Архив   Авторы  

Образование
Общество и наукаОбразование

Незваный ГОСТ

 

Гневное письмо учителей, разнесших в пух и прах новые стандарты школьного образования, обрастает все новыми подписантами. Под адресованным премьер-министру посланием в Интернете поставили подписи больше 10 тысяч человек. Педагогическое сообщество протестует против исключения из списка обязательных предметов русского языка, литературы и математики. Их место заняли ОБЖ, физкультура и загадочный курс под названием «Россия в мире». Чего тут больше — теории заговора или банальных трудностей перевода? О плюсах и минусах нового стандарта на страницах «Итогов» спорят руководитель группы разработчиков, гендиректор издательства «Просвещение» Александр Кондаков и уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович

С одной стороны

Александр Кондаков: «Многие из критиков наш проект полностью не изучили, а потому в их суждениях мало фактов и много эмоций»

 

— Александр Михайлович, каков статус образовательного стандарта для старших классов на данный момент?

— Он одобрен советом по стандартам Министерства образования и науки РФ с условием доработки. Теперь, когда закончилось экспертное и общественное обсуждение, необходимо учесть все замечания и до 15 февраля представить обновленный проект. Если он будет принят, то школы начнут на него переходить с 2013 года, а с 2020-го он станет обязательным.

— В СМИ и Интернете поднялась такая буря, что даже премьер-министр пообещал повременить с утверждением стандарта. Как вы к этому относитесь?

— Столь бурная дискуссия меня радует. Но, к сожалению, многие из критиков наш проект полностью не изучили, а потому в их суждениях мало фактов и много эмоций. Авторы обращения к президенту бьют в набат, восклицая: где моя литература, где моя математика, где история?! Но при этом не указывают, что нынешнее положение дел крайне тревожное. Давайте посмотрим на результаты PISA — это международная оценка образовательных достижений: по математической грамотности и по естественным наукам в этом году наши подростки в конце четвертого десятка в мире, а по чтению и того хуже.

— Но на международных олимпиадах российские школьники традиционно занимают высокие позиции.

— Ответ простой: PISA проверяет не наиболее одаренных детей, а средний уровень функциональной грамотности обычных школьников. Исследователей интересует не общий объем усвоенных знаний, а то, умеет ли ученик применять их в практической, в том числе во внеучебной деятельности. Это ключевая компетентность современного человека. Знания должны быть полезными и ориентированными на будущую профессиональную деятельность — этого наша школа как раз и не дает. Выходит, что реформы образования не дали пока ожидаемого результата, а выпускники российских школ все еще неконкурентоспособны в современном мире. Вот о чем надо говорить.

— Критики не спорят с самой концепцией стандарта — их не устраивает выбор предметов для обязательного изучения. Кстати, их три или четыре?

— Повторю: люди невнимательно читали документ. С какой стати «индивидуальный проект» записали в предметы? Общих для всех старшеклассников предметов три. Первый — «организация безопасности жизнедеятельности» (ОБЖ). Вокруг него поднялась настоящая истерия. Неужели люди не видят, в каком мире мы живем? Оппоненты заявляют, что ОБЖ учит шагистике, но за последние два года в содержание предмета были внесены очень серьезные изменения. Второй обязательный урок — физическая культура. Согласитесь, это не только вопрос поддержания физической формы, но и формирование важнейших личностных качеств, таких как умение работать на результат, играть в команде.

— Больше вопросов вызывает третий обязательный курс — «Россия в мире».

— Это интегрированный курс, объединяющий знания из истории России, ее экономики, географии, культуры. Он призван сформировать в ребенке правильное представление о роли и месте России в мировых культурных, экономических и политических процессах, а самое главное — научить размышлять, вести дискуссию предметно. Это завершающий курс изучения общественных наук в школе, который играет важную роль в формировании гражданской идентичности. Меня очень расстраивает, что многие оппоненты, не вникая в содержание курса, не признают этот предмет — он у них априори вызывает неприятие. Теперь о количестве обязательных предметов. Давайте не будем путать людей — на самом деле их 9—10.

— Как же так?

— Сейчас объясню, но сначала расскажу об уровнях изучения того или иного обязательного предмета. Их тоже три: интегрированный, профильный и базовый. Интегрированные предметы относятся к одной предметной области, например обществознание или естествознание. Допустим, ребенок явный гуманитарий, будущий филолог. Он может не изучать физику, химию и биологию в полном объеме — ему достаточно будет естествознания. В содержание этого предмета входят фундаментальные знания из области физики, химии, биологии, которые наши ведущие ученые считают абсолютно необходимыми и достаточными для жизни. Профильный уровень предполагает более глубокое изучение предмета, освоение систематических знаний и способов действий. Это подготовка к профессиональному образованию. Проще говоря, это предмет, по которому ребенок сдает ЕГЭ для того, чтобы поступить в вуз. И, наконец, базовый уровень находится между интегрированным и профильным. Он ориентирован на освоение основ базовых наук, поддержки выбранного направления образования. Например, если ребенок решил стать инженером, то математику он изучает на профильном уровне, а информатику — на базовом. Понятно? Назовем это поддерживающим предметом.

— То есть, если называть вещи своими именами, речь идет о профильной школе?

— Раньше, в советское и постсоветское время, вопросы содержания среднего образования были предметом заботы профессионального педагогического сообщества, проще говоря, предметников. Новый стандарт мы впервые сформулировали как общественный договор. Его базой стало специальное социологическое исследование «Запросы семьи, общества и государства, их требования к результатам образования». Выяснилось, что 35 процентов родителей России отправляют старшеклассников в экстернат, чтобы их дети не изучали лишние предметы, а готовились к поступлению. Сегодня в 10—11-м классах изучается от 18 до 21 предмета. Поэтому учителя на многое закрывают глаза и ставят тройки ученикам, которые не знают предмет даже на двойку. Ну не нужна им химия, например!

— Хуже, если этим несчастным ставят пару за парой. Для них этот предмет превращается в настоящий кошмар...

— Бывает и такое. Кстати, директора, которые в теме, так и говорят: наконец мы получим возможность работать честно. Мы предложили объединить все предметы в 6 предметных областей. Первая группа — русский язык и литература, родной язык и литература. Во второй — иностранные языки. Третья группа — математика и информатика. В ней на интегрированном уровне математика и информатика изучаются в рамках одного курса. Математика подразумевает и алгебру, и начала анализа, и геометрию, и так далее. В группе общественных наук — обществознание, история, география, экономика, право. Обратите внимание: мы вводим экономику и право — это давний запрос вузов. Далее естественные науки: естествознание, химия, физика, биология и экология. И шестая группа — искусство или предмет по выбору из первых пяти предметных областей. Кстати, сама школа может выбрать любой предмет, отвечающий федеральным требованиям. Например, «Москвоведение».

— Какие ЕГЭ станут обязательными?

— ЕГЭ — это инструмент измерения результатов стандарта. Поэтому форматы и формы проведения ЕГЭ должны быть изменены под новый стандарт.

— Давайте какому-нибудь ребенку подберем набор предметов. Вот Вася поступает на медицинский факультет...

— В предметной области «русский язык и литература» для него будет достаточно взять русскую словесность — это литература на интегрированном уровне. Это, кстати, не меньше трех часов в неделю. Далее, любому современному человеку надо знать иностранный язык, поэтому английский я бы предложил Васе на профильном уровне. Математика и информатика на интегрированном или базовом. В общественных предметах — обществознание. В естественных науках ему обязательно надо взять биологию на профильном уровне, а физику на базовом. Мы можем взять по одному предмету из каждой группы для изучения на профильном уровне, и еще нужна химия. Мы ее берем как предмет из шестой группы. Как вы считаете, достаточно такого набора предметов для поступления в медицинский вуз?

— Более чем. Получается, семь предметов по выбору плюс три общих для всех. А если ученик захочет изучать еще какой-нибудь курс — это уже на платной основе?

— Все то, что выходит за рамки 9—10 предметов и тех часов внеурочной деятельности, которые включены в государственное муниципальное задание, может предоставляться в форме платных образовательных услуг.

— С какими критическими замечаниями, высказанными при обсуждении стандарта, вы готовы согласиться?

— Мы в результате этой дискуссии уже внесли более 200 поправок. Я хочу еще раз поблагодарить всех тех коллег, которые принимали участие в разработке. Абсолютно согласен с тем, что текст надо выправить, поскольку он ясен в чтении разработчику, но не всегда понятен широкому читателю. А ведь мы адресуем стандарт в том числе и семье, и обществу. Мы сейчас еще раз внимательно проанализируем принцип отбора предметов. Мне кажется, идет конструктивный диалог. Но скорее всего на доработку стандарта нам потребуется как минимум еще один-два месяца — к 15 февраля мы явно не успеем.

С другой стороны

Евгений Бунимович: «Проблема образовательных стандартов именно в том, что даже педагоги не могут понять, что в них содержится»

 

— Евгений Абрамович, новые образовательные стандарты встретили шквал критики. И это несмотря на то, что главный их постулат — вариативное обучение, то есть у школьников появится возможность самим решать, какие предметы изучать углубленно, а какие на базовом уровне. Почему же педагоги встретили эту, казалось бы, благую инициативу в штыки?

— Идея дифференцированного подхода к изучению предметов в старших классах, безусловно, правильная. По такой системе учатся во всем мире. Проблема в другом. Возникает естественный вопрос: а что же войдет в то обязательное базовое ядро программы, которое требуется всем и которое останется бесплатным? Сейчас его составляют математика, литература, русский язык, история. Но в новых стандартах среди базовых блоков эти предметы не фигурируют. Зато есть некий предмет «Россия в мире», по которому пока нет ни учебников, ни методических пособий. Кто и как его будет преподавать, тоже непонятно. Или, например, второй обязательный блок — ОБЖ. Никто не возражает, что в наше неспокойное время этот предмет нужен, мне как уполномоченному по правам ребенка лучше многих известно, сколько проблем у каждого юного москвича может возникать в большом городе. Но специалисты утверждают, что ОБЖ вообще-то более уместны не в 10—11-м классах, а в начальной школе и в среднем звене, чтобы практические знания дети усвоили на уровне условного рефлекса. А если этим маскируется маршировка во дворе в противогазах и начальная военная подготовка, то это уже другой вопрос.

— Больше всего новые стандарты критикуют за то, что из перечня обязательных предметов убирают математику и русский язык. Но авторы стандартов утверждают, что перечень останется прежним, а у школьников появится выбор, насколько глубоко изучать тот или иной предмет. Может, педагоги просто неправильно поняли, что написано в стандартах?

— Главная проблема образовательных стандартов именно в том, что даже педагоги не могут понять, что в них содержится. Мне кажется, они должны быть написаны таким языком, чтобы их все понимали не только правильно, но и абсолютно однозначно. Иначе любой чиновник будет их трактовать по-своему. Не должно быть разночтений. Если открыть американские стандарты образования или французские программы, там все четко и понятно. Можно не соглашаться с содержанием, но о чем идет речь, абсолютно ясно. У нас же дискуссия во многом развернулась именно потому, что люди неправильно поняли написанное.

— Какие вопросы вызывают новые стандарты у вас?

— Вопросов много. Пожалуй, самый главный: что останется бесплатным, а за что придется доплачивать? Кроме того, в стандартах говорится, что из каждого блока предметов можно выбрать по одному. И что же получается — из одного блока можно взять русский, но не брать литературу. Значит, школьники уже могут не читать Толстого и Достоевского? Математика вроде бы выделена в отдельный блок. Но, например, алгебра и геометрия разграничены. Означает ли это, что можно заниматься одной геометрией? Разработчики отвечают, нет, не так. И, конечно же, есть вопросы к дифференциации. Почему, например, физкультура — обязательный предмет, а математика — это область дифференцирования? Разве физкультура не дифференцируема? Разве нет школьников, которые хотели бы углубленно ее изучать, чтобы стать спортсменами или поступить в военные вузы? И таких вопросов множество.

— Недавно были подведены итоги исследования PISA 2009, которые оказались для нас плачевными. Смогут ли доработанные стандарты помочь подняться в рейтинге?

— Россия участвует в этом исследовании уже 10 лет. И после каждого нового рейтинга мы видим, что наше образование катится вниз. Поэтому очень важно, чтобы новые стандарты были, во-первых, однозначно ясными, а во-вторых, аргументированно доказывали, каким образом мы после этого будем не вниз катиться, а подниматься вверх. Стандарты могут изменить систему образования, но повысить уровень знаний только с их помощью не получится. Например, Южная Корея теперь в лидерах PISA, а ведь 20 лет назад была на задворках. Поднять уровень образования там удалось после того, как преподавать в школы отправили лучшие 20 процентов выпускников вузов. Умный, толковый преподаватель разберется, чему учить детей. Дело не только в высоких зарплатах, а еще и в том, что к учителю в этой стране огромное уважение.

— Хватит ли у нас квалифицированных педагогов, чтобы преподавать детям по дифференцированным программам?

— Конечно, нет. Кстати, социологи, собиравшие данные для российской части PISA, провели исследование по учителям математики. Оказалось, что студенты наших педвузов, которые готовятся стать преподавателями математики, демонстрируют знания не хуже, чем в других странах. Но если, например, в Швеции 65 процентов выпускников собираются работать в школе, то у нас — 25 процентов. Более того, выясняется, что для молодых специалистов в школах просто нет мест, потому что там работает много пожилых учителей. Большинство из них трудятся не потому, что хотят, а просто чтобы выжить. И у директора рука не поднимется их уволить. Получается замкнутый круг. С одной стороны, ветеранам, которые уже отработали свое и хотят уйти на пенсию, надо обеспечить достойный уровень жизни. А с другой стороны, нужно дать возможность молодым учителям прийти в школу, повысить и реальный, и финансовый престиж профессии. Поверьте, тогда вопрос стандарта будет не самым главным.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера