Архив   Авторы  
Ректор Дмитрий Ливанов надеется, что в скором времени в ближайшем Подмосковье вырастет новый современный университетский кампус

По массачусетскому счету
Общество и наукаExclusive

"Россия перестала быть мировой научной державой. Теперь нам нужно возвращать позиции. Национальные исследовательские университеты как раз должны стать новыми точками лидерства, которое будет реальностью через 1015 лет",  говорит ректор Государственного технологического университета Московский институт стали и сплавов Дмитрий Ливанов


 

Россия решила направить развитие высшей школы в мировое русло - предпринимается попытка вернуть науку в университеты. Президент подписал указ о создании на базе двух ведущих московских вузов - МИФИ и МИСиС - национальных исследовательских университетов. О том, в чем суть этого нововведения и какие цели оно преследует, "Итогам" рассказал ректор Государственного технологического университета Московский институт стали и сплавов (МИСиС) Дмитрий Ливанов.

- Дмитрий Викторович, до сих пор говорили о необходимости создания в России федеральных университетов, теперь вдруг возникло новое словосочетание - национальный исследовательский университет. Растолкуйте, пожалуйста, чем они друг от друга отличаются.

- Государство приняло решение оказать приоритетную поддержку двум группам университетов. Первая - федеральные университеты, два из которых - Сибирский и Южный - уже существуют. Это крупные учебные заведения - на 30-40 тысяч студентов, которые создаются путем объединения нескольких региональных вузов. И соответственно они призваны обеспечить экономическое, социальное, культурное развитие определенного региона. Это крайне актуально для России. Но перед такими университетами в силу неблагоприятных начальных условий никто не ставит задачу в ближайшее время войти в число ведущих образовательных центров мира. Это возможно лишь в достаточно далекой перспективе. Пока трудно себе представить, что, например, на Дальнем Востоке или в Ростове уже через 10-15 лет будут работать нобелевские лауреаты. Вторая группа - национальные исследовательские университеты, и они создаются по другой модели - путем объединения в рамках одного вуза "критической массы" квалифицированных преподавателей и исследователей. Этим вузам будет поставлено жесткое условие - достаточно быстро выйти на международный уровень по качеству работы.

- Это означает, что сейчас мы не на уровне?

- Ситуация с профессиональным образованием в России сегодня неблагополучная. Наши университеты теряют конкурентоспособность - с каждым годом Россия все ниже и ниже опускается в мировых рейтингах вузов. Кроме того, есть большие проблемы и с наукой, где мы тоже сдаем позиции. В то же время хорошо известно, что в странах с действительно инновационной экономикой локомотивами роста, центрами, где рождаются новые идеи, являются как раз технологические университеты. Примеров можно привести много: это Массачусетский и Калифорнийский технологические институты, Стэнфорд, Технический университет Джорджии и другие. Есть очень сильные японские университеты, французские, немецкие. Сейчас активно двигается вперед Китай.

- Создание исследовательских университетов - это попытка приблизить наше образование к западной модели и стандартам? Ведь у нас вузы отделены от науки: Академия наук со своими НИИ существует от­дельно, а университеты отдельно.

- Да, безусловно. Но это путь не западный, а общемировой. Он успешно реализуется и в Японии, и в Китае, и в Корее, и в Индии. Эти страны за последние 15-20 лет сделали большой рывок вперед. И в этом смысле Россия отстает. Мы должны вернуться к нормальной логике, когда человек со студенческой скамьи вовлекается в научную и проектную работу высокого уровня и таким образом формируется как профессионал. Вот для этого и создаются национальные исследовательские университеты. Ключевое слово здесь, конечно, "исследовательские". Это университеты с высокой концентрацией и интенсивностью научной работы, с международными стандартами ее качества.

- Чем эти исследования будут отличаться от тех, что ведутся в академических институтах? Они будут прикладными?

- Не только. Эти университеты должны стать также центрами фундаментальной науки. Особенно сейчас, когда перед нашей экономикой стоит задача масштабной технологической модернизации. Россия де-факто перестала быть мировой научной державой, сейчас она уступает не только развитым, но и развивающимся странам. Теперь нам нужно возвращать позиции. Я считаю, что национальные исследовательские университеты как раз должны стать новыми точками роста и лидерства, которое будет реальностью через 10-15 лет. Кроме того, на перспективных технологических направлениях границы между фундаментальными и прикладными исследованиями сейчас практически исчезают, порой от идеи до ее реализации проходит всего несколько месяцев.

- Но почему именно МИСиС выбран для реализации проекта?

- Решение принималось другими людьми, поэтому могу только высказать гипотезу. Когда я стал ректором (примерно полтора года назад), то, естественно, задумался о том, как должен мой университет выглядеть через пять, десять или пятнадцать лет. И вообще какой вклад он внесет в развитие российской и мировой экономики. Мы собрали группу экспертов, которых лично я считаю лучшими на сегодняшний день в области образования и инноваций, и постарались ответить на эти вопросы. Была разработана конкретная программа, то есть что нужно сделать по шагам, сколько это может стоить, какие промежуточные результаты будут достигнуты, потому что абсолютно ясно, что отчитываться придется регулярно. И все вместе это преобразовалось в план создания на базе ­МИСиС национального исследовательского технологического университета. В качестве приоритетных направлений были выбраны технологии новых материалов, нано-, био-, информационные и телекоммуникационные технологии. Далее я обратился с письмом к Дмитрию Медведеву, который был тогда первым заместителем председателя правительства. И идея, скажем так, проникла в коридоры власти.

- Получается, инициатива исходила снизу?

- Именно так.

- Концепция создания ядерного университета на базе МИФИ предполагает объединение нескольких образовательных учреждений - вузов, техникумов и колледжей. А по какому пути пойдете вы?

- Мы сознательно отказались от развития путем укрупнения, так как считаем для себя неправильным на сегодняшнем этапе объединять слабые части в надежде на то, что возникнет сильное целое. В первую очередь нам нужно серьезно повысить интенсивность исследовательской работы, качество образования в самом МИСиС, а потом уже, через несколько лет, можно ставить вопрос об объединениях, альянсах и т. д. Пока будем развиваться путем усиления того университета, который есть.

- Такой амбициозный проект нельзя реализовать без частных инвестиций.

- Да, мы рассматриваем бизнес, ведущие российские и международные компании как стратегических партнеров. И многое - в плане развития образовательных программ, открытия новых направлений подготовки и исследований - будем делать в интересах высокотехнологичного бизнеса в России, в интересах компаний-лидеров и с их активным участием. Мы ставим перед собой задачу раскрыть университет для внешнего влияния, сделать наше образование и исследования восприимчивыми к запросам экономики.

Далее. Будет сформирован целевой капитал, эндаумент - он станет материальной основой развития университета. Он обеспечит его независимость от бюджетных колебаний, от нестабильности, связанной с экономической ситуацией в стране и мире, то есть будет финансовой базой, которая заложит уверенность в будущем развитии. И наконец, необходимо также создать качественно новую университетскую инфраструктуру. На мой взгляд, университет должен представлять собой единую логистическую и архитектурную систему, которая станет центром притяжения лучших людей - и студентов, и преподавателей. Поэтому собираемся строить новый университетский кампус.

- Прямо в центре Москвы?

- Нет, конечно. В трех километрах от МКАД по Калужской дороге. Мы заключили соглашение с компанией, выразившей желание пожертвовать 100 гектаров создаваемому университету. На этой земле будет построен современный университетский кампус с учебно-лабораторными корпусами, общежитиями, жильем для преподавателей и сотрудников, объектами спортивной и культурной инфраструктуры, технопарком, бизнес-инкубатором, то есть всем тем, что нужно для полноценного существования технологического университета мирового класса. Долевое участие бизнеса и государства в создании кампуса - важный составной элемент нашей программы.

- На что еще пойдут деньги?

- Значительные средства нужны на реализацию кадровых программ и создание новых направлений исследований, то есть на науку. Не только в России, но и во всем мире сейчас дефицит квалифицированных университетских преподавателей, которые могут не только учить, но и вести исследования на высоком уровне. Конкуренция в этой области очень жесткая, и ставки соответственно также высоки. Люди, например, из бизнеса придут в университет только в том случае, если им предложат хорошую зарплату и комфортные условия работы. Прекрасно понимаем, что и сейчас, а тем более в перспективе, мы будем бороться за преподавателей с ведущими мировыми университетами. Поэтому нам необходимо уже сегодня закладывать в планы такой уровень оплаты труда, который останется конкурентоспособным и через несколько лет.

- В своей концепции вы обозначили специальности, востребованные сегодня. Вы просчитали их на 15-20 лет вперед?

- Мы сделали попытку, понимая всю зыбкость таких прогнозов. Нынешняя экономика развивается так, что целые отрасли рождаются и умирают в течение 3-4 лет. А образование - это процесс, рассчитанный на несколько лет: либо 4 года бакалавриата, либо 6 лет с магистратурой, либо 9 лет с аспирантурой. Поэтому мало научить человека работать с конкретными технологиями - ведь после окончания им вуза они могут устареть. Главное, чтобы он научился учиться, воспринимать новое, овладевать информацией и применять эти знания и умения в своей профессиональной деятельности. Поэтому, на мой взгляд, нужно серьезно менять содержание образования. Просто загрузить человека знаниями сегодня неактуально - это не соответствует запросам экономики XXI века. И еще... В России, по моим оценкам, в ближайшие 10–15 лет технологическое развитие будет происходить в основном за счет заимствования и адаптации зарубежных технологий. И это ставит новые задачи перед системой образования. Мы всегда готовили таких, скажем, творцов. Но сейчас в вузах учатся 7 миллионов студентов - понятно, что 7 миллионов творцов нам не потянуть. Сегодня для работы в промышленности нужны другие люди, с другими умениями.

- То есть хорошие исполнители?

- Когда мы говорим, что человек должен прочитать инструкцию и уметь ее использовать, то речь идет не об инструкции к пылесосу, а о руководстве к очень сложному технологическому оборудованию. Оно может занимать несколько томов документации. Чтобы вникнуть в него, мало знать, как технология работает, - нужно владеть и иностранным языком, и навыками управления и информационного поиска, то есть целым набором компетенций, которые нашей системой образования никогда не воспринимались как что-то необходимое. Именно здесь слабое звено.

- Что вы будете считать показателем успеха проекта? По каким вехам намерены ориентироваться?

- Есть несколько ключевых индикаторов, причем все они легко измеримы. Во-первых, это карьерные успехи выпускников, их первая зарплата. Здесь на фоне российских вузов ­МИСиС выглядит хорошо - входит в первую десятку. Но мы хотим состязаться не только с российскими вузами, но и с нашими конкурентами в мире, причем имея в виду, что за 10-20 лет они уйдут вперед. Следующий показатель - качество исследовательской работы. Это и уровень публикаций сотрудников, и вовлеченность студентов и аспирантов в эти работы. Наконец, просто количество высококлассных ученых, работающих у нас. Далее, вклад в технологическое развитие экономики, то есть количество патентов, технологий, созданных в стенах университета и освоенных промышленностью, объемы связанных с этим поступлений от продажи лицензий и т. д. И еще один индикатор - достойное место России в мировой университетской табели о рангах. Мы планируем войти в сотню лучших университетов мира, скажем так, в разумные сроки. Так как система высшего образования очень инерционна, конечно, это будет не через год и даже не через пять лет. Ставим себе цель попасть в число 60-70 лучших университетов мира к 2025 году. А в первую сотню - к 2020 году. Быстрее этот путь никто не проходил, и, по-моему, быстрее пройти его невозможно.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера