Архив   Авторы  
Летом на Атлантическом побережье США бок о бок трудятся тысячи студентов из восточной Европы. болгарин Пенчо Власковски (на фото справа) обучает россиянина Михаила Титова работе в рыбном ресторане

Русские пришли
Общество и наукаExclusive

Каждое лето российские студенты сотнями отправляются в CША как... гастарбайтеры. Стоит ли заокеанская овчинка выделки?



 

Лето — время не только отпусков, но и заранее планируемого трудового порыва. Тысячи российских студентов традиционно используют каникулы, чтобы подзаработать. В данном случае речь не о стройотрядах и бригадах шабашников, а о сезонной работе в США. Да-да, если кто не знал, есть такая американская государственная программа, называется Work&Travel. Получив без особых хлопот специальную четырехмесячную визу J1, студенты из разных стран, в том числе и России, отправляются за океан, где в курортный сезон резко возрастает потребность в трудолюбивых, скромных по амбициям и неприхотливых гастарбайтерах. Корреспондент «Итогов» оценил степень комфортности пребывания молодых российских сезонников в Америке.

Мечта о лэптопе

Мне повезло. Летел из Москвы в Нью-Йорк, и уже в самолете на ловца прибежал зверь. Вернее, сразу два. Причем в облике милых девчушек из Нижнего Тагила, оказавшихся соседями в переполненном салоне «Боинга». 22-летняя Ульяна Павлова уже третий раз летела подкалымить в Америку, ее сверстница и подружка Евгения Бондарева — во второй. Они только что окончили Нижнетагильскую государственную социально-педагогическую академию, получив красные дипломы, с чем я их и поздравил.

Любопытно, что до недавнего времени американцы не давали визу J1 выпускникам и первокурсникам российских вузов. Похоже, опасались, что среди тех и других больше процент потенциальных невозвращенцев. Но то ли реальность опрокинула опасения, то ли сверхсекретный вашингтонский план предусматривает поощрение притока образованной молодежи из определенных стран, но ограничение уже не действует.

Почему Америка? Ульяна, еще учась в английской спецшколе, мечтала в ней побывать. Оформляли поездку они с Женей в Екатеринбурге через посреднический центр. Прошли собеседование, заполнили бумаги, заплатили за все, включая авиабилет, около двух тысяч долларов каждая. Нужно предоставить подтверждение от будущего работодателя, но это не проблема — его могут найти посредники, за что берут еще сто долларов. Ульяна, когда ехала первый раз, сама нашла «джоб оффер» по Интернету.

Но эти виртуальные договоренности, как я позже выяснил, не дают никаких гарантий. 19-летние студентки МГУ им. Ломоносова, Ольга О. с факультета журналистики и Марина Б. с экономического, в течение примерно полугода по Всемирной паутине искали потенциального нанимателя. Наконец нашли. Владелец гостиницы в курортном городке Кейп-Мей на самом юге Нью-Джерси прислал согласие. Но когда девушки приехали, развел руками: извините, работы нет, поскольку гостиница полупустая. Что делать? Ольга и Марина стали лихорадочно думать, куда бы устроиться. До недавнего времени они трудились продавцами мороженого в соседнем с Кейп-Меем городке и искали, пока безуспешно, вторую работу — чтобы свести концы с концами, хотя бы жилье оплатить...

В миниатюрном штате Делавэр, в курортном местечке Рехобот-Бич каждое лето десантируются полторы тысячи сезонников, в том числе из России и Украины. 20-летняя Мария Кузьмина мечтает заработать на лэптоп и айфон, а может, даже на подержанную машину. «В России, — сказала она в интервью корреспонденту местной газеты «Ньюс джорнэл», — мне бы для этого потребовалось года два-три, никак не меньше, да и хорошо оплачиваемую временную работу труднее найти».

21-летней россиянке Мадине Маржоковой потребовалось две недели, прежде чем она нашла вторую работу на 25 часов в неделю в ресторане в дополнение к первой, 36-часовой, в пекарне. 20-летний Дима Данильченко из Украины второе лето подряд трудится в кафетерии «Беллифиллер». Студент, изучающий экономику, получает 8 долларов в час, работая 60 часов в неделю. Живет он в доме с десятью другими ребятами, за что платит 100 долларов в неделю. Собственно, это ночлежка, куда они приходят только спать.

Ульяне и Жене несравнимо легче было найти работу, чем остальным ребятам, — они уже, можно сказать, ветераны, набили шишки, обзавелись знакомствами. Ульяну твердо ждали в Оушн-Сити, что на атлантическом побережье Мэриленда. Она вновь станет за кассу в местном супермаркете. А жить будет в квартире, которую предоставляет сезонникам менеджер магазина. Кто сказал, что в Америке нет коммуналок? В комнатах для приезжих трудяг селят по четыре-пять душ, которые отстегивают хозяину депозит в 200 долларов, а потом платят по 85 долларов в неделю.

«Когда приехала в первый раз, ко мне очень хорошо отнеслись, — вспоминала Ульяна. — Терпели мой корявый английский, учили премудростям обращения с покупателями. Во второй приезд подняли зарплату. Но чтобы нормально заработать, нужно вкалывать целый день, с 9 утра до 12 ночи. И выходные получаются неполные. Очень тяжко». Невольно вспоминается классическая иммигрантская шутка про Америку как про трудовой лагерь с усиленным питанием.

Что по деньгам? За первое лето Ульяна заработала 5,5 тысячи «зеленых», за второе — 7,5 тысячи. Первым делом вернула родителям занятые на поездку две «штуки». Не все столь открыто называют доходы. Но из разговоров становится понятно, что средний разлет цифр сегодня — 6—9 тысяч долларов за сезон. Официантки получают несколько больше, но очень сложно устроиться, практически все места заняты. Парни предпочитают работу спасателей на пляже. Загораешь себе, на девчонок глазеешь. Те, кто покруче и половчее, предпочитают сферу строительства. Официально — ни-ни, профсоюзы грозно оберегают трудовую привилегию для своих, коренных. Но серый бизнес, преимущественно в крупных городах, охотно нанимает, особенно для авральных проектов, сезонников, которым платят на порядок меньше. Обитание в курортных городках, протянувшихся цепочкой вдоль атлантического побережья, имеет одно неоспоримое преимущество для гастарбайтеров перед глубинной одноэтажной Америкой. Можно на работу и по другим делам ходить пешком или ездить на велосипеде. А вот Жене пришлось помучиться. Прошлым летом она устроилась оператором аттракционов в парке развлечений в городке Фредерике, что в штате Мэриленд. Типичная американская структура быта с частными домами вдоль хайвеев, никакого общественного транспорта. Хозяин парка нашел для своих сезонников, среди которых были россияне, украинцы и ямайцы, трехэтажный дом. Купили в складчину видавший виды микроавтобус «Додж Караван». Мальчики, те, у кого были права, водили по очереди. «Додж» ломался почти ежедневно, морока была еще та, вспоминает со смехом Женя.

Чем занято свободное время юных гастарбайтеров, которого в принципе кот наплакал? Пляж, дискотеки, мороженое, треп по мобильнику. Если наших много, они тут же «кучкуются», нередко организуют русские клубы.

Почему буянил Джон Доу

Что говорить, наши девочки неотразимы. Ульяну настойчиво звали замуж — сначала болгарин, а потом американец. Но выходить замуж на чужбине планов пока нет. И еще: не дают прохода пылкие латиносы. Иногда в разговорах с потенциальными работодателями и домовладельцами приходится выслушивать гнусные намеки: я тебе зарплату или жилье, а ты, милашка, мне... Им бы вмазать сразу, негодяям, промеж глаз фразой насчет сексуального харассмента, в Америке таких обвинений очень боятся, неприятностей не оберешься. Но ключевых слов таких почему-то не ведают девчонки, не инструктируют их, что ли, памятки не пишут, да и боятся они сами скандалов в чужой стране. Хотя чего бояться — визы законные, работа легальная, так что качайте права на полную катушку, не трусьте.

Иногда случаются и серьезные ЧП. Скажем, в прошлом году было зарегистрировано порядка полутора десятков «приводов» в полицию российских сезонников. Как правило, ребят задерживали за мелкие правонарушения типа краж в магазинах и драк с местными пацанами. Конечно, нарушителей порядка единицы в сравнении с массой достойных российских парней и девушек, только пресса обожает инциденты с неместными — тут журналистские стандарты на удивление универсальны.

Неприятная история случилась в августе прошлого года в нью-джерсийском городке Белмар с 22-летним русским парнем, которого вслед за местной полицией мы назовем условным именем Джон Доу. Он подрался с работником мэрии, затем ударил пытавшегося его задержать полицейского и буянил в камере, куда его поместили, как говорится, до выяснения. Оказалось, что у него нет денег и работы, его вышвырнули из квартиры, которую он снимал. Позднее выяснилось, что в России у него диагностировали психическое расстройство и он по меньшей мере один раз помещался в соответствующую клинику.

А можно ли было разглядеть будущего возмутителя спокойствия еще на той стороне, до отъезда? Ведь при заполнении анкет и на интервью в американских консульствах в России от «отъезжантов» требуют кучу разных справок.

«Невозможно» — таков категоричный вердикт 21-летнего жителя Краснодара А., бывшего студента факультета управления Кубанского государственного университета. Он согласился говорить со мной анонимно, поскольку «пересидел» срок возвращения в Россию и стал представителем многомиллионной армии нелегальных иммигрантов. Первый раз А. приехал в США подкалымить летом 2004 года. Второй раз — следующим летом, и остался, когда виза истекла. Трудился в Белмаре и других городках центрального Нью-Джерси подсобным рабочим на стройках в компаниях русских эмигрантов. В консульство США в Москву он привез характеристику из деканата.

«Получить ее было плевым делом, — откровенничал А. — Там сидит секретарь, говоришь, чего надо, и тебе дают не глядя. Уголовное прошлое и учет в психдиспансере заявителя американцы, конечно, проверяют через российские органы. Если записаны приводы в милицию, визу не дадут. Но у нас за деньги сделают тебе любое чистое досье».

Случается, что к русским придираются, но в принципе Америка приветлива и доброжелательна к юным трудящимся, приехавшим на подмогу.

Экзамендля сезонников

Программу «импорта» студентов-сезонников Конгресс благословил в 1961 году для «укрепления культурного взаимопонимания между народами». Не знаю, как насчет культуры, а вот для многих держателей бизнеса в курортных городках сезонники стали главной рабсилой. Количество получателей визы J1 за минувшее десятилетие резко выросло — с 22 635 человек в 1997 году до 150 326 — в 2007 году.

Совсем недавно Голд Кей, владелец семи прибрежных отелей в Вирджинии, отправил своего кадровика Дэвида Финволла рекрутировать студентов — сначала в Таиланд, а затем в Восточную Европу. «У нас просто нет рук для курортного сезона, — сказал Финволл в интервью местной газете. — Американские студенты никак не хотят застилать постели и чистить туалеты за 7,75 доллара в час». Работодатели дружно хвалят эту программу, поскольку количество виз на одну фирму неограниченно, и главное, не надо, как в большинстве других случаев с иностранными работниками, предоставлять доказательство безуспешных попыток найма местных кадров. Впрочем, многие американцы недовольны использованием заемной силы в условиях роста безработицы и клеймят своих тинейджеров за нежелание заработать трудовой цент честным, пусть и непрестижным трудом.

Совет по международному образовательному обмену (CIEE), базирующаяся в Мэне некоммерческая организация, привозит в США примерно 30—35 тысяч иностранных студентов-сезонников каждое лето. Пресс-секретарь CIEE Мелвин Хармон констатировал снижение потока, объяснив его спадом экономики и, соответственно, покупательной способности туристов и отпускников.

Да, нынешнее лето подкачало. Рынок сезонной работы для подростков и студентов, как своих, так и приезжих (тут разницы нет), охвачен кризисом, самым мощным со времен Второй мировой войны. В газете USA Today, самой тиражной ежедневке страны, Институт по изучению занятости поместил объявление на всю страницу: «Что больше всего тревожит молодежь? Нежелательная беременность? Эпидемия курения? Нет, правильный ответ — безработица».

«Взрослая» безработица достигла в мае этого года 5,5 процента, прибавив полпроцента в сравнении с апрелем. Негативная динамика — во многом результат скачка сезонной безработицы среди подростков, которая выросла на 3,3 процента. Почему? Вроде бы благое дело — повышение минимальной заработной платы. Но каждая такая прибавка уменьшает количество вакантных мест в сегменте неквалифицированной рабочей силы, в который входят подростки и студенты.

Сегодня крайне сложно сезонникам зацепиться в сфере розничной торговли, строительства и производства товаров, по ним больно ударил экономический кризис, который пока суеверно называют стагнацией. Ребятам из-за рубежа приходится преодолевать и такой негласный барьер, как преференции для своих. Благодаря семейным связям, рекомендациям школ и, конечно, родному английскому, американские тинейджеры значительно легче находят сезонную работу, чем гастарбайтеры. Нередки случаи своеобразной дедовщины: это когда местные ребята поплевывают в потолок, а пашут за них приезжие. В парке развлечений, где вкалывала Женя Бондарева, ее возмутило явное желание американцев посачковать за счет русских. Менеджеру жаловаться было бесполезно: он откровенно держал сторону своих.

Дэн Смит, ведущий сайта, дающего советы сезонникам, называет их условия жизни рабскими. «Многие работодатели никогда не предложат таких условий американским студентам, — говорит он. — Ребята-иностранцы часто не осведомлены о своих правах. Когда они осмеливаются пожаловаться, их тут же увольняют. Ведь под дверью стоит очередь желающих занять их место».

Родная безбашенность

Моих новых знакомых, Ульяну и Женю, многое в Америке шокировало. Например, бьющий в нос запах помойки в Нью-Йорке. И еще то, что незнакомые люди в маленьких городках тебе улыбаются и говорят «хелло». Строгости заокеанские не очень нравятся, когда до 21 года даже пива выпить нельзя, везде требуют ксиву с указанием возраста.

Девчонки, как водится, накупают подарки родным и близким. У Ульяны папа — водитель, мама — менеджер в магазине. У Жени отец — металлург, а мама — предприниматель. Предки примерно одинаково отнеслись к идее временной работы в США. Поначалу неодобрительно, потому что боялись за дочерей, как бы чего не вышло, а потом благословили: мол, мы мира совсем не видели, так пусть вы хоть посмотрите своими глазами.

Сотрудник Генконсульства России в Нью-Йорке Андрей Рогозин сообщил мне, что в спектре городов, откуда едут в Америку российские студенты, почти напрочь отсутствуют Москва и Санкт-Петербург. Сплошная периферия. Не знаю, что и думать. Видимо, Америка в топ-листе вариантов летнего времяпрепровождения для столичных ребят вовсе не топ. Неинтересно, видать, и невыгодно. Не исключено, что когда жизнь в Нижнем Тагиле и других провинциальных городах станет подравниваться под столицы по доходам и развлечениям, то снизится число желающих батрачить за океаном.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера