Архив   Авторы  
Теперь в московских школах официально бесплатными остаются только уроки в рамках базисного учебного плана

Полубесплатный сыр
Общество и наукаОбразование

За свой счет государство готово давать школьникам лишь ту сумму знаний, которая приемлема для стран третьего мира



 

Лично для меня учебный год начался с телефонного звонка: приятельница долго и громко отчитывала меня за то, что мы, журналисты, не пишем правду о том беспределе, который теперь творится в московских школах. Аргументация была убийственной: ей, маме девятиклассницы и второклассника, в школе пояснили, что никто не будет бесплатно готовить ее дочь к экзаменам ГИА, а сына не будут кормить за госсчет. За шахматную секцию, хор, продленку и дополнительные занятия придется тоже заплатить. «Из школы сделали коммерческое предприятие!» — горячилась подруга. По сути она права. В школе теперь все строится исключительно на экономическом базисе: уроки, которые теперь называют услугами, активно продаются и покупаются. И хотя никто не отменял того постулата, что школа должна «учить, воспитывать и развивать», на «воспитывать» и «развивать» денег государство больше не выделяет. Да и «учить» оно тоже не горит желанием.

Услуги перед отечеством

Главная сенсация нынешнего учебного года заключается в том, что средние общеобразовательные учреждения города Москвы наконец перешли на новую систему финансирования — нормативно-подушевую. Она предполагает, что количество получаемых школой денег зависит от того, сколько детей в ней учится. Так, каждый учащийся начальных классов приносит 84 тысячи рублей в год, ученик пятого класса — 106 тысяч и так далее по возрастающей до 123 033 рубля на каждого старшеклассника. Простая арифметика: чем больше школьников числится в учебном заведении, тем больше денег оно получает из бюджета.

Как утверждает руководство департамента образования города Москвы, от введения нормативно-подушевого финансирования сплошные плюсы: зарплата учителей выросла на 25—30 процентов и сейчас составляет в среднем 55,6 тысячи рублей в месяц. Кроме того, все эти средства находятся в полном распоряжении самой школы. Пожалуй, лишь коммунальные услуги, вода, газ, электричество оплачиваются ею по прямым субсидиям города. А все остальные расходы, в том числе зарплаты сотрудников, ремонт, совершенствование материально-технической базы кабинетов и прочее, ложатся на само учебное заведение. Это, мол, здорово, поскольку директора лучше знают, на что именно потратить имеющиеся средства.

Понятно, что за эти деньги школы должны выдать на-гора свой основной продукт — знания. Есть также список услуг, которые ученик московской школы теперь может бесплатно получить. «Ему предоставляется в школе образование в рамках образовательного стандарта», — поясняет заместитель руководителя департамента образования города Москвы Татьяна Васильева. И все.

А стандарт нынче тоже новый. Ранее он традиционно складывался из федерального, регионального и школьного компонента. В переводе с чиновничьего новояза термин «компонент» означает школьный предмет и количество часов на его изучение, утвержденное на определенном уровне. Федеральный компонент для всей страны одинаковый, а школьный и региональный зависят от потребностей региона и школы. На основе этого верстается расписание. Однако региональный компонент теперь отменен, а остальные в этом году сильно перетряхнули и кое-где поджали. Так, например, в 9-м классе отведен один час на технологии, один час на МХК. Но при этом осталось только два урока русского языка, притом что в 8-м классе часов было три. В 10—11-м классах в федеральном компоненте в этом году фигурирует предмет ОБЖ, зато вместо двух уроков биологии остался только один. Но если федеральный компонент подвергся усушке и утруске, то компонент образовательного учреждения сильно сокращен с 7-го по 11-й классы. Почему? Причина проста — эти услуги предоставлять невыгодно. Как невыгодны теперь школе все прочие занятия, выходящие за рамки расписания.

Дополненное и исправленное

Что представлял собой школьный компонент? Это несколько часов в недельной учебной нагрузке, которые школа использовала по собственному усмотрению. Могла ввести еще один иностранный, а могла — допуроки, где подтягивали отстающих или готовили к олимпиадам и экзаменам. Эти часы оплачивались из бюджета, как и некоторые другие занятия вроде проектной деятельности или хорового кружка. А теперь? На дополнительное образование, то есть на различные кружки и секции, школам Москвы выделяется 900 рублей (!) в год на одного ребенка. На организацию групп продленного дня — также 900 рублей в год на человека. Специалисты дополнительного образования числятся штатными единицами педколлектива. А потому при нормативно-подушевом финансировании согласно законодательству их заработная плата не может быть ниже той, что они получали до введения новой системы оплаты труда. То есть не меньше 30—35 тысяч рублей в месяц. Если же посчитать средства, которые на их работу выделяются бюджетом, получается печальная картина: берем группу в 25 человек, умножаем на 900 рублей и получаем, что зарабатывать они должны 22 500 (!) рублей в год, или 1875 рублей в месяц.

В итоге директора школ оказались заложниками новой схемы финансирования. Сократить ставку специалиста дополнительного образования они не могут, поскольку обязаны оказывать те же услуги, что и раньше. Но чтобы найти этому педагогу деньги на зарплату, надо откусить понемножку у других учителей. В этой ситуации выход простой: переводить дополнительное образование в разряд платного. Что сейчас повсеместно и происходит. Любовь Буйлова, заведующая кафедрой педагогики дополнительного образования Московского института открытого образования, рассказывает: «Еще в прошлом году школы получали деньги на организацию различных форм дополнительного образования — клубов, секций, кружков, проектов. Для каждого общеобразовательного учреждения это составляло от 9 до 27 часов в неделю в зависимости от количества классов (в соответствии с приказом Московского комитета образования № 373 от 02.09.1996). С нынешнего года деньги на эту работу учреждениям образования практически не выделяются. В итоге допобразование либо переходит в разряд платного, либо уходит на сторону, то есть в дома детского творчества».

Конечно, в деле организации современной системы образования нельзя руководствоваться ностальгическими картинками советского детства. Рыночные отношения проникают во все сферы жизни, но должны ли они стать системообразующими в школьном образовании, задача которого не только учить, но еще развивать и воспитывать? Вот что думает по этому поводу директор Центра образования № 109 Евгений Ямбург: «Руководствуясь прагматическими соображениями, богатые родители готовы вкладывать свои деньги в занятия детей иностранными языками, теннисом, бальными танцами и т. п. Но эти дорогостоящие виды допобразования у нас и так давно на самоокупаемости. Приравнивать к ним все остальные виды внеклассной и внешкольной деятельности — значит ущемить материальное положение и человеческое достоинство педагогов дополнительного образования, отрезать путь к развитию еще большей массе детей и юношества».

Педагоги средней и старшей школы считают, что усушка школьного компонента — это катастрофа. Ведь обучение станет теперь усредненным.

Минус образование

Лучше всего то, что произошло со столичным школьным образованием, сформулировала Анна Яропольская — мама девятиклассника Алексея: «В этом году сын должен готовиться к ГИА. Он хочет сдавать физику и биологию. Мы надеялись, что он будет ходить на элективы по этим предметам и подготовится к экзаменам. Теперь придется брать репетиторов. Власти постоянно говорят, что все перемены в системе образования сохраняют его бесплатность. На самом деле школа бесплатно дает только тот минимум знаний, с которым в институт не поступить». Кстати, репетиторов мама не будет брать в школе: уж если платить, считает она, то специалистам с вузовским подходом к нужным предметам.

В самом деле, сегодня система устроена так, что каждому ученику дается некий усредненный минимум: школа более не заточена на то, чтобы выявлять и поддерживать талантливых и помогать слабым. Это атрибут системы образования отсталых стран. В продвинутых все устроено ровно наоборот. Например, в Финляндии во всех школах работают тьюторы, или «вторые учителя»: они присутствуют на уроках и следят, все ли ребята поняли материал. Если у кого-то возникают проблемы, тьюторы после уроков дополнительно объясняют пройденное, до тех пор пока ребенок не поймет тему. Не жалея часов, средств и сил. Результат — лидирующая позиция в мировом рейтинге школьного образования (лучше только Шанхай, где тоже сделан упор на индивидуальный подход к каждому ученику). А самое главное — школы гарантируют, что каждый ученик получил нужный объем знаний, усвоил их и умеет ими пользоваться. Демонстрируют они это на экзаменах, к которым не принято специально готовиться, ибо проходят они в скользящем режиме. Это и есть знак качества образования.

У нас таких гарантий нет. Результаты ГИА и ЕГЭ, единственный критерий, по которому можно было бы судить о качестве работы школы, уже несостоятельны. С репетиторами и за деньги к ним будут готовиться все поголовно. А еще придется платить за дополнительные уроки по предметам, которые ребенку пригодятся в будущем, но урезаны в учебном плане. Интернет уже запестрил предложениями восполнить недостаток учебных часов в школе частными уроками. Стоимость часового занятия для младшеклассника колеблется от 500 (если урок ведет студентка вуза) до 1500 рублей (столько берет дипломированный педагог со стажем). Для учеников средней школы цена в полтора раза выше.

Возникает вопрос: понимают ли чиновники от образования цену, которую придется заплатить? Видимо, понимают. Чтобы сохранить приемлемое качество образования, в Москве предлагают создавать «супершколы», где чем больше учеников, тем выше бюджет. И тем больше у администрации возможностей предоставлять своим ученикам образовательные и дополнительные услуги бесплатно.

В школе № 1298 Северо-Западного округа города Москвы, по словам директора Ольги Ярославцевой, больше тысячи учеников. Поэтому бюджет учебного заведения позволяет платить нормальную зарплату педагогам, в том числе и специалистам допобразования. Всего в школе открыто более семидесяти различных кружков и секций. Половина из них — занятия за счет школьного бюджета. Правда, директор старается не акцентировать внимание на том, что школа работает практически в три смены. Зато в «малонаселенных» школах администрация не в состоянии оплатить даже завтраки, а уж факультативы и подавно. Чтобы выжить, им придется объединяться. Но вот засада: даже в огромных школах судьба допобразования целиком в руках директора. А образовательный стандарт — он будет тем же при любом размере школы. В общем, родители, открывайте кошельки.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера