Архив   Авторы  
Владимир Кириллович Романов через считаные дни после нападения Гитлера на СССР объявил «крестовый поход» против большевистской Москвы

Война престолов
Общество и наукаНаше вс

Вторая мировая развела Романовых по разные стороны линии фронта







 

События, связанные с бывшей российской императорской семьей во время Второй мировой войны, — практически неизвестная страница истории. «Итоги» решили хотя бы отчасти пролить на нее свет в рубрике «Наше все». Для разговора на эту и по сей день невероятно болезненную тему мы пригласили Ивана Арцишевского, выходца из семьи белоэмигрантов, а ныне представителя в России Объединения членов рода Романовых.

— Иван Сергеевич, для начала пространная цитата: «В этот грозный час, когда Германией и почти всеми народами Европы объявлен крестовый поход против коммунизма-большевизма, который поработил и угнетает народ России в течение двадцати четырех лет, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом: способствовать по мере сил и возможностей свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества...»

— Что это?

— Заявление Владимира Кирилловича Романова, которого его сторонники называли император de jure. Оно было им сделано 72 года назад — 26 июня 1941 года, на пятый день Великой Отечественной войны.

— Насколько я знаю, в дальнейшем Владимир Кириллович старался отнекиваться от той своей опрометчивой декларации. Заявлял, что у него не было ни малейших иллюзий на предмет истинных намерений Гитлера. Если верить вышедшему во Франции справочнику «Маленькая Гота», рассказывающему о европейских династиях, во время Второй мировой войны Владимир Кириллович отказался выполнить волю нацистов, стремившихся использовать его в борьбе против Советского Союза. Великий князь был помещен под надзор гитлеровских властей сначала на территории оккупированной Франции, потом в Германии и Австрии. Был освобожден англо-американцами и отправился в Испанию к своей тете.

— Не так все гладко. Возникает вопрос: если Владимир Кириллович был освобожден союзниками, зачем ему надо было бежать в нейтральный Лихтенштейн вместе с остатками 1-й Русской национальной армии (РНА) Бориса Хольмстона-Смысловского? За неделю до капитуляции Германии части РНА пересекли границу Лихтенштейна, куда Владимира Романова не пустили. Не получив ожидаемого убежища, он вынужден был вернуться в Австрию. Неужели Владимир Кириллович показался лихтенштейнцам более одиозной фигурой, чем солдаты дивизии вермахта «Руссланд»?

— Вряд ли Владимир Кириллович, человек умный и прекрасно образованный, которого я знал и глубоко уважаю, мог испытывать симпатию к нацистам. Другое дело его мать-немка Виктория Федоровна, урожденная принцесса Саксен-Кобург-Готская.

— Известно, что она немало общалась с национал-социалистами в 1920-х. Участвовала в деятельности общества «Ауфбау», дружила с теоретиком «тотальной войны» генералом Эрихом фон Людендорфом, помогавшим нацистам, встречалась и с только начинавшим политическую карьеру Адольфом Гитлером, о котором была высокого мнения. А где находился в те годы ваш отец?

— Мой отец родился в Шанхае, а юность его прошла в Харбине. Там, в Маньчжурии, была накануне Второй мировой огромная русская колония. Только в Харбине проживали триста тысяч русских. Каких только политических векторов они не придерживались! Были там, конечно, и сторонники фашизма. Неспроста именно в Харбине была создана в 1936 году фашистская академия имени П. А. Столыпина. В нее принимались лучшие активисты движения, имевшие «законченное фашистское образование в объеме районной партийной школы». Одни названия предметов, преподаваемых русскими профессорами на территории Маньчжурии, чего стоили: «Российский фашизм как движение национальное», «Доктрина итальянского фашизма»...

Идеологи русского фашизма искали его истоки в национальной истории. Так, родоначальником русской фашистской традиции был объявлен князь Московский Иван Данилович Калита. Дескать, этот почти легендарный князь сделал духовной столицей Руси Москву, переведя сюда кафедру митрополита из Владимира. Дальше — больше. Оказывается, Земские соборы XVI—XVII веков — это не что иное, как зародыш корпоративного государства, провозглашенного фашистами. Да и свастика (по-русски — коловрат) имеет, как утверждалось, многовековые русские традиции. И эти нацистские транскрипции отечественной истории находили свою паству в эмиграции.

— Там же, в Маньчжурии, возник в середине 1920-х годов и Союз мушкетеров, патронируемый Его Высочеством великим князем Никитой Александровичем. Основателем этой достаточно разветвленной организации, позаимствовавшей свое название в романах Александра Дюма-отца, был князь Владимир Гантимуров.

— Отец мне о гантимурах — так их прозвали — рассказывал. Он дрался с этими чернорубашечниками. «Мушкетеры» великого князя Никиты Александровича носили черные рубашки-апаш, черные брюки-клеш и черные пилотки. У них были свои воинские звания: лейтенанты, капитаны... Папин же скаутский отряд был откровенно антифашистским. Они постоянно организовывали акции против японской администрации в Маньчжурии. Раздавали листовки, а однажды даже подожгли помещение, где собирались японские летчики. Папа был очень горд этим «подвигом». А мама моя училась в русской гимназии в одном классе с двумя дочерьми атамана Григория Семенова, видного деятеля Белого движения в Забайкалье. Впрочем, родители детей никаких контактов между собой не поддерживали и, когда случайно встречались, политических разговоров не вели.

— Известно ли о причастности других членов Дома Романовых к поддержавшим Третий рейх эмигрантским организациям?

— В середине 1920-х в Мюнхене на съезде молодых русских монархистов возник союз «Молодая Россия» под руководством Александра Казем-Бека. В 1925 году эта организация переименовывается в «Союз младороссов» и начинает пропагандировать идею национального монархизма. Патроном «младороссов» становится великий князь Кирилл Владимирович. К началу 1930-х у организации появляется два десятка отделений в разных странах. Это была фашистская организация.

— Парижский эмигрант Иван Бутаков рассказывал мне о том, как любопытства ради он попал однажды на сходку «младороссов» во Франции. Все было организовано по примеру боевиков Муссолини и Гитлера. Униформа в темных тонах, бритые затылки, поднятая в нацистском приветствии правая рука при появлении «вождя». Парадокс ситуации в том, что Александр Казем-Бек — кстати, правнук Льва Толстого — вернулся в конце 1950-х годов в СССР, где ему позволили преподавать. Похоронили вождя «младороссов» в Переделкине, недалеко от Бориса Пастернака и Арсения Тарковского...

— Вторая мировая война — постыдный период в истории не только немецкой. Я не понимаю людей, которые пытаются объяснять действия Гитлера и его камарильи даже с малейших позитивных позиций. Мне отчаянно больно за гимн «Коль славен наш господь в Сионе», который исполнялся в 1944 году в Праге на учредительном съезде комитета освобождения народов России, председателем которого был выбран генерал Андрей Власов. Этот величественный гимн, созданный Дмитрием Бортнянским и Михаилом Херасковым, — истинная, душевная молитва русских. Он стал по сути дела нашим национальным гимном в эмиграции. И вдруг — власовцы, предатели... Когда мы с губернатором Александром Яковлевым хоронили в Петропавловской крепости государя императора Николая II и его семью, долго думали, играть или нет этот гимн. И решили: «Играть!» У русского народа есть своя культурная символика, и мы ее никому не отдадим.

— А как вы смотрите на гитлеровский «приказ о принцах»? Фюрер запретил участие представителей германского императорского Дома и других немецких царственных Домов в боевых действиях, более того — приказал отчислить всех их с военной службы.

— Гитлер был социалистом, а значит, антимонархистом. Он опасался всплеска народных монархических симпатий в случае героической гибели представителей свергнутых династий. Впрочем, российских особ «голубой крови» этот «приказ о принцах» не касался. Например, муж старшей сестры Владимира Кирилловича Романова — великой княгини Марии Кирилловны — четвертый князь Лейнингенский Фридрих-Карл попал в плен на Восточном фронте и сгинул в лагере для военнопленных под Саранском.

Гитлеру не терпелось расставить королей и императоров, как пешек, по европейскому политическому полю. Например, Николай Романович, нынешний глава Объединения членов рода Романовых, рассказывал мне, что ему было предложено Гитлером через посредничество итальянского короля Виктора Эммануила III стать монархом оккупированной итальянцами Черногории. Николай Романович решительно отказался. После чего ему и его близким пришлось скрываться от нацистов. Его бабушке Милице Николаевне, сестре итальянской королевы Елены Черногорской, удалось скрыться в Ватикане. А сами прямые потомки царя Николая I, Николай Романович и Дмитрий Романович, нашли пристанище в Египте. По-моему, они жили там даже не под своими фамилиями, занимались тем, что чинили мотоциклы. Как шутит Николай Романович: «Я и сейчас с закрытыми глазами любой мотор разберу и соберу».

— Некоторые исторические источники утверждают, будто к концу 1930-х годов большая часть русской эмиграции сделала свой политический выбор в пользу Гитлера. Правда ли это?

— Мои родители всегда называли негодяями тех людей, которые связывались с фашистами. В нашей семье считалось дурным тоном говорить обо всем, что могло бы бросить тень на Россию. Наверное, мои родители были идеалистами. Для них не Советский Союз сражался с Германией, а Россия. Папа с мамой были убеждены, что и в среде эмиграции большая часть людей придерживается того же мнения. Все остальное от лукавого. Лишь позднее я узнал, что не все было так просто и что значительная часть русской эмиграции видела в нацистах прежде всего борцов с большевиками.

Прогерманские настроения значительной части эмиграции вполне объяснимы. В восприятии многих россиян, оказавшихся не по собственной воле за рубежом, Россия и Германия стали по окончании Первой мировой войны главными проигравшими. К тому же в одинаковую ситуацию попали и представители свергнутых династий России и Германии. Тем более что Романовы и Гогенцоллерны активно развивали контакты между своими императорскими фамилиями. Великая княжна Кира Кирилловна, младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича, принявшего в 1924 году титул Императора Всероссийского, стала женой Луи Фердинанда, принца Германского и Прусского. На свадьбе в Потсдаме рядом с Кириллом Владимировичем и его сыном Владимиром Кирилловичем дефилировал их «дядя Вилли» — бывший германский император Вильгельм II, казалось бы, злейший враг России. Странно, не правда ли?

— Только на первый взгляд. Помню разговоры в Париже с Владимиром Поремским, бывшим одним из видных персонажей в руководстве Народно-трудового союза, крупнейшей эмигрантской организации. Он объяснял, что восприятие Гитлера и его партии у деятельной части русской эмиграции было весьма двойственным. С одной стороны, нацисты вызывали у них симпатию потому, что представляли собой эффективную силу, способную свергнуть Сталина. С другой — не могли не настораживать взгляды фюрера на «восточную проблему»...

— Надеяться на Гитлера было роковой ошибкой эмиграции. Русская аристократия была бы Гитлером уничтожена в случае его победы над Советским Союзом. А народ наш немецкий фюрер использовал бы как тягловую, рабочую силу — и все... После войны мы жили в Бразилии. Я был тогда еще ребенком, но помню, как горячо мои родители и их друзья-эмигранты обсуждали все, что касалось последствий войны. Я не все еще до конца понимал, однако запомнил на всю жизнь фамилии представителей эмигрантского сообщества, которые вызывали отвращение у моих родителей: Садовский, Золотницкий... Это были люди, стоявшие на нацистских позициях.

— Коснулась ли Вторая мировая война непосредственно вашей семьи? Маршруты блужданий по планете вашего рода весьма экзотические — Маньчжурия, Япония, Бразилия...

— Фабула нашего рассеяния похожа на приключенческий телесериал с сюжетом из недавней истории. Мой дедушка по линии мамы ушел добровольцем на фронт в годы Гражданской. Был он из очень богатой семьи купцов Гусевых, чьи суда ходили по Волге и чьи дома до сих пор в Сызрани называются гусевскими. Дед мой в армии никогда не служил, офицером не был, но все равно счел своим долгом защищать Россию в тяжелую для нее годину. В дни формирования на Волге Народной армии оказался при штабе Владимира Оскаровича Каппеля, тогда еще только подполковника. Дед так и остался при Каппеле, выдающемся полководце, не зря прозванном красными маленьким Наполеоном. Каппель бил большевиков не числом, а умением, по-суворовски. Мой дед прошел с ним в боях пол-России. Каппель — с ампутированными без наркоза стопами ног — умер от обморожения и крупозного воспаления легких во время отступления добровольцев по замерзшей сибирской реке Кан. Скончался практически на руках моего деда, который унес с собой на память в японскую эмиграцию фуражку Владимира Оскаровича.

Осели Гусевы в Осаке. И тут сказалась неизбывная купеческая жилка: мой дед открыл магазин модной одежды. Самый большой в Японии бутик европейских платьев и костюмов. Бабушка моя очень хорошо умела шить, создавала собственные модели. В общем, все дипломаты и высокие чиновники Японии одевались перед войной у Гусева. Из самого Токио не ленились приезжать, так мой дедушка свой магазин, как бы сейчас сказали, раскрутил. Прекрасно овладевший японским, дед стал частью местного ландшафта, у него появились знакомые среди чиновников, полицейских. И, когда началась Вторая мировая, к дедушке явился хорошо знакомый ему местный полицейский чин и сказал, что Гусеву-сан пора становиться настоящим японцем, принимать местное гражданство: «Россия твоя проиграла, мы победим. Ты хоть и русский, но хороший человек...» Что сделал мой дедушка? Спустил японца с лестницы. И пришлось опять бежать.

Оказались в Китае. В городе Дальнем, где я вскоре и родился. Там и провели военные годы. В августе 1945 года утром в Харбин входила Красная армия, а еще ночью СМЕРШ начал аресты. Дедушку взяли одним из первых. Он исчез бесследно. Потом, полвека спустя, мы с мамой нашли его следы в архивах Лубянки. Выяснилось, что мой дед погиб в мордовских лагерях. Когда же мы с мамой получали бумагу о реабилитации, следователь сказал, что мы можем дедом гордиться. Оказывается, магазин модной одежды Гусева в Осаке был одной из явок легендарного советского разведчика Рихарда Зорге. Это была более чем важная причина ареста смершевцами моего деда. Как известно, все соратники Зорге, не добитые японцами, были потом уничтожены чекистами. Слишком много знали...

— И после всего этого ваша мать не держала зла на советский режим?

— Мы никогда не путали Россию с режимом. После ареста дедушки маму, хорошо знавшую японский язык, тот же самый СМЕРШ привлек в качестве переводчика. Она присутствовала при сдаче японцами Порт-Артура. Мама вспоминала потом, как начальник порта, японец, со слезами на глазах сдавал майору СМЕРШа свою катану — самурайский меч. Все документы и фотографии, связанные в моей семье с этим периодом жизни, были изъяты у нас в 1966 году в Бресте, когда мы возвращались в Россию после едва ли не полувека скитаний. Кому все это было нужно конфисковывать? Не пойму.

К счастью, бабушку смершевцы не забрали. Она уехала вместе с нами из Китая в Бразилию. Тогда, после войны, мы обратились в советское консульство с просьбой разрешить нам вернуться на Родину. Но нам ответили, что мы должны остаться в Китае, чтобы прорастать в нем корнями, помогая строить китайцам социализм. Раз так — мои родители предпочли китайский социализм не строить и уехали на американский континент. Там в Сан-Франциско уже жил мой прадедушка, ставший в Штатах православным священником, игуменом Иовом. В церкви Казанской Божьей матери. Там он и умер, приняв к концу жизни монашество. Он так и не стал американцем, будучи убежденным, что русские люди должны жить непременно в России. Именно за эту страну мы всегда и боролись. Иного не дано.

Санкт-Петербург — Москва

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера