всегда с большим уважением относился к Суворову и признавал его заслуги перед Россией. Да и Суворов в имении поостыл. Он понял, как много Павел делает для армии. Царь считал дворян кастой, созданной для защиты Отечества. Если дворянин не умеет, еще хуже — не желает этого делать, он достоин самого сурового отношения к нему.

— Рыцарский кодекс по сути дела...

— Именно. Павел мог сказать: «В России велик только тот, с кем я говорю и пока я с ним говорю», но при этом император считал, что дворянина унижать нельзя, он «должен быть не поротый». Бывали случаи, когда император замахивался тростью на офицера, но никогда не бил. С чего началась карьера Петра Палена, будущего военного губернатора Санкт-Петербурга и в скором времени одного из убийц Павла? Как-то на разводе царь, пришедший в ярость от чьего-то неуклюжего поступка, хотел ударить офицера тростью. А генерал Пален оказался рядом и перехватил трость. Павел опешил: «Как смеешь?!.» — «Государь, перед вами дворянин и офицер. Вы же потом сами себя не простите». Павел наградил и офицера, и Палена, которого приблизил к себе. При всей своей горячности царь был отходчив и объективен.

В 1798 году Павел I запретил дворянам, прослужившим менее года на офицерских должностях, просить отставку, а в 1800 году — принимать на гражданскую службу дворян, не прошедших службы военной. Уклонение от воинских обязанностей расценивалось как серьезное нарушение законов, исполнение их возлагалось на губернаторов и прокуроров. Дворянство взвыло, но ничего поделать не могло. Павел к тому же ввел для содержания войск постоянные денежные сборы с дворян. Сумма налога напрямую зависела от количества земли и численности крепостных.

— Иными словами, дворянству было за что ненавидеть Павла...

— Солдаты рекрутировались прежде всего из крестьян, а царь сделал невероятно много для облегчения положения крепостных. Император разрешил крестьянам подавать жалобы на притеснения помещиков в суд и непосредственно императору. В 1797 году Павел отменил все недоимки крестьян, заменил подворную и дорожную повинности, а также хлебную подать денежным сбором, год спустя организовал во всех губерниях запасы хлеба на случай неурожая. Удельные и казенные крестьяне обеспечивались земельным наделом в 15 десятин, могли получать паспорта при выходе на заработки. Им разрешили после выплаты выкупной суммы переходить в купечество.

Можно упрекать Павла в непоследовательности, но некоторые его манифесты были поистине историческими. Так, в апреле 1797 года был издан указ «О трехдневной работе помещичьих крестьян в пользу помещиков и не принуждении к работам в дни воскресные». Крепостных запретили продавать без земли, на аукционах и торгах, с раздроблением семей. Впервые! Более того, крестьянин получил право приносить присягу и подавать апелляции в суд. Крепостных, расцениваемых ранее лишь как двуногая скотина, при Павле признали людьми.

— Однако телесные наказания в русской армии все равно сохранялись.

— Но их назначали за весьма серьезные поступки: побег, оскорбление командира... Павел регламентировал телесные наказания нижних чинов, особо отметив, что «оные допускать в крайних случаях». Наказывали палками, или шпицрутенами. Существовала шкала, что за что давалось. Прогнать через роту — двести ударов... Но применяли это не так часто, как говорилось, исходя из пресловутого «классового подхода», в советское время.

Русская армия была гуманнее других. В ней, скажем, в отличие от английской никого к андреевскому кресту не приковывали и кнутами не били. Павел ввел реальную дисциплинарную и уголовную ответственность офицеров за сохранение жизни и здоровья солдат. Царю нужны были здоровые воины. Под страхом каторги командирам запрещались удержания из солдатской зарплаты и под страхом смерти — невыдачи солдатского жалованья.

— Мог ли недворянин стать офицером русской армии?

— Бытовал советский миф в стиле водевиля «Крепостная актриса», что Павел якобы запретил недворян производить в офицеры. Это еще одна подтасовка фактов. Царь запретил возводить в офицеры не из нижних чинов, а из лакеев и брадобреев. То есть из нестроевых, не участвующих в боевых действиях чинов. Из подхалимов, клянчащих наград у командиров... Царь приказал все открывающиеся офицерские вакансии заполнять только выпускниками военно-учебных заведений или опытными унтер-офицерами из дворян, сдавших экзамены на грамотность и знание устава. Но и простолюдин мог быть произведен в офицеры, если сдаст необходимые экзамены. Только солдатская или унтер-офицерская служба его будет дольше — в зависимости от социального класса, из которого он пришел.

— А унтер-офицер — это что?

— Сержант, говоря современным языком. Если при Екатерине воинские звания были на французский манер, при Павле — стали на немецкий. Дворянин три месяца проходил службу рядовым, три — унтер-офицером, а дальше его производили в офицеры. Если, конечно, он научился чему положено и сдал экзамены. Если нет — ходи и дальше в рядовых, родимый! Были осуществлены реформы и по военно-медицинской части. При Павле лекарями в полк допускались только лица, сдавшие специальный экзамен в Медицинской коллегии. За считаные годы российская военная медицина стала на голову выше европейской. При каждом полку были учреждены лазареты.

Павел вовсе не в одночасье стал реформатором армии, он готовился к этому всю жизнь. Будучи удаленным из Санкт-Петербурга в Гатчину и играя там «в солдатики», он отрабатывал будущие уставы на воинских подразделениях, отданных ему в управление императрицей. Это и кирасирский кавалерийский полк, и пехотный батальон, и конноартиллерийская рота, и полурота матросов. Вымуштрованная гатчинская мини-армия стала прообразом будущих мощных вооруженных сил Отечества. Придя же к власти, Павел освободил Военную коллегию от административных, хозяйственных и судебных функций. Теперь она занималась комплектованием, вооружением, боевой и строевой подготовкой, обмундированием и продовольствием для личного состава, не говоря уже об оперативном и тактическом управлении. Император сделал правилом ежемесячные отчеты частей и подразделений.

Чтобы искоренить казнокрадство, по традиции разъедающее русскую армию, Павел создал аудиторский департамент, которому предоставил широчайшие полномочия. Прежнее военное руководство простить царю такой революции не могло. Тем более что у Павла была очень узкая команда, которая его поддерживала. Характерно, что имена этих ярких, но вовсе не знатных людей упоминаются в нашей историографии непременно в негативном контексте. Скажем, Алексей Аракчеев. Выходец из беднейших дворян, он был блестящим артиллеристом: реконструировал лафеты орудий, сократил до минимума количество калибров и, главное, ввел, опять же по «проклятому» прусскому образцу, конную артиллерию.

Была существенно реорганизована и кавалерия. Ранее воевавшая чаще всего с дикими ордами турок и татар, она стала тяжелой и настроенной на войну с Западом. И через пятнадцать лет после павловской реформы русские кирасиры ничуть не уступили «железным людям» французского генерала Этьена де Нансути, образно говоря, танкам тогдашней Европы. Армия Александра I, отстоявшая от Наполеона Россию и взявшая Париж, это на самом деле армия Павла. Такова аксиома. Люди те же, только мундиры изменились. Но, как известно, воюют-то люди, а не мундиры. Кстати, об Александре. Не он помогал отцу, когда Павел занимался армией, а младший сын Константин.

— Не могу не спросить вас о так называемом индийском походе, последней военной акции Павла.

— После предательства австрийцами русской армии в войне с французами и бегства суворовских «чудо-богатырей» из Швейцарии стало очевидно, что внешней политике России нужны иные ориентиры. Павел первым понял, что России, готовой раздавить и Швецию, и Османскую империю, нужен такой могучий союзник, как Наполеон. После же захвата англичанами Мальты, которую император, будучи главой Мальтийского ордена, рассматривал как российскую территорию, стало ясно: Великобритания — вот главный враг России.

Посылка 22 тысяч казаков во главе с атаманом Василием Орловым в поход через Хиву и Бухару в Индию — это, безусловно, часть антибританской политики Павла. Не уверен, что акция была задумана совместно с французами. Мне думается, что это была лишь разведка. 41 полк сопровождали всего 12 пушек. С такой артиллерией и крепостей не берут, и с регулярными войсками, которые были у британцев в Индии, не бьются... Другое дело, что «индийский поход» настолько встревожил англичан, что они решили ускорить операцию по устранению российского императора.

Не секрет: убивать Павла заговорщики отправились непосредственно из петербургской резиденции лорда Уитворта, бывшего британского посла в России. И Лондону, и российскому дворянству Павел I мешал как великий реформатор. Для народа же убийство царя стало трагедией. Солдаты плакали, стоя в карауле. Есть воспоминания, что офицер спросил служивого, из-за чего тот плачет, ведь царь солдат частенько наказывал. Суворовский ветеран ответил: «Раньше лишь нас пороли, а при Павле Петровиче была справедливость — за дело всех наказывали». Такое вот мнение снизу.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера