Архив   Авторы  
В России ежегодно закрываются сотни вузов и филиалов, а тысячи студентов лишаются альма-матер

Рейтинг как улика
Общество и наукаОбразование

Почему в России самыми популярными являются антирейтинги отечественных вузов, а за попадание в международные ранжиры государство платит миллиарды рублей

 

Вузов в России снова станет меньше. Министерство образования и науки РФ подготовило второе издание скандального «Мониторинга эффективности деятельности образовательных организаций высшего образования и их филиалов». Из 934 вузов и 1478 их филиалов эффективными оказались соответственно 743 и 1004. При этом 191 высшее учебное заведение и 474 филиала имеют «признаки неэффективности». Списки отбракованных универов — бестселлер среди студентов, абитуриентов и их родителей. Одним надо понимать, сумеют ли они окончить альма-матер, другим — куда пойти учиться. Антирейтинги четко указывают, куда идти не надо. А вот куда надо — непонятно. Ведь в следующем году с образовательной карты страны могут быть вычищены еще несколько сотен учебных заведений. И не факт, что в их число не попадут популярные вузы вроде МАРХИ или того же РГГУ.

Ситуация абсурдная: во всем мире обычно внимательно читают рейтинги вузов, а не их антиподы. А есть ли у нас что почитать?

Знак некачества

Сначала о списках неэффективных вузов. По словам заместителя министра образования и науки Российской Федерации Александра Климова, подобный мониторинг проводится для того, чтобы выявить качественные высшие учебные заведения и только им доверить госзаказ на подготовку специалистов. Неэффективные вузы — это как бы побочный результат этой благой деятельности. Чиновники уверяют, что по-настоящему хорошие вузы на обочине системы оказаться не могут. Да, мол, были просчеты в прошлый раз. Теперь-де все поправили и существенно изменили критерии оценки вузов: во-первых, их ранжировали не общей массой, а по профилям — базовые, военные, медицинские, сельскохозяйственные, творческие и пр. Во-вторых, эффективность оценивалась на основании не четырех, как ранее, а шести базовых показателей: по среднему баллу ЕГЭ студентов, по средствам вуза вообще и деньгам, тратящимся на научные исследования, по качеству инфраструктуры, доле иностранных студентов и количеству выпускников, нашедших работу сразу после окончания альма-матер. Соответствующие хотя бы трем критериям из шести были отнесены к эффективным. В-третьих, в мониторинге участвовали как государственные, так и негосударственные институты.

Озвучивать, какие конкретно вузы попали в группу неэффективных, Минобрнауки не намерено до тех пор, пока этот вопрос не пройдет обсуждение на межведомственной комиссии министерства. Но Александр Климов утверждает, что ведомство не планирует закрывать неэффективные вузы, их будут, как и в прошлом году, объединять с более сильными. Как самостоятельная единица они, конечно, исчезнут, студенты же продолжат учиться в другом месте. А вот слабо работающие филиалы совсем закроют. «У нас есть филиалы, где обучаются 30—40 студентов-заочников. О каком качестве образования в них может идти речь?» — удивляется Климов. И в самом деле: есть масса шарашкиных контор, которые всего лишь раздают за деньги дипломы.

Оценивать вузы по эффективности их педагогической и научной деятельности — дело благое. Чем выше эти показатели, тем больше студентов должно стремиться в данный институт. Но можно ли считать этот ранжир Минобрнауки по-настоящему объективным? Не факт. Ведь в следующий раз из этого рейтинга выпадет масса вузов, как это произошло сейчас, когда из прошлогоднего списка эффективных вычеркнули сотни учебных заведений. Тогда на что ориентироваться?

По просторам Интернета гуляют самые разные рейтинги — и сработанные на коленке, и вполне себе серьезные. В первых строчках там стабильно фигурируют МГУ им. Ломоносова, МГТУ им. Баумана, МГИМО, РУДН, МИФИ и МФТИ, Высшая школа экономики, Санкт-Петербургский госуниверситет. Авторитет указанных учебных заведений внутри страны действительно неоспорим. Однако вот какая незадача: уже многие годы российские университеты и академии, несмотря на заявляемые высокие показатели работы и сверхпопулярность в нашей стране, не попадают в мировые рейтинги. Хотя если сравнить международные и национальные ранжиры других стран, то корреляция очевидна. Что это значит?

Снять мерку

Значит это только одно: наша система высшего образования варится в собственном соку, а нынешний уровень отечественных вузов несопоставим с мировым. Почему же так происходит?

Есть три уровня независимого рейтингования вузов: глобальные, например Шанхайский рейтинг 500 лучших университетов мира или рейтинг британского журнала Times Higher Education, макрорегиональные — рейтинг вузов стран СНГ и БРИКС (в этом рейтинге МГУ стоит в этом году на 10-м месте) и национальные. В группу глобальных рейтингов наши университеты попадают крайне редко. Так, по данным Академического рейтинга институтов мира, составляемого в Шанхайском университете Цзяотун, только МГУ им. Ломоносова в этом году занял 79-е место, в прошлом году он был на 80-м месте. При составлении этого ранжира специалисты учитывали число выпускников и сотрудников вуза, ставших лауреатами Нобелевской и Филдсовской премий, цитируемость научных работ, количество публикаций в журналах Nature или Sciencе, размер университета. Еще один серьезный глобальный рейтинг QS, в котором фигурируют 800 лучших вузов мира,  составлялся на основе шести критериев оценки: репутации в академической среде, цитируемости публикаций сотрудников  вуза, соотношения числа преподавателей и студентов, отношения работодателей к выпускникам, а также относительной численности иностранных преподавателей и студентов. Возглавил этот рейтинг Массачусетский технологический институт (MIT). Второе  место  в глобальной десятке занял Гарвард, на третьем  месте  — Кембридж. Из российских вузов только МГУ им. Ломоносова попал в число двухсот лучших. Санкт-Петербургский государственный университет занял 240-е место, МГТУ им. Баумана — 334-е  место.

В топ-200, составленный в этом году журналом Times Higher Education, ни один российский институт не попал. МГУ им. Ломоносова опустился из группы «201—225», в которую входил в прошлом году, в группу «226—250». В этом рейтинге учитываются бюджет учебного заведения, мобильность его студентов, количество иностранных студентов и преподавателей, цитируемость научных публикаций, исследовательская деятельность.

Критерии составления мировых рейтингов довольно понятны и прозрачны. И то, что мы не попадаем в лидеры, весьма показательно: нет цитируемости — значит, миру не представлено убедительных и актуальных исследований или исследователей. Например, один из наших флагманов, МФТИ, имеет индекс цитируемости 1,77 против 14,24 у Массачусетского технологического института. Нет иностранцев — значит, обучение не дает перспективы для профессиональной деятельности. Маленький бюджет не может привлечь достойных преподавателей. И так далее. В итоге приходится констатировать: наше образование очень сильно недотягивает до мирового уровня.

Наши эксперты, впрочем, настаивают, что все не так плохо: три университета России (МГУ, МИФИ, МФТИ) входят в список 100 лучших в мире вузов по естественным наукам. Это радует, поскольку свидетельствует о том, что в специализированных дисциплинах Россия еще на уровне. Так что же, выходит, только эти три вуза можно точно рекомендовать абитуриентам для поступления? Но все же: у того же МIT учебная репутация по базе данных InCites (источник данных для рейтинга THE) равна 100, а у МФТИ — 55. Негусто.

Но стоит ли так серьезно переживать, что наши вузы не входят в международные рейтинги? Эксперты в один голос говорят — надо.

Глобальный  рейтинг  — это важный инструмент международного маркетинга, который позволяет не только привлекать зарубежных студентов, но и увеличивать заказы на фундаментальные и прикладные научные исследования, быть конкурентоспособным. Международный академический рынок оценивается не менее чем в 100 миллиардов долларов, при этом Россия занимает в нем менее 0,1 процента. По словам генерального секретаря Российского союза ректоров Ольги Кашириной, «проводимый в России мониторинг вузов — это тоже в своем роде рейтинг, правда, национальный. Для того чтобы наши университеты попали в мировую образовательную элиту, нужно начинать с формирования их региональной конкурентоспособности. Со временем они выйдут на уровень межрегиональной конкурентоспособности, а уж потом попадут и в глобальные рейтинги. Пока же они до этого уровня недоросли».

Однако ждать этого естественного роста пришлось бы многие годы, судя по тому, какими темпами идет реформирование сферы образования и науки. И государство готово выложить миллиарды рублей, чтобы ускорить этот процесс. В октябре 2012 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал любопытный документ за номером 2006-р, утверждающий план по развитию университетов, которые должны уже к 2020 году буквально ворваться в мировые рейтинги. Проект назвали «5-100», и только на 2013—2014 годы финансирование для вузов должно составить 1,1—1,5 миллиарда рублей. До 2020 года сумма будет исчисляться десятками миллиардов.

Топаем в топ

«5-100» расшифровывается просто: 5 российских вузов должны быть в мировых рейтингах THE, QS и ARWU в первой сотне к 2020 году. Финансирование солидное, и вузы засели за написание так называемых дорожных карт. Из 15 предложенных международному экспертному совету программ этой осенью было утверждено 12. Лучшей признана карта МФТИ. Листаем: здесь и собственные новые лаборатории (более 50), и привлеченная западная профессура (не менее 50 ученых мирового уровня, не менее 100 кандидатов наук с мирового рынка труда (PhD), не менее 1000 аспирантов и студентов в год), и новый кампус, в котором можно не только жить, но и заниматься исследовательской деятельностью. И новая финансовая модель, где доля внебюджетных доходов превышает треть, а расходы на научную деятельность к 2020 году составляют почти 6 миллиардов рублей. Много еще чего. Например, качественный пиар вуза и его выпускников поручен Агентству национальных коммуникационных стратегий, которое занимается еще и программой повышения конкурентоспособности МФТИ. Созданы современные ресурсы веб 2.0, позволяющие качественно интегрировать выпускников и консолидировать их общение: центр карьеры, ассоциацию выпускников и так далее. Повышение конкурентоспособности и создание имиджа (в том числе за рубежом) — дело долгое и недешевое, но совокупный бюджет программы МФТИ в 24,81 миллиарда рублей (из них госсредства —12,42 миллиарда рублей) это предусматривает. О нюансах дорожной карты можно рассказывать еще долго. Но вот вопрос: а почему вуз так жаждет попасть в международные рейтинги? У него тут, дома, все и так прекрасно — конкурс огромный, самые одаренные абитуриенты приходят учиться именно сюда, авторитет в стране и за его пределами (пусть в узких кругах)— безусловный. Министр Дмитрий Ливанов объясняет так: «Задача попадания в рейтинги не является самоцелью. Самое главное — выстроить новое качество исследований и преподавания в российских университетах».

Убедительно, но представим, что пять вузов деньги освоили и попали в сотню лучших. К нам что, тут же хлынет поток иностранных студентов из США и Европы, выкладывающих за обучение десятки тысяч долларов и евро? Сомнительно: мировой образовательный рынок давно поделен. Зато есть одна опасность: выпускникам наших топов будет гораздо легче найти хорошую работу за границей. Иными словами, государство за свои деньги создаст условия еще одной волны оттока мозгов.

«Вообще не думаю, но, к сожалению, не исключено, — говорит Константин Агладзе, профессор МФТИ, Киотского и многих иностранных университетов. — Однако и это не так страшно. Скорее всего, если программа сработает так, как планируется, уехавшие, набравшись опыта, вернутся. Ведь лаборатории, которые мы создаем сейчас, и зарплаты, которые предусмотрены для исследователей, ничем не уступают тому, что предлагают зарубежные вузы. А попадание в топ-100 сначала пяти, а потом и еще десяти вузов создает определенное качество научной среды».

А еще ученый, который занимается живыми системами (а образование — среда весьма живая) и хорошо в этом разбирается, считает, что должна быть создана критическая масса качественных образовательных и научных программ, тогда вся наука и образование получат качественный скачок. То, что этот прорыв будет готовиться под знаменем международных рейтингов, даже хорошо, поскольку западные критерии довольно прозрачны. И тут не сработает, как считает Владимир Зернов, председатель совета Ассоциации негосударственных вузов России, обычная практика, когда поддерживаются не те вузы, которые на самом деле являются лучшими, а те, чьи ректоры открывают ногой двери в министерские кабинеты.

Опасаться надо одного: что государство потеряет интерес к финансированию этого амбициозного проекта, не увидев быстрой отдачи. Тем более что в обстановке бюджетного кризиса эти деньги с удовольствием освоят более прыткие получатели. Но тогда все останется как есть. А рейтинги неэффективности вузов так и будут единственным нашим национальным бестселлером.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера