Архив   Авторы  
Олимпиады школьников играют важную роль в поиске и развитии талантов, которые сегодня нужны и государству, и науке, и бизнесу

Олимпийские резервы
Общество и наукаОбразование

«Скоро пропуском в вуз станет портфолио школьника, а понятие олимпиадных льгот канет в Лету», — признается генеральный секретарь Российского Союза ректоров Ольга Каширина




 

Сегодня, когда технологии развиваются стремительными темпами, а прорывы осуществляются на стыке сразу нескольких наук, каждый талант оказывается на вес золота. Это хорошо поняли во многих странах, где разработаны и запущены в действие дорогостоящие программы отбора и пестования одаренных детей. О восстановлении полуразрушенной общенациональной системы поиска и поддержки развития талантов наконец заговорили и у нас и даже приступили к разработке соответствующей концепции. Как распознать новых Кулибиных и Циолковских и как превратить вундеркиндов в состоявшихся профессионалов? Об этом «Итогам» рассказала генеральный секретарь Российского Союза ректоров (РСР), член Президиума Российского совета олимпиад школьников Ольга Каширина.

— Ольга Валентиновна, зачем понадобилось опять изобретать велосипед, ведь в СССР существовала прекрасно отлаженная система творческих конкурсов и интеллектуальных соревнований, которые выявляли талантливых детей?

— Действительно, олимпиады школьников возникли в 1934—1935 годах. После войны эту инициативу подхватили на Западе. Но надо понимать, что в советское время было четко понятно, кого, чему и для чего учить, образование было встроено в систему государственных связей. В 90-е годы образование оказалось вне этой системы, вузы столкнулись с падением качества знаний абитуриентов. Так встал вопрос о работе с будущими студентами на довузовском этапе. И именно тогда появилось множество научных конкурсов и олимпиад, через которые вузы пытались находить и привлекать к себе талантливых ребят. Но тогда эти соревнования нельзя было оценить по общим критериям, и это делало их нерегулируемыми и непрозрачными. Дело даже дошло до платных олимпиад, что вообще противоречит духу олимпиадного движения. Эту ситуацию нужно было исправлять. Тогда президент Российского Союза ректоров Виктор Садовничий обратился к министру образования и науки и академическому сообществу с идеей создать общественно-государственный орган, который бы координировал и контролировал интеллектуальные соревнования, организуемые вузами. В итоге в 2007 году был основан Российский совет олимпиад школьников (РСОШ).

— Имеют ли соревнования, которые проводятся под эгидой РСОШ, какое-то отношение к Всероссийской олимпиаде школьников (ВОШ), известной еще с советских времен?

— Мы дополняем друг друга. Кстати, председатель ВОШ Николай Кудрявцев, ректор МФТИ, одновременно является и членом совета олимпиад. Всероссийская олимпиада, через которую проходили да и сейчас проходят практически все хорошо успевающие ученики, — это вертикально интегрированная система — от районного уровня до всероссийского. Она четко ориентирована на проверку знаний и умений, заложенных в рамках школьной программы. А олимпиады, организуемые вузами, это следующий этап. В них сильна академическая компонента. Опираясь на школьную программу и не выходя за ее рамки, они предлагают задания на стыке предметов с поливариантными решениями. Например, задания олимпиады по нанотехнологиям требуют равных знаний в математике, физике, химии и биологии; олимпиады по лингвистике — знаний в русском и иностранном языках, математике и истории и так далее. И надо не просто иметь эти знания, а понимать, как их применять. Мы ломаем стереотипные подходы к олимпиадам. Ведь будущее науки и технологий лежит в междисциплинарной области, возьмите, например, нано- и биотехнологии, генную инженерию, космос и новую энергетику. Именно для этих прорывных сфер мы должны готовить специалистов. По сути, олимпиады — это понтонный мост, который связывает воедино стандарты обучения, укрепляет взаимосвязь учителей школ и вузовских преподавателей.

— В 2000-х в России появился Единый государственный экзамен (ЕГЭ). Не конкурирует ли он с олимпиадами?

— Это два принципиально разных образовательных инструмента. И они не могут конкурировать, равно как не могут конкурировать лыжи и коньки, хотя то и другое спортивный инвентарь, то и другое нужно. ЕГЭ — инструмент оценки знаний выпускника школы. Он показывает, какой объем образовательной информации усвоен учеником. И вполне понятно, что в ходе такой формализованной процедуры могут применяться тестовые формы заданий. Что же касается олимпиад, то они, как правило, ставят задачу, у которой нет тривиального решения. Они не проверяют знания, а развивают навыки самостоятельного мышления при решении нестандартных задач. То есть оценивается способность человека творчески мыслить и применять полученный в школе объем знаний. Итогом такой оценки становится нечто другое, нежели просто успеваемость, — талант, креативность, творческая смелость. И в связи с этим задача олимпиад, с одной стороны, стимулировать интерес школьников к тому, чтобы попробовать себя на более широком поле интеллектуальной работы. С другой стороны, наша миссия — выявить и поддержать в развитии талантливых ребят, которые хорошо проявили себя и хотят совершенствоваться, например, в науке или высоких технологиях.

— Звучит убедительно. Но, к сожалению, до той поры, пока призеры олимпиад имеют право льготного поступления в вузы, мотивация у большинства участников соревнований остается более приземленная — поступить в престижный университет.

— Что касается льгот, то они полагаются только победителям и призерам Всероссийской олимпиады. Победителям и призерам олимпиад РСОШ они могут предоставляться по решению вузов, но необязательно — нормативно это не закреплено. Хотя на практике, конечно, большинство вузов таких детей принимают по льготе. До сих пор победители и призеры олимпиад могли использовать льготу при поступлении в пять вузов. Год назад мы выступили с инициативой сузить льготу — чтобы дипломанты олимпиад (и Всероссийской, и РСОШ) получали такое право только в отношении одного вуза. Это положение уже закреплено законодательно и вступает в силу 1 февраля 2012 года.

Олимпиады нацелены на поиск ребят, для которых вуз и наука могут стать способом самореализации. И не важно, что первичным импульсом для них была возможность поступить в престижный вуз. Важнее, что участие в олимпиаде, общение с товарищами и вузовскими педагогами раскрыли в них тягу к творчеству как ценности и самоцели, а не только как к средству достижения социальных благ. Такие ребята, как правило, ориентированы на конкретный вуз, и одной льготы для них достаточно. В конце концов, вуз — это корпорация в средневековом смысле этого слова. И его право допускать в свою среду тех, кто стремится соответствовать уставу корпорации ученых, закону творчества.

— Вузовские преподаватели научились хорошо натаскивать детей на решение олимпиадных заданий. Удовольствие это дорогое, 10—12 тысяч рублей за занятие, и доступно только состоятельным гражданам. Как этого избежать?

— Можно натаскать на один-два-три подхода к решению задачи, когда выбрать предстоит из нескольких заранее известных. Но как натаскать на неограниченное число способов решения, особенно когда неизвестен тип будущей задачи? Ведь задания ежегодно меняются, и кардинально. А если к этому добавить, что в Перечень олимпиад ежегодно их включается до 80, то становится очевидным, что просчитать будущее задание репетитору просто невозможно. Но даже если допустить, что дополнительные занятия в рамках подготовки к олимпиадам имеют место, то для победы в них преподаватель должен научить подопечного применять свои знания в абсолютно непредсказуемом содержательном поле. Кстати, наставничество в таком «высшем интеллектуальном пилотаже» можно только приветствовать.

Вместо репетиторов лучше обратиться в оргкомитеты олимпиад, где расскажут о том, как вузы работают со школьниками в период между соревновательными турами. Это и регулярные научные лектории, и семинары, где профессора разбирают с ребятами сложные олимпиадные задачи. В свое время легендарные ученые Колмогоров, Александров и Делоне подавали пример столь внимательного отношения к подрастающему поколению.

— С тех пор, как вузы стали принимать победителей олимпиад без экзаменов, появился новый вид коррупции. По данным СМИ, в этом году за победу на школьной олимпиаде платили около 600 тысяч рублей.

— Странно было бы от меня услышать, что олимпиады — это что-то такое эталонное. Но проблема не в системе, а в отдельных ее представителях. Для эффективного их выявления мы идем к тому, чтобы олимпиады проводились не одним, а несколькими вузами, даже если они находятся в разных регионах. Процесс становится более открытым и прозрачным, коллегиальность в некотором смысле прививка от коррупции.

Кроме того, нужно понимать, что репутация олимпиады ставит на карту репутацию вуза. Как правило, председателем оргкомитета олимпиады или консорциума олимпиад является ректор. Не случайно ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов сказал, что ключевой критерий качества олимпиады — участие в ее организации академического сообщества, имеющего международную известность и репутацию, которой эти люди боятся поступиться.

— Но эти уважаемые люди не занимаются лично проведением олимпиады на местах.

— Все равно на них лежит публичная ответственность за конкретные правонарушения. Поэтому у нас открыта круглосуточная горячая линия, на которую идут жалобы и обращения. Наша задача — на них реагировать. Правда, большинство нареканий касается соревнований, не находящихся под эгидой РСОШ. Ведь существует огромное количество других интеллектуальных конкурсов. Среди них есть очень интересные и даже уникальные, но есть однодневки, не выдерживающие критики в части содержания заданий и организации. Они выдают яркие сертификаты о победе, не имеющие авторитета в научно-образовательном сообществе, чем в итоге травмируют детей. Эти соревнования — вне нормативного поля РСОШ, поэтому мы не регулируем этот процесс. Но мы призываем детей и их родителей внимательнее изучать историю олимпиады, в которой они собираются принять участие, и информацию о ее организаторах.

— Какие еще есть у вас инструменты контроля качества олимпиад?

— Все начинается с экспертизы заявок организаторов о проведении олимпиад. 17 экспертных комиссий, в которые входит 331 специалист, в том числе 61 член Российской академии наук, оценивают заявки на соответствие нормативным требованиям Минобрнауки и стандартам качества РСОШ. Состав экспертов ежегодно обновляется. Во главе экспертных комиссий стоят, как правило, академики или очень уважаемые профессионалы. Например, президент РСР, ректор МГУ Виктор Садовничий возглавляет экспертную комиссию по математике, ректор Санкт-Петербургского университета Николай Кропачев возглавляет экспертов по праву, директор Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян — по истории. По результатам экспертизы формируется Перечень олимпиад на текущий учебный год. Так, в этом году было 336 заявок, но в Перечень вошли только 79, и каждая из них прошла экспертизу не менее 20 специалистов.

Далее проводятся инспекционные проверки — специальные комиссии выезжают на олимпиадную площадку непосредственно в день проведения соревнований. С прошлого года такой контроль осуществляется совместно с Рособрнадзором. Эти инспекции очень мобилизуют оргкомитеты на местах. Ведь наши проверяющие не только смотрят документацию и ходят по аудиториям, но и беседуют с детьми и их родителями.

Помимо этого последние два года мы ведем исследование успеваемости олимпиадников в вузах. Ведь то, как учится студент, поступивший в вуз по олимпиадной льготе, во многом говорит о «честности» диплома, а значит, о качестве самой олимпиады. Результаты исследований однозначно подтверждают хороший уровень подготовки и творческих способностей студентов-олимпиадников, которые демонстрируют более высокие академические успехи, нежели большая часть учащихся, поступивших на общих основаниях.

— Не лучше ли совсем отменить льготы?

— Олимпиады сами по себе, безусловно, не должны служить пропуском в вуз. Поэтому интеллектуальные конкурсы не должны ориентироваться только на выпускников школ — в этом случае олимпиадная функция раскрывать и развивать таланты подменяется утилитарной ориентацией на льготу. А это девальвирует саму идею. Для того чтобы мотивация к олимпиадам как к увлекательному творчеству укреплялась, надо начинать работу с детьми на ранних этапах. Именно поэтому мы решили распространить опыт на средний и младший школьный возраст. Сегодня речь идет о том, чтобы все маленькие победы отражались в паспорте достижений или, как говорят, портфолио школьника, которое даст представление о внеклассных заслугах ученика при его поступлении в вуз. Я убеждена, совсем скоро главным пропуском в вуз станет портфолио школьника, а понятие олимпиадных льгот канет в Лету. Потребность в льготе отомрет, потому что цениться станет системный результат.

— Как вы отслеживаете талантливых детей?

— Дети первого отборочного тура уже берутся на заметку вузовцами, для них организуются семинары, лекции. В итоге за то, чтобы заполучить лучших к себе в вуз, разворачивается настоящая конкуренция, которая из года в год становится жестче — механизм соревновательности запущен. Если в 90-е многие высшие учебные заведения были озабочены выживанием, то сейчас мы мыслим стратегически — смотрим за горизонт.

Но не только вузовское сообщество заинтересовано в создании системы поиска одаренных детей. В работу включились крупные государственные корпорации и компании, которые становятся соорганизаторами олимпиад. Например, Росатом объединился с Нижегородским госуниверситетом и Саровским ядерным центром в проведении олимпиады «Будущие исследователи — будущее науки», «РОСНАНО» совместно с МГУ проводит олимпиаду «Нанотехнологии — прорыв в будущее». И государству, и науке, и бизнесу нужны не просто талантливые, но мотивированные на творчество молодые люди.

— Какой, по-вашему, должна быть структура интеллектуальных соревнований?

— Постараюсь нарисовать умозрительную схему, в некотором смысле идеальную. Первый модуль — школьный. Он состоит из Всероссийской олимпиады школьников, которая охватывает школьные предметы и компетенции, и олимпиад, организуемых вузами под эгидой РСОШ. Их содержанием являются творческие нестандартные задания в междисциплинарных областях. Второй модуль — вузовский. В нем я вижу два сегмента. Прежде всего это олимпиады студентов, магистрантов, аспирантов, содержанием которых является глубокая научно-исследовательская работа. И наконец, внедренческие олимпиады учащихся вузов, которые в своем содержании соединяют научные изыскания с производственной практикой. А вот инженерно-технические конкурсы детей и молодежи я бы выделила в особое направление работы с будущими Кулибиными и встроила в общую схему работы с талантами. Думаю, это правильный способ воспроизводства необходимого стране интеллектуального потенциала и формирования среды, в которой каждый смог бы найти место для самореализации.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера