Архив   Авторы  
Акварель, хранящаяся в парижском Музее армии, запечатлела одну из самых трагичных страниц французской истории: переправу наполеоновского воинства через Березину

Галопом по европам
Общество и наукаНаше вс

Александр I лелеял мечту занять место Наполеона в Европе. В этом и состоит тайный замысел заграничного похода русской армии








 

В первый день нового года ровно двести лет назад Главная русская армия фельдмаршала Михаила Кутузова тремя колоннами пересекла Неман — западную границу Российской империи. Начался знаменитый заграничный поход. До сих пор эта славная глава русской военной истории вызывает у экспертов самые противоречивые чувства. Да, заграничный поход русской армии завершился окончательным разгромом Франции и отречением Наполеона. С другой стороны, операция по водворению Бонапарта на Эльбу стоила России непомерно дорого. Гигантские людские потери и невероятное напряжение для всей экономики империи. Как сложились бы судьбы мира, если бы после изгнания агрессора русская армия не переступила границ Отечества, уступив миссию освобождения Европы австрийцам, германцам и прочим голландцам? Мог ли измениться ход истории? Услышали бы мы о восстании декабристов, Крымской войне и балканских походах? Об этом размышляет основатель и руководитель Восточного бонапартистского комитета историк Кирилл Серебренитский.

— Кирилл Игоревич, правда ли, что Михаил Кутузов был решительно против Заграничного похода?

— Про Кутузова можно говорить и писать что угодно, кроме того, что у него-де не было дара предвидения. Он предполагал трагичность того глобального проекта и умолял царя не предпринимать поход. Главнокомандующий понимал, что наши сражения в Европе отвечают интересам не столько России, сколько Пруссии, Австрии и прежде всего Англии.

— Отчасти поэтому и появился слух, будто Кутузов был «тайным поклонником Наполеона»?

— Михаил Илларионович и в самом деле высоко ценил Наполеона как полководца и политика. Кутузов совершенно не терпел, когда при нем дурно и пренебрежительно отзывались о Бонапарте, и своим офицерам запрещал это делать. Впрочем, на взаимность фельдмаршалу рассчитывать не приходилось: Наполеон с его южным темпераментом предельно резко отзывался обо всех, включая и Кутузова... Известны письма английского адмирала Сиднея Смита, который открыто обвиняет Кутузова в работе на французскую разведку. Конечно, британец был тенденциозен. Просто-напросто Кутузов как выдающийся геополитик являлся убежденным сторонником союза России с Францией. И он был в этом вовсе не одинок. Франкофилом считался и Николай Румянцев, министр иностранных дел и председатель Государственного совета. И императрица Мария Федоровна, которая, яростно ненавидя Наполеона, оставалась при этом сторонницей союза с Францией. Александр же, как известно, к матушке прислушивался, как к никому другому... И вообще не стоит ставить однозначного знака равенства между Наполеоном и Францией в применении к российской геополитике. По большому счету победу над французами надо праздновать не в день Бородина, а в первые январские дни. Дни освобождения от оккупантов. Хотя тогда, в тринадцатом году, Великая армия, вовсе не разгромленная, как некоторые знатоки истории пытаются представить, частично еще оставалась на территории России — в Гродненской губернии и в Белостокском округе. Так что собственно российская кампания продолжалась вплоть до весны 1813 года...

— Однако Отечественная война, безусловно, закончилась, и Россия вышла из нее победительницей.

— Но какой ценой! Смотрю докладную записку, поданную Кутузовым императору в начале декабря 1812 года. Фельдмаршал пишет, что Главная армия, вышедшая в октябре из Тарутинского лагеря в составе 102 254 человек, всего через два месяца насчитывала только 42 000 солдат и офицеров. 12 000 были убиты, а 48 000 человек оказались в госпиталях и лазаретах — с ранениями, обморожениями, отравлениями... Многие полки были укомплектованы только на треть. Интендантство воровало, из-за чего в подразделениях не хватало зимнего обмундирования. Было и дезертирство. Чего же тогда удивляться, что у Березины наши упустили Наполеона! Неразумно рассуждать, кто в этом виноват: Кутузов, Чичагов, Витгенштейн, Чаплиц?.. На самом деле «виноват» непосредственно Наполеон, его полководческий гений. Все остальное — разборки для мемуаров. При Березине в ноябре 1812 года Великая армия продолжала действовать и еще сохранялась как воинский контингент. Березина опровергает легенду, что войска Наполеона, выйдя из Москвы по дороге на Смоленск, перестали существовать. Это очень важно для понимания ключевого аспекта января 1813 года. Когда начался заграничный поход, российские регулярные вооруженные силы насчитывали около 120 тысяч штыков и сабель. Армия Наполеона, дополненная рекрутами и национальными гвардейцами, — до 130—150 тысяч штыков и сабель. Фактически же силы были примерно равны. Однако надо учесть: войну против Бонапарта в Центральной Европе вела тогда только Россия. Одна.

— Иными словами, глобальный исход войны в те дни был еще непредсказуем?

— В 1813 году были два момента, которые определили не просто исход кампании, а политическую карту будущего мира. Это март и август 13-го. Март — это абсолютное политическое торжество России. Тот самый триумф, о котором у нас принято трубить. После успешных боев в Польше и в Восточной Пруссии Александр I фактически встал во главе шестой антинаполеоновской коалиции, возглавил союзные войска и повел их на Париж. После перехода в марте Пруссии на сторону России возник союз России, Великобритании, Пруссии и Швеции. Но в военной кампании ничего еще не было решено: на чаше весов истории оставалась одна, но тяжелая гиря — Австрийская империя. Она вяло и неохотно продолжала на стороне Наполеона военные действия против союзников. Парадокс в том, что в наполеоновскую эпоху австрийская армия — это череда сплошных поражений. Австрийцы начиная с 1809 года демонстрировали полную покорность Наполеону. Их корпус — около 30 тысяч — под командованием Карла Шварценберга участвовал в русской кампании Бонапарта. Надо сказать, австрийский контингент действовал весьма успешно против войск генерала Александра Тормасова. Другое дело, что Наполеон и не тянул австрийцев в глубь России. Они действовали на вспомогательных направлениях. И в решающие месяцы 1813 года — с марта по август — все зависело от того, на чьей стороне окажется Австрийская империя. Ей вовсе не нужна была победа на полях сражений. В истории нередко бывает так, что страна, которую все время громили, в конце концов решает судьбы мира. Князь Клемент фон Меттерних, руководивший австрийской политикой, стал ключевой фигурой, востребованной всеми. Это он, ведя «шахматную партию» с Наполеоном, по сути дела расчертил границы будущей Европы. Той самой, в которой мы живем сейчас...

— А как же Александр? После смерти 28 апреля Михаила Кутузова царь стал полным хозяином положения: никто из русских военачальников и слова возразить ему не смел.

— Не Александр I, а князь Меттерних решал, кто станет победителем в грандиозной военной кампании. У Александра же была своя позиция — не удивляйтесь! — вполне бонапартистская. Кампании 1812 года предшествовал Тильзитский мирный договор, заключенный между Россией и Францией в 1807 году. Пять лет «тильзитской Европы», расчерченной по планам двух императоров, в которой Наполеон был единоличным лидером. Приняв бонапартистские идеи раздела континента, русский царь почувствовал, что Наполеон мешает ему. Так часто получалось в истории: второе лицо, следующее за создателем идеологии, потом обязательно этого идеолога и уничтожало... Желанием Александра устранить Наполеона и объясняется вся парадигма кампании 1813 года. Александр старался сам стать Наполеоном! Он возжелал сохранить проект бонапартистской Европы, схема которой ему страшно нравилась.

— Понимал ли это Кутузов, опытнейший царедворец и выдающийся дипломат?

— Кутузов понимал, что русская армия не вытянет императорского глобального проекта. Истощенная до предела, она вовсе не была похожа на ту победоносную силу, которая пройдется катком по всей Европе. Михаил Илларионович был реалистом, его раздражало, что Александр, романтик и мистик, все время ссылался на «волю Всевышнего», твердил о «богоизбранности русского народа»... Александр I считал, что его «вышнее предназначение» — установление всеобщего мира, прекращение войн. В этом и состояло громадное обаяние наполеоновского проекта. До наполеоновской эпохи на протяжении пяти тысяч лет не было ни одного года, чтобы где-то в Европе не шла война.

Наполеоновский же проект теоретически, а точнее — утопически, обещал Европе «вечный мир». Простая и понятная всем формула: на континенте — одна армия. Она, конечно же, воюет, но на периферии: в Египте, в Индии... Туда сбрасываются все европейские деструктивные элементы, весь криминал, без которых не существует никакого общества. Великая армия — это проект не французский, а международный, аналогичный впоследствии НАТО. Александр был убежден, что Наполеон с его непомерными амбициями этот проект провалит, и сам задумал осуществить это. Великая армия — уникальный инструмент, созданный Наполеоном: кто командует панконтинентальными вооруженными силами, тот контролирует Европу.

— Каким образом?

— На фактах видно, что с началом 1813 года Александр приступил к подчинению Великой армии Наполеона российскому влиянию. Для этого уже в январе поляков и особенно белорусов, которые формально оставались гражданами России, начали насильно втягивать на русскую военную службу. Они распределялись между двумя казачьими войсками — Сибирским и Терским. Это была инкорпорация с дальним прицелом... К тому же к марту с невероятной скоростью формируются две новые части российской армии. Из испанцев и португальцев испанский императорский Александровский полк и Русско-немецкий легион: почти восемь тысяч штыков.

В марте Александр посылает представительную делегацию к нескольким десяткам наполеоновских генералов, оказавшихся в нашем плену, и уговаривает их перейти на российскую службу. Практически все отказались, не захотели предавать Наполеона... Тогда же впервые прозвучало название, которое вскоре стало известным повсюду: иностранный легион. Предполагалось формировать его из пленных французов в Орле и Орловской области. Русский иностранный легион должны были составить из 10—12 тысяч штыков, но ничего из этого не получилось. Французы отказывались, тогда отобрали валлонов и голландцев, которые были подданными Франции, но и те, которые согласились, потом были признаны российскими властями неблагонадежными.

— А кому Александр намеревался доверить командование этой пародией на Великую армию?

— Это должны были быть люди, хорошо знающие Наполеона. В Америку посылается секретная депеша, и на российскую службу приглашается дивизионный генерал Жан Виктор Моро, казалось бы, давно всеми забытый. Охотник, рыболов, друг индейцев, живший анахоретом на реке Делавэр. В 1800 году Моро, командующий Рейнской армией, одержавший немало побед совершенно независимо от генерала Бонапарта и едва не взявший Вену, был соперником Наполеона. Тот, не терпящий рядом с собой никого равного ему по талантам, коварно обвинил Моро в политических интригах и выслал его из Франции под угрозой расстрела. И тут Моро, не раз отвергавший ранее предложения англичан и американцев, вдруг положительно ответил Александру и приплыл в Санкт-Петербург.

10 августа на русскую службу перешел еще один яркий персонаж. Это бригадный генерал Антуан Анри Жомини. Швейцарец по происхождению, он этакий генерал Власов наполеоновской эпохи: серьезный стратег, военный теоретик и боевой командир с репутацией героя. Губернатор Смоленска, начальник штаба корпуса маршала Нея, герой битвы при Бауцене в 1813 году. После этого сражения из-за недоброжелательства маршала Бертье, начальника штаба Наполеона, Жомини не был произведен в дивизионные генералы. Оскорбленный, он перешел на русскую службу... Моро и Жомини — две мощнейшие фигуры. Это уже была заявка Александра на стратегическое верховенство в Европе. Оставалось еще найти подходящую замену Наполеону. Царь не хотел уничтожения и унижения Франции, скептически относился он и к возвращению в Париж Бурбонов.

— «Пленные французы в России должны быть в отчаянии и дышать мщением. Если значительное число сих несчастных согласится под моим предводительством выйти на берега Франции, ручаюсь, что свергну Наполеона, — писал Моро российскому посланнику в Соединенных Штатах Дашкову. — Я готов идти во Францию с французскими войсками, но не скрою моего отвращения вступить в мое отечество с чужестранной армией». Злосчастный рок жестоко обернулся против Моро: 27 августа 1813 года в битве при Дрездене он был смертельно ранен. Существует легенда, что Наполеон сам навел орудие для рокового выстрела. Предсмертная записка Моро, адресованная жене, заканчивалась словами: «Этой шельме Бонапарту опять повезло. Он и здесь оказался счастливее меня...» Так кого же Александр метил на место Наполеона?

— Известно несколько кандидатур. В 1812 году это был Жан Батист Бернадот, наследный принц Швеции. Правда, в начале 1813 года Александр от этой идеи отказался: Бернадот, бывший маршал Наполеона, объявивший ему войну, пользовался во Франции кошмарной репутацией — как предатель и нарушитель присяги. Тогда возникла фигура пасынка Бонапарта Эжена Богарне. У него, славно воевавшего в России, был имидж эстетического русофила, уважающего православие. Александр и принц Евгений — так звали у нас Богарне — симпатизировали друг другу. Неудивительно, что его младший сын Максимилиан позднее обвенчался с дочерью брата Александра I — Николая I — и, переехав в Россию, принял фамилию Романовский... Потом появился другой кандидат — принц Вильгельм Оранский, будущий король Нидерландов. Одно время Александр даже рассматривал серьезно фигуру Наполеона II, маленького сына Бонапарта...

Впрочем, все эти амбициозные планы рухнут в августе 1813 года, когда после двухмесячного перемирия решится вопрос, кто возглавит союзные силы. Великой армией все еще командует Наполеон, но она воспринимается остальными правителями как сила, которой следует овладеть. Александр идет ва-банк, выдвигает по сути дела ультиматум: или ему отдают командование Великой армией, или Россия способна начать войну против всех. Но Меттерних, снующий между Прагой и Дрезденом — между союзниками и французами, — не слышит царя. Меттерних знает: на чьей стороне Австрия, там и преобладание в штыках и саблях. Альтернативой Александру становится Карл Шварценберг, вчерашний наполеоновский маршал, и Австрия вступает в ряды союзников.

В августе российский император потерпел свое самое главное поражение — рухнул его личный проект. После этого Александр резко утратил свое влияние среди союзников и начал терять интерес к военным действиям. В Париж весной 1814 года вступили не русские войска, а союзные армии под управлением австрийца Шварценберга, посредственного полководца.

— А что бы могло быть, если бы царь послушал старого фельдмаршала, не пошел бы в Заграничный поход и по совету Кутузова сделал бы ставку на союз с Францией, но без Наполеона?

— Пофантазировать хотите?.. Такой силе, как Россия и Франция, никто в Европе противостоять был не в силах. Австрийская империя, связанная союзом с Францией, автоматически включилась бы в эту систему. Первым козлом отпущения стал бы Бернадот на престоле Швеции. Предатель Франции и для России фигура неудобная. Не секрет: после захвата Финляндии Россия начиная с 1809 года серьезно рассматривала вопрос аннексии и Швеции... Дальше? Согласно тильзитскому проекту произошел бы раздел Османской империи. В значительной степени яблоком раздора между Наполеоном и Александром был Константинополь, который никак не могли поделить. Но в 1813 году, учитывая истощенность Франции после долгих войн, Париж пошел бы на уступки России и в Турции. В итоге все православные страны встали бы под российский флаг...

В общем, российская Османия и французская Германия. Польша вообще перестала бы существовать как самостоятельное государство...

Парадокс ситуации в том, что после победы над Наполеоном Россия не получила никаких территориальных приобретений. Напротив, уменьшилась в размерах, отдав Австрии территории в Карпатах. Что и говорить: горе победителям! Прав был Наполеон, сказавший в Варшаве после бегства из России: «От великого до смешного один шаг».

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера