Архив   Авторы  
Чтобы ЕГЭ действительно стал объективной оценкой знаний выпускников, эту процедуру, по мнению Рособрнадзора, следует вывести из-под опеки органов управления образованием и доверить независимым организациям

Боли в области ЕГЭ
Общество и наукаОбразование

Руководитель Рособрнадзора Любовь Глебова: «Все, что вы называете скандалами вокруг ЕГЭ, является на самом деле историческим событием»


 

На этой неделе страна отмечает День учителя. Праздник — это повод лишний раз привлечь внимание общественности к болевым точкам в образовании. Тем более что в последнее время ноет все сильнее: особенно острые боли — в области ЕГЭ. На вопросы о том, почему реформы идут так мучительно, ответила руководитель Федеральной службы по надзору в сфере образования РФ Любовь Глебова.

— Любовь Николаевна, почему так случилось, что чиновники, определяющие образовательную политику, и учительское сообщество оказались по разные стороны баррикад?

— Изменения, которые сейчас происходят в системе образования, вполне адекватны нашей жизни. Но вы правы: как только мы вносим какие-то предложения, тут же становимся мишенью для критики — мол, мешаем детям, все должно быть стабильно и так далее. Причем самые резкие нападки идут со стороны тех, кто работает в образовании. По-моему, одна из основных проблем в том, что управленцы и преподаватели не стали соратниками. Но думаю, противопоставление все-таки преувеличено. Среди профессионалов часто возникают расхождения, когда стороны пытаются договориться о том, как нужно вести образовательный процесс. А ведь в первую очередь следует обсуждать результат образования: каким общество хочет видеть человека, который оканчивает школу, техникум, вуз? Это сложный вопрос, и он не нашел пока своего решения.

— Судя по количеству нарушений при проведении ЕГЭ в нынешнем году, дело не в разнице взглядов: все заинтересованные стороны — родители, учителя, чиновники на местах — просто саботируют эту процедуру.

— Заинтересованные в чем? Конечно, с точки зрения родителя легче ничего не делать все 11 лет, а заплатить за аттестат, потом отнести взятку в вуз, и твой ребенок будет учиться там, где ты захочешь. Да и учителям удобно — никакой ответственности. И ректоры не в обиде. Когда такая понятная и простая схема перестала действовать, поднялась мощная волна сопротивления.

— Но вы же не будете возражать, что именно сейчас на наших глазах формируются новые правила — через какую дверь зайти, кому заносить, как обходить правила?

— Не просто возражу, а категорически заявляю: все, что вы называете скандалами вокруг ЕГЭ, является на самом деле историческим событием. В общественном сознании произошли огромные изменения: по отношению к коррупции, к несоблюдению правил. Благодаря единому госэкзамену то, что раньше было нормой поведения, сегодня воспринимается общественным мнением как скандал. Более того, этот инструмент дает возможность все нарушения отслеживать. Другой вопрос, будут ли пытаться правила обходить. Конечно, будут. Только если раньше это делалось повсеместно и все в этом комфортно жили, то сейчас нужно прикладывать немалые усилия. Да еще у нас настоящий общественный контроль развился, вспомним, например, недавнюю историю со вторым медом.

Кстати, ВЦИОМ провел исследование, согласно которому людей, вовлеченных в различные махинации с ЕГЭ, оказалось всего 5 процентов.

— Судя по этому же опросу, половина страны уверена, что случаи подтасовки результатов — скорее общая практика, чем исключение. В прошлом году таких скептиков было 33 процента — почти в полтора раза меньше. Вы не считаете, что это катастрофа?

— Это элементы той мифологии, которая сложилась вокруг ЕГЭ. И даже реальные цифры, которые я привожу, вас не убеждают. Экзамен — это всего лишь измерение уровня знаний. Мне кажется, что иногда в связи с тем, что он единственный, а другие оценочные процедуры мало развиты, к нему формируются завышенные ожидания. Все желают видеть такой идеальный механизм, который решал бы все проблемы образовательной политики. Так не бывает. Но благодаря этому инструменту общество имеет возможность узнать объективную оценку, а это дорогого стоит.

Мне недавно в одном из регионов, где аномальных результатов было достаточно, пришлось вести очень интересную беседу. Сидели ректоры, родители, представители администрации и организаторы пунктов приема экзаменов. Я спросила, кому из них выгодно, чтобы результаты экзамена были сфабрикованы. Обращаюсь к ректорам: вы думаете, что с этим нарисованным результатом дети у вас останутся и пойдут в региональные вузы? Нет, они в Москву поедут — вы теряете абитуриента. Спрашиваю у руководства региона: для кого вы пишете программу социально-экономического развития на 20 лет? Вы думаете, если выпускники с этим нарисованным результатом уедут в Москву, они к вам вернутся? Спрашиваю у родителей: а вы-то на что толкаете своих детей, да еще и большие деньги за это платите? Ну, придут они в престижный вуз без всяких знаний слушать курс лекций, а рядом будут сидеть ребята, которые на голову их выше. У них же комплекс неполноценности будет развиваться! А выход из любого комплекса — все, что выводит из реальной жизни: наркотики и алкоголь.

Со временем люди поймут, что независимый результат нужен не Рособрнадзору и министерству, а всем, для кого это сделано. ЕГЭ не надо любить, надо просто понимать, для чего он организован.

— Бытует идея передать полномочия проведения Единого государственного экзамена независимым аттестационным агентствам. Вы согласны с тем, что учителей следует отлучить от ЕГЭ?

— На самом деле это позиция Рособрнадзора — сделать государственную итоговую аттестацию независимой от органов управления образованием. Кстати, сам Рособрнадзор органом управления образованием не является, это независимая структура по отношению к системе. Создание независимых структур, центров, на наш взгляд, самый эффективный путь для того, чтобы ликвидировать нечестность, непрозрачность, незаинтересованность в объективных результатах.

— Как будут карать тех, кто использует мобильные телефоны, и тех, кто закрывает на это глаза? Уголовная ответственность — это реальность?

— Это одно из предложений Общественной палаты — внести в УК формы ответственности за искажение результатов, вымогательство денег за сдачу ЕГЭ, фальсификацию тестов. Мы поддержали эту идею. Детали расскажут потом специалисты по уголовному праву, если наши предложения будут приняты.

— Какие еще изменения в регламент ЕГЭ будут внесены на следующий год?

— Планируется переход с бумажной формы свидетельства о результатах ЕГЭ на электронную, при этом требования к вузам по проведению проверки данных абитуриентов через Федеральную базу свидетельств будут ужесточены. Установлено минимальное количество баллов по основным предметам до проведения экзаменов, что вполне оправданно с учетом опыта проведения экзамена в штатном режиме. Мы планируем и дальше расширять открытый банк экзаменационных заданий. Ну а что касается нарушений при проведении самого экзамена, на федеральном и региональном уровнях создаются мониторинговые системы, с помощью которых можно будет отслеживать появление в Интернете публикаций заданий и идентифицировать тех, кто выложил эти задания в Сеть.

Ведется работа и с контрольно-измерительными материалами: они усовершенствованы по всем предметам, наиболее существенно — по информатике и ИКТ, истории и литературе. Увеличено количество заданий аналитического и творческого характера по истории, обществознанию, химии, географии. Уточнены критерии оценки.

— Еще недавно по математике было 25 процентов неудов, теперь двоечников — единицы. У нас что, повысилось качество образования или просто снизился порог двойки?

— Нельзя сравнивать результаты, которые исчисляются в разных системах. В период проведения эксперимента устанавливалась шкала перевода баллов из стобалльной системы в пятибалльную для выставления отметок в аттестат. Начиная с 2009 года устанавливается минимальное количество баллов ЕГЭ, подтверждающее освоение выпускником основных общеобразовательных программ. Требования едины для всех, и, следовательно, все находятся в равных условиях, когда проверяются работы. Именно это отличает ЕГЭ от традиционной формы выпускных экзаменов, где учитель оценивал каждого ученика по-своему.

— Негативное отношение к ЕГЭ вызвано еще и тем, что это единственный пропуск в вуз. Как сбить накал?

— Каждый год мы вносим изменения в положение о ЕГЭ. Стали учитывать победы в олимпиадах, сейчас рассматриваем другие показатели, которые могли бы расширить представление об абитуриенте. Среди них могут быть и средние текущие школьные оценки по предметам, и аттестат, и различные другие. Надо понять, в каком виде приемная комиссия могла бы их учитывать. Везде, где есть субъективная оценка, возможны издержки, в том числе и элементы коррупции. Избежать их можно, если эти процедуры и правила будут прозрачны, понятны и доступны серьезному контролю, в том числе и общественному. Но главное-то не в оценке, а в том, чему учить. А это заложено в стандарте образования.

— И его первоначальный проект для старших классов тоже вызвал острое неприятие общества.

— Дискуссия по поводу того, сколько должно быть в старшей школе профильных предметов, сколько базовых, сколько для углубленного изучения и т. д., абсолютно бесперспективна. Предметом любой общественной договоренности, повторюсь, должен быть результат. А процесс его достижения — это уже дело профессионалов. Но даже профессионалы по-разному видят результат образования в старшей школе. Одни стоят за то, что им должна быть готовность к следующему уровню образования и, следовательно, старшая школа должна быть профильной, а все лишние предметы надо убрать. Другие считают результатом образования готовность идти в жизнь в широком смысле. Поэтому бессмысленно спорить о пути, если нет договоренности о его цели.

— Как вы собираетесь договариваться с обществом?

— К сожалению, у нас пока нет методик общественного обсуждения, механизмов принятия решений, учитывающих действительно реальное общественное мнение. Если из 100 человек 99 думают так, но при этом они не очень активны, а один думает по-другому и громко кричит, то его позицию и воспринимают как общественное мнение. Мы пока находимся в стадии развития общественных институтов, и это не только в сфере образования.

Недавно у меня был очень интересный разговор с группой международных экспертов. Они как раз занимаются исследованием вопроса о том, насколько профессионалы от образования и общество в целом в разных странах готовы ответить на вопрос: чего они ждут от образования? Так вот, выяснилось, что не только наша страна не имеет единой точки зрения на результат образования. Ее в принципе быть не может. Семьи разные, дети разные, традиции разные.

Именно поэтому наша школа должна дать компромиссный вариант. Так и был построен стандарт старшей школы. В нем заложили возможности для всех. Ведь сейчас большинство школьников к 10-му классу определяются с будущей профессией и выбирают одну из альтернатив: переходить в профильную школу, дополнительно к урокам заниматься с репетиторами или уходить в экстернат и не посещать школу. Разработчики проекта стандарта попытались решить эту проблему, создав в старшей школе разные уровни изучения предмета. Вместо действующего стандарта, который сводится к минимуму знаний, предлагается принцип вариативности знаний.

— Презентован рейтинг вузов России по среднему баллу ЕГЭ. Там десятки заведений, которые приняли «на бюджет» тысячи абитуриентов-троечников с 40—50 баллами. Надо ли давать деньги вузам-аутсайдерам ?

— А вот здесь надо действовать очень осторожно. В нашем обществе очень много сторонников точки зрения, что высшее образование должны иметь все. Понятно, что качество такого образования не может быть сравнимо с тем советским периодом, когда в профессиональное образование шли 20 процентов выпускников школ. Те, у кого уровень знаний был выше среднего. Сегодня поступают почти 100 процентов выпускников, и такого требования к качеству предъявлять не стоит. Поэтому закрывать вузы нельзя — дубиной ничего не добьешься. И, поверьте, количество вузов — не проблема, их число будет неизбежно сокращаться. Обществу пора определиться, что оно хочет от высшего образования. А этого пока не произошло.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера