Архив   Авторы  
Раньше считалось, что государство не должно помогать некоммерческим организациям, но сейчас политика изменилась: благотворители и государство будут делать добрые дела вместе

Получите, отчитайтесь
Общество и наукаExclusive

Финансовая поддержка некоммерческих общественных организаций ляжет на плечи государства. Кому и как будут выделяться бюджетные деньги?



 

В мае начался прием заявок от некоммерческих общественных организаций (НКО) на субсидии из российского бюджета. По сути, речь идет о грантах, предоставляемых государством на какую-либо общественно-полезную деятельность. В России более 600 тысяч НКО. В них трудятся примерно 1,5 миллиона человек, еще около 9 миллионов подключаются в качестве волонтеров. Организации чаще всего берут на себя самые непростые участки работы - это реабилитация инвалидов, помощь тем, кто столкнулся с тяжким заболеванием, экологические проекты... До недавнего времени все надежды общественников возлагались на заграницу, которая, как традиционно считалось, нам поможет. Но реалии стали меняться: после того как государство пересмотрело правила и механизмы финансирования НКО, иностранные фонды начали уходить из России. На смену западным деньгам пошли отечественные бюджетные средства. Этот год будет уже третьим, как НКО получают субсидию из госбюджета. Деньги пока выделяются невеликие: в 2006 году - около 500 миллионов рублей, в 2007-м - 1,25 миллиарда, в 2008-м - 1,5 миллиарда. «Раньше считалось, что государство не должно помогать НКО, но, к счастью, пришло понимание, что это неправильно. Конечно, пока средства из бюджета нельзя сравнить с прежним объемом заграничных грантов, исчислявшихся десятками миллионов долларов, и по-хорошему помощь от государства должна быть раз в десять больше. Но работа идет в правильном направлении», - считает директор Института общественного проектирования Валерий Фадеев.

Конечно, достается субсидия не всем. В 2007 году деньги получили 1225 общественных организаций, всего заявок было около 4 тысяч. Отбором достойных занимаются так называемые организации-операторы, рекомендованные Общественной палатой. Всего их шесть: Институт общественного проектирования, общественный фонд «Знание», независимая организация «В поддержку гражданского общества», Лига здоровья нации, Национальный благотворительный фонд, фонд подготовки кадрового резерва «Государственный клуб».

Как определяют претендентов? «В область нашей компетенции входит социология, соответственно, мы рассматривали заявки, связанные с исследованиями в данной области, - поясняет Валерий Фадеев. - Критерии отбора - свежий взгляд, новые знания о нашей стране, все, что дает представление о происходящих в обществе процессах». По словам Валерия Фадеева, его институт в прошлом году получил 333 заявки, а удовлетворил 30. Хотя, говорит, деньги заслуживали и 100 претендентов, и средства не были бы потрачены зря. Впрочем, порой претенденты на гранты бывают весьма любопытные. «Например, предлагался проект проведения морского фестиваля под романтичным названием «Паруса планеты». Под него просили 600 миллионов рублейЕ Морской фестиваль - это, конечно, замечательно, но не мероприятие первой необходимости и не за такие деньги», - рассказывает музыкальный критик Святослав Бэлза, который рассматривал заявки в области культуры. Кстати, на сегодняшний день не только «Парусам планеты» не достались 600 миллионов рублей - такие суммы в принципе еще никому не присуждались. Самый большой грант, который смогла получить одна НКО из бюджета, оказался чуть ли не в 100 раз меньше - его дали фонду «Общественное мнение» на социологические исследования.

Вот, к примеру, как выглядит история одного грантополучателя - объединения «Благое дело» из Свердловской области. Все началось с того, что нынешний генеральный директор объединения Вера Симакова, за плечами которой педагогическая аспирантура, разрабатывала в свое время авторскую программу для развития детей-аутистов. Однажды к ней обратилась за помощью мама такого ребенка. Вера стала искать западные методики и дополнять их своими знаниями. Постепенно сформировался круг единомышленников. В объединение подтянулись ветераны афганской и чеченской войн, инвалиды после аварий и тяжелых болезней. Для них открыли деревообрабатывающее производство, компьютерный класс, мастерскую по изготовлению изделий из керамики и шерсти. «Общество должно быть заинтересовано в том, чтобы инвалиды стали полноценными его членами, работали по мере своих сил, - рассуждает Вера Симакова. - Для них это очень важно: можно, конечно, собираться и вместе петь песни или устраивать спортивные соревнования, но взрослый человек, особенно мужчина, должен приносить пользу, работать». Социальный состав людей, попавших в «Благое дело», самый разнообразный: есть 25-летний парень, который после избиения наркоманами заболел эпилепсией, несколько человек после ампутации, люди с умственными и нервными расстройствами. После первого гранта (200 тысяч рублей в 2006 году) объединению удалось запустить производство багетов и штор. В 2007 году получили второй грант - 1,5 миллиона рублей, и в этом году «Благое дело» также собирается подавать заявку. «Но, честно говоря, побаиваемся, - добавляет Вера Симакова. - У нас много планов, и если гранта не достанется, будет очень жалко их сворачивать».

Подобные опасения весьма распространены. Многие не верят, что дотации из госбюджета - это всерьез и надолго. «Государственная политика в сфере распределения грантов на отдельные социальные проекты - это, безусловно, большой шаг вперед для нашей страны. Но, как мне кажется, было бы наивно просто рассчитывать на деньги государства, - говорит президент благотворительного фонда «Кто, если не я?» Ольга Рейман. - Обещание добрых дел налагает ответственность за их исполнение, поэтому наш фонд для осуществления программ использует все возможные способы финансирования: пожертвования частных лиц и компаний, совместная реализация программ с другими фондами. В том числе планируем подать заявки на гранты на 2009 год по программе «Гиперактивный ребенок» - эта программа, как никакая другая, должна быть взята под опеку государства».

Эксперты говорят, что существуют даже профессиональные «подавальщики» заявок на гранты. Их можно вычислить по нескольким признакам. «При ближайшем рассмотрении становится очевидно, что никакой другой деятельности, кроме как написание заявок на гранты, организация не ведет. Часто оказывается, что у нее даже нет помещения, а в штате значится один человек. Балансовые отчеты пустые, свидетелей их добрых дел тоже нет. Видно, что ничего не делается, - объясняет Александр Брод, директор Московского бюро по правам человека. - Примечательно, что в качестве цели проекта будет указано очень правильное название. Например, сказал президент про «защиту прав детей, инвалидов и малообеспеченных», вот и у них будет слово в слово это воспроизведено». При этом заявка замахивается на многомиллионный проект, куда будут включены 200-метровый офис в центре Москвы и штат юристов с солидной зарплатойЕ

Естественно, предусмотрен механизм проверки тех НКО, которые гранты все-таки получат. Сначала - промежуточный отчет об освоении средств, потом - итоговый, за каждым шагом следят общественные контролеры. Опыт двух прошедших лет показывает, что около 90 процентов грантополучателей соблюдают все необходимые условия. С остальными разбираются через суд с обязательным отзывом полученных средств.

Конечно, выдать деньги из бюджета на каждый добрый поступок не получится. Собственно, на это и не рассчитано. Особое внимание, как считает председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам развития гражданского общества Мария Слободская, будет уделено не единичным проектам (провели концерт и забыли), а тем, что дают результаты и задуманы на длительный срок. «Скажем, программа по обучению компьютерной грамоте 20 пенсионеров не должна финансироваться из федерального бюджета - это задача местных властей. А вот, например, программа по излечению подростков от наркотической зависимости, которая разработана в Питере и дает очень высокий процент бросивших наркотики, по моему мнению, должна получить деньги. В других регионах могли бы не изобретать заново рецепты, а использовать эффективную технологию, - считает Мария Слободская. - Я считаю, что субсидии должны распределяться в следующей пропорции: 70 процентов - уже заявившие о себе технологии и 30 процентов - пилотные проекты, в которых будут обкатываться новые идеи». По-хорошему эти меры призваны стимулировать дотации для НКО по всей стране. Самые удачные идеи можно тиражировать по регионам, где их поддержат местные органы власти и бизнес-структуры. Так что ни одно доброе дело не останется незамеченным.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера