Архив   Авторы  

Exclusive
Общество и наукаExclusive

Утраты и затраты

Москву то и дело сотрясают скандалы по поводу сноса памятников истории и архи­тектуры. Никто этому уже и не ­удивляется. Снесли-воссоздали, перестроили-утеряли... Провиантские склады накрывают стеклянной крышей, фасады отстроенной ­гостиницы "Москва" не такие, как прежние. Список потерь множится. И кажется, как ни защищай Военторг или купеческие особняки Замоскворечья, изменить ситуацию невозможно. Но памятники в городе еще остались. Подтверждение тому - "Атлас объектов культурного наследия города Москвы", презентованный на прошлой неделе. И теперь после очередной "реновации" мож­но отыскать снесенное здание на страницах атласа и начертать эпитафию - "погибло в результате инвестиционной деятельности". Но, как утверждают авторы, сей труд создавался для того, чтобы поставить точку в списке утрат. О том, какие еще шаги предстоит сделать для сохранения москов­ской истори­чес­кой среды, дискути­ру­ют председатель Комитета по культурному наследию Москвы Валерий Шевчук и профессор МАРХИ, завотделом НИИ теории ­архитектуры и градо­стро­и­тель­ства Юрий Волчок

С одной стороны

Валерий Шевчук: "Нарушения по использованию памятников, с которыми мы сталкиваемся, - это циничные действия, направленные на получение выгоды в виде дополнительных площадей"

 

Валерий Андреевич, проясните сразу: "Атлас объектов культурного наследия города Москвы" - это научно-популярный труд или надзорный документ?

- С одной стороны, это перечень, в котором впервые систематизирована информация по памятникам, расположенным в столице, а с другой - научный труд, ведь это результат большой совместной работы Москомнаследия, НИиПИ Генплана, Москомархитектуры. В получившемся трехтомнике представлены история развития территории Москвы, карты и чертежи. Но тремя томами мы явно не ограничимся - исследования продолжаются.

- Что заставило проделать такую работу?

- Нас обвиняли в том, что информация о памятниках закрыта, почти как секретные карты Москвы. Мы решили донести наши "тайны" до жителей столицы. Но атлас - лишь вершина того айсберга, той огромной работы, которая проведена Комитетом по учету объектов культурного наследия. И это не просто свод памятников, а необходимая информация для общественного контроля и для инвесторов. Ведь любая градостроительная деятельность на охранных зонах исторических объектов носит ограниченный характер. Главное - чтобы не было нарушено в целом восприятие самого памятника архитектуры. И атлас позволит это отследить.

- В последнее время было много шума вокруг судьбы таких исторических объектов, как дом Пастернака в Оружейном переулке и усадьба Колесникова на Таганской площади. Это только начало нешуточной борьбы за историческую правду?

- Мы стали привлекать СМИ к теме бережного отношения к прошлому и неожиданно получили обратный эффект - у жителей столицы сложилось впечатление, что в городе в этом плане дела обстоят из рук вон плохо. На самом же деле начала действовать четкая система контроля. К примеру, дом Пастернака пострадал в результате вандальных действий собственника. Суд подтвердил, что права собственности на объект вызывают большие сомнения и что владелец своими действиями нарушил законодательство об охране культурного наследия. В случае с усадьбой Колесникова мы выиграли все суды и получили прецедентное решение об изъятии прав частного пользования. Собственник этого памятника вел неприкрытую борьбу с Москомнаследием: начал строительство дополнительного объема, демонстративно присылал в адрес комитета фотографии стройки, показывая, что чихал на власть. Когда на основании решения суда мы приступили к сносу, то сразу же получили жалобу о превышении должностных полномочий.

- Ваши дальнейшие шаги?

- Комитет направил в законодательные органы предложения по усилению ответственности, вплоть до уголовной, и увеличению штрафов за подобные действия.

- Но, может, в действиях собственников нет злого умысла? Может, они хотят как лучше?

- Очень часто люди, нарушившие законодательство, говорят: "Извините, мы не знали". Это все от лукавого. Нарушения, с которыми мы сталкиваемся, - это циничные действия, направленные на получение выгоды в виде дополнительных площадей. Сегодня необходимо не только усиливать ответственность, но и воспитывать культуру отношения к памятникам, которая пока находится на потребительском уровне.

- Кто будет воспитывать эту культуру? Экспертные сообщества?

- Я категорический противник всяких экспертных сообществ в том виде, в котором они существовали. Их деятельность часто определялась тем, что сколько им заплатят за ту или иную экспертизу проекта, то они и разрешат сделать. Придя в комитет, я первым делом ограничил количество экспертных сообществ вокруг Москомнаследия. Мы, чиновники, специально поставлены для того, чтобы определять, что можно, а что нельзя. И попытки скрыться за таким фиговым листочком, как экспертное сообщество, - это уход от ответственности. Поверьте, дать архитекторам полную свободу творческих фантазий - значит лишиться исторического наследия.

- А они, архитекторы, жалуются на вас, что не даете приступить к реализации проекта "Золотой остров".

- Это ответственная территория. Ее большая часть входит в охранную зону Кремля. Приоритет должен быть отдан исторической застройке, а не идеям инвесторов. К сожалению, часто архитектор становится слугой инвестора. Хотя есть множество и обратных примеров, когда архитекторы в силу профессиональной этики не участвуют в подобных проектах.

- Какие проблемы законодательного плана тормозят рабочий процесс хранителей наследия?

- С точки зрения бюрократа, чем больше разных закорючек, тем значительнее роль чиновника, но, поверьте, я мечтаю о том дне, когда смогу сказать: "Господа, смотрите в закон города Москвы, там все написано". Нужен соответствующий документ, в котором оговаривались бы допустимые параметры застройки, высота, плотность, что можно сносить, что нельзя. В столице сегодня насчитывается 6280 объектов культурного наследия и около 20 тысяч объектов исторической застройки. Нам предстоит провести инвентаризацию всех объектов и утвердить правила работы с ними на уровне постановления городского правительства.

- По каким критериям может идти отбор "претендентов" в список памятников культурного наследия, если до сих пор не разработано положение об историко-культурной экспертизе?

- И это привело к тому, что процесс заявки объектов в список памятников культурного наследия может быть использован в рейдерской борьбе или в целях оказания давления на то или иное решение инвестора и власти. По закону любой гражданин имеет право написать заявление в комитет о том, что, по его мнению, такой-то конкретный объект должен относиться к памятникам культурного наследия. С этого момента объект считается "заявленным" и вся градостроительная деятельность приостанавливается до проведения историко-культурной экспертизы. Сроки ее реализации колеблются от одного месяца до двух лет. В этом году мы рассмотрели около 400 таких заявок, а всего в производстве находится около 1,5 тысячи. Мы просто не имеем права не рассматривать подобные заявления.

- Мировые экономические проблемы как-то отразятся на охране культурного наследия?

- Конечно. Кризис спасет культурное наследие, потому что он в первую очередь заденет тех инвесторов, у которых преобладают другие ценности.

С другой стороны

Юрий Волчок: "Сегодня в Москве возникает ситуация, когда можно снести памятник архитектуры, предварительно выведя его из числа объектов, охраняемых государством"

 

Юрий Павлович, почему в Москве все время гибнут памятники? Москомнаследие не справляется или закон несовершенен?

- Авторы новой версии закона об охране наследия решали вполне понятную задачу: ввести наше охранное законодательство в единое для всего западного мира правовое пространство, с тем чтобы жить по общим правилам. Но если такой тип законотворчества на Западе поднимает значимость архитектуры до масштабов общекультурного миропонимания, то у нас скорее выводит ее за границы правового поля. На первый план в разговоре о гос­охране выходят иные ценности, значимые сами по себе, но другие. И еще: трагедия любого исторического российского города в утрате представления о том, что есть подлинные ценности. В Москве в силу экономических причин это видно особенно ярко.

- Что вообще включает в себя понятие "исторический город" и каковы его подлинные ценности?

- Это многослойное понятие. И мало кто думает о том, какую смысловую функ­цию несет исторический город. Нельзя трактовать все старинные города в стране как туристические центры. Почему-то полагают: возраст населенного пункта - гарантия, что туда поедут туристы посмотреть "как было". А дальше рассуждают так: сделаем "под старину", допроектируем новое под старое. В результате общество перестает отличать подлинные ценности от новодела. Возьмите гостиницу "Москва" - это не восстановление утраченного, как декларируется, а попытка сработать "в стилях". Вряд ли кому-либо придет в голову датировать новое здание рубежом 1920-1930‑х годов, когда создавалась "Москва". Еще один пример - выставочный павильон "Москва", расположенный в районе ВВЦ, который хотят разобрать и перенести. Многие помнят, что павильон "прописался" на этом месте после того, как представительствовал на ЭКСПО в 1967 году в Монреале. Но мало кто знает, что выставка эта должна была состояться не в Монреале, а в Москве. От нее отказались по экономическим соображениям. И павильон "Москва" - едва ли не единственный "свидетель" того события. В любом памятнике архитектуры закодировано гуманитарное содержание историко-культурного наследия. И это есть подлинность. Недавно произошло знаковое событие. На звонницу Даниловского монастыря вернулись подлинные колокола, которые были в свое время проданы и оказались в Америке. Я отношусь к этому событию как историческому, так как надеюсь, что теперь разговор о подлинности памятника или сохранившихся его фрагментов станет действительно основным.

- "Атлас объектов культурного наследия города Москвы" поможет в этом?

- Обретение нового знания о реалиях архитектурно-градостроительного, архитектонического ландшафта напрямую связано с историко-культурными исследованиями городских территорий. Уже существующее и вновь обретаемое знание важно систематизировать и собрать в единое целое. Результат может быть полезен не только в границах архитектуроведения, но и шире - для культурологии и исторической науки в целом.

- Может, надо изменить систему постановки на госохрану памятников архитектурного наследия?

- Раз мы сочли необходимым войти в международное правовое пространство охраны наследия, то стоит присмотреться и к западным методикам работы с памятниками. Первое, что необходимо ввести в профессиональный и правовой обиход: охранный статус памятника и его принадлежность той или иной форме собственности - это не синонимы. Памятник, имея федеральный статус, в экономические отношения может вступать и на региональном уровне. Второе - это внедрение у нас принципов методологии включения в список Всемирного наследия не каждого памятника отдельно, а группой, объединенной той или иной общностью, фиксирующей их ценность. Мы вполне могли бы реализовать такой подход в межрегиональном проекте, в границах которого памятники авангарда единовременно получат федеральный статус, а не будут десятилетиями дожидаться своей очереди.

- Вы как специалист по архитектуре авангарда можете назвать причины, из-за которых этот пласт архитектурного наследия исчезает?

- Потому что это наследие новейшего времени. Сегодня в Москве возникает ситуация, когда по тем или иным мотивам можно снести (разобрать) памятник архитектуры двадцатых - тридцатых, равно как и более поздних годов, правда, предварительно выведя его из числа объектов, охраняемых государством. Повод всегда можно найти. Например, сослаться на его плохое физическое состояние.

- А если приравнять их по статусу к памятникам раннего времени?

- Тогда они больше не будут восприниматься как объекты, с которыми возможны вольности, когда кажется допустимым в нарушение законодательства "улучшать" наследие тех лет, приспосабливая его к текущим интересам инвесторов или чиновников. А когда и у тех и у других такого интереса нет, то памятник десятилетиями может не ремонтироваться, не говоря о научной реставрации. Жилой дом Наркомфина на Новинском бульваре в Москве архитектора Гинзбурга - всемирно признанный шедевр конструктивизма, пожалуй, самый наглядный тому пример. Хотя сегодня появились положительные тенденции в его судьбе.

- Но есть понятие "предмет охраны", и можно перестраивать здание, если на охране только фасады.

- С памятниками, которым по сто лет и больше, нет вопросов - сохранять надо практически все, что дошло до нас. Применительно к ХХ веку предмет охраны сформировать труднее, особенно с учетом его гуманитарной составляющей, необходимой для понимания сути архитектурного творчества в то время. Вместе с этим мы, к сожалению, утратили понимание консервации архитектурного наследия. Возьмите памятник авангарда, который хотелось бы сохранить. Это можно сделать, только законсервировав его по всем правилам реставрационной науки. Возможно, через несколько десятилетий люди осознают подлинную ценность и этого пласта наследия и найдут способы в полной мере сохранить его.

- Что делать сейчас: перелистывать "Атлас объектов культурного наследия..." и везти детей по адресам, чтобы они увидели подлинники?

- Везите. А вообще надо сделать еще один шаг вперед. При наличии довольно развитой археологической службы в городе вполне можно сделать квалифицированный городской раскоп и оставить его как есть, чтобы люди видели подлинную историю. Это куда сильнее, чем создавать псевдоисторическую среду.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера