Архив   Авторы  
Ни один компьютер не заменит детям живого диалога с учителем

Научите меня жить
Общество и наукаОбразование

Как учить детей поколения Z, родившихся в нулевые годы XXI века? Ведь старый добрый принцип — передача знаний из уст в уста, от учителя ученику — уже не работает


 

Однажды ученица 10-го класса Елена Фролова спросила свою учительницу: «Чем в смысловом плане роман Мураками «Норвежский лес» отличается от романа Фицджеральда «Ночь нежна», ведь сюжетные линии там очень похожи?» Ответа девушка не получила, потому что 60-летняя учительница этих книг не читала. Зато знает все тонкости драматургии Горького, к которым равнодушна Лена. Современным детям, и это не секрет, часто не интересно слушать педагогов — людей, давно, по их мнению, отставших от жизни... И этот конфликт специалисты называют сегодня самым острым для школы. Как справиться с ним? Педагоги всерьез обсуждают, как учить детей поколения Z, родившихся в нулевые годы XXI века. Ведь старый добрый принцип — прямая передача знаний из уст в уста, от учителя ученику — безнадежно устарел.

Другие дети

Во все времена основой школы был постулат: учитель — единственный авторитет и источник информации. Теперь все не так. Именно об этом говорили на форуме «Умная школа» в конце августа. В последнее десятилетие, которое не зря называют высокотехнологичным, дети и взрослые поменялись ролями. Если раньше педагоги были для ребенка безусловным авторитетом уже только потому, что хотя бы больше знали, то сейчас все наоборот. «Часто младшие знают больше старших, — утверждает психотерапевт, тренер Института групповой и семейной психологии и психотерапии Марк Сандомирский. — Технический прогресс идет очень быстро, и разница в восприятии окружающего мира у детей и взрослых сейчас колоссальная. Сформировалось так называемое префигуративное общество, что в принципе легко объяснимо: дети по-другому обрабатывают информационное поле, быстрее усваивают данные, а взрослым успеть за развитием технологий сложнее. Именно поэтому пятилетний ребенок легко может включить любой электрический прибор и рассказать своей бабушке, как им пользоваться».

И можно было бы только радоваться этой продвинутости нового поколения, если бы не вытекающие из этой дистанции между взрослыми и детьми проблемы.

Первая из них в том, что у юного поколения появляется иллюзия доступности знаний: любую информацию можно «гуглить» — почерпнуть в Интернете. Вторая — в том, что чувство собственного превосходства разрушает авторитет взрослых. И обе проблемы концентрируются именно в школе, а разрешить их при нынешнем ее устройстве просто невозможно.

Судите сами: классическая школа — это довольно жесткие рамки учебника плюс учитель, который вдалбливает программу и мучает контрольными. Скучно. Ведь на страничке в Интернете в два раза больше информации о косинусах и размножении инфузорий, а тест можно списать с помощью смартфона. И никакая училка этому не помешает. Говорить о качестве знаний в свете таких реалий даже не приходится. Значит, роль и функция школы и учителя должны измениться. Но как?

Горячие головы предрекают, что с развитием информтехнологий необходимость в школе вовсе отпадет. Детям будет достаточно раздавать задания на год, принимать контрольные в электронном виде, а потом собирать на тесты (типа ЕГЭ) в конце года. Как выучились, мол, так и выучились. Но, по мнению Марка Сандомирского, это чистой воды утопия: «Для эффективного обучения детям по-прежнему требуются две вещи. Во-первых, они должны собираться вместе, чтобы конкурировать друг с другом, в том числе и за оценки, так как конкуренция — наилучший стимул для усвоения знаний. Во-вторых, им просто необходим взрослый, который был бы для них моральным авторитетом и являлся координатором информационного потока». Без этого те негативные тренды, которые уже сегодня хорошо видны, будут только усиливаться. Речь, например, о том, что в отсутствие авторитетов современные дети почти не читают, а если и читают, то не качественную литературу, а фэнтези или триллеры, а то и вовсе комиксы, так хорошо подходящие под их клиповое восприятие мира. Во многом из-за этого, считает завуч по научной работе московской школы № 2 Александр Ковальджи, они плохо пишут и говорят, тяжело формулируют мысли. Из-за этого, кстати, теряют и навыки личного общения, прекрасно коммуницируя при этом в виртуале.

Школа, говорят специалисты, не может и не должна исчезнуть уже потому, что это единственное место социализации подростков — именно тут они учатся взаимодействию со старшими и друг с другом. Выходит, что идеальная школа для современного ребенка в первом приближении должна выглядеть так: свободный доступ к любой информации (то есть весь набор гаджетов на уроке), личный взрослый-проводник в этом потоке знаний плюс компания сверстников, в которой можно потусоваться и показать себя... Как это может выглядеть на практике?

Ключ ко всем и каждому

Первый ингредиент — гаджеты и доступ к информации. Сегодня разработчики новых образовательных технологий в обязательном порядке пишут: в каждом классе должны быть электронные книги и пособия. Часть заданий, например, требуется выполнять в привычной молодому поколению форме — в виде компьютерной игры. Каждый следующий уровень — более сложное задание. Почти как в обычной компьютерной стрелялке. Только в данном случае дети по пути усваивают новые знания, незаметно конкурируя друг с другом. Есть, конечно, и другие варианты.

«Новые технологии во многом помогают преподавателю понять, как ученик усвоил урок, — рассказывает председатель совета директоров компании ABBYY Давид Ян. — Например, уже сейчас появляются классы, которые представляют собой мультимедийное пространство. Для занятий по химии каждое рабочее место ученика оборудовано вытяжкой, колбами, различными расходными материалами. Все сведения о том, как ученик выполнил лабораторную работу, тут же поступают на компьютер учителю. Это дает возможность проводить контроль знаний каждого ученика». В результате обучение становится более индивидуальным. А поскольку учитель и ученик играют на одном — высокотехнологичном — поле, иллюзия превосходства владения информтехнологиями у ребенка пропадает и он начинает нормально работать под руководством преподавателя. Ведь на самом деле со всей этой доступной информацией надо что-то делать. Что именно — в Интернете не пишут, это может объяснить только педагог.

Вопрос в том, есть ли сегодня в школах этот второй ингредиент — достаточное число подготовленных к мультимедийным новациям учителей? Пока нет, но чисто теоретически это вопрос решаемый. «Технику для проведения занятий сможет освоить любой педагог, — поясняет Давид Ян. — Ничего сложного тут нет. Научились же люди пользоваться цифровыми плеерами после кассетных. Так и здесь. При этом все технологии базируются на одном постулате: в классе обязательно должен быть учитель. Только он может организовать обучение и заинтересовать детей своим предметом. Все новые технологии — лишь средство передачи знаний». С этим трудно спорить — быть проводником в огромном потоке информации может только тот, кто сам хорошо ориентируется в этой информации. Если раньше учитель мог не заниматься самообразованием и давать однотипные уроки десятилетиями, то сейчас этот номер не проходит: ученики быстро раскусывают непрофессионализм — достаточно нажать несколько кнопок на смартфоне.

Потому, утверждают психологи, авторитетом у современных подростков в основном пользуются люди, которые сами чего-то достигли. По мнению одиннадцатиклассника Андрея Вдовина, хорошо бы привлекать в школы приглашенных преподавателей. Или людей, которые уже добились успеха. На уроке иностранного языка ему было бы интересно пообщаться с профессиональным переводчиком, а на уроке химии — с ученым-химиком. Видимо, есть актуальность в предложении президента зазывать в школы олигархов и прочих успешных бизнесменов — им точно будет что рассказать детям.

Третья ипостась школы — поле для общения. И тут возникает новая функция педагога — коммуникативная. Директор московской школы № 1151 Игорь Агапов уверен: чтобы научить детей общаться, учитель должен стать режиссером их отношений. «Мы вступаем с детьми в диалог, — говорит он, — ведем его, направляем, слушаем мнения и демонстрируем уважение к его аргументам. Если ученик задает вопрос, на который учитель не знает ответа, — это не повод для паники, а тема для размышления и дискуссии». Кроме того, в арсенале преподавателя современной школы должно быть много обучающих методик, которые предполагают командное решение задач разного рода. Только так дети учатся взаимодействию и общению. Кстати, эта методика является приоритетной, например, в США. Свидетельствуем, она точно дает неплохие результаты. Этим летом группа столичных школьников и их американские сверстники, гостившие в Москве, получили задание: за 15 минут поставить одинаковый спектакль. Наши не сумели договориться и создать нечто цельное, а спектакль американцев был удостоен аплодисментов.

Прекрасное далеко

Возможно, описанная выше картина идеальной школы несколько условна, но она вызывает, судя по опросам родителей и детей, сильную симпатию с их стороны. Специалисты найдут повод для критики, однако новую «умную школу» создавать придется на похожих принципах. ЕГЭ этого года показал: противодействие нынешней системе обучения, которую известный педагог Константин Ушаков назвал на днях «индустриальной», будет только нарастать.

Когда «умная школа» станет реальностью? Не ясно. Директор одной из столичных школ призналась, что сегодня об электронных учебниках не смеет и мечтать, а в этом сентябре из-за срыва в Москве программы обеспечения учебниками средней школы вынуждена делать ксерокс учебников или покупать за счет внебюджетных источников по одной книжке на парту. «Как в каменном веке. А ведь мы — одна из самых продвинутых школ города», — сетует директор. А еще поясняет, почему в школах долго не будет тех учителей, которых дети безоговорочно признают авторитетами: «По базисному учебному плану нам так ограничили часы, что учителя — при новой системе оплаты труда — с трудом набирают на сносную зарплату».

Что остается делать школам? Привлекать внимание детей самыми экзотическими способами. «Недавно спросил своего сына, интересно ли ему на уроках, — рассказывает папа шестиклассника одной из московских школ. — Узнал для себя много нового». Англичанка, по словам ребенка, «юморная, с ней весело», историчка вживается в образы той эпохи, о которой рассказывает (в последний раз она выступала в роли римского сенатора), на уроках музыки дети, оказывается, поют под караоке, а учитель труда на занятиях непременно врубает радио — на последнем уроке мальчишки вбивали гвозди под песню «Мальчик-гей».

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера