Архив   Авторы  
Слева направо: Дмитрий Смердов, Анна Филиппенко, Виталий Иванов, Сергей Ларионов

Знай наших!
Общество и наукаExclusive

Спасшиеся российские дайверы рассказали "Итогам" о своей невероятной 36-часовой одиссее в Красном море





 

Операция по спасению четырех российских дайверов, пропавших на прошлой неделе в водах Красного моря, могла бы напоминать готовый голливудский сценарий. Могла бы, если бы в их спасении, как это обычно показывают в кино, участвовали флот, вертолеты и десятки спасательных подразделений. На самом деле нашим дайверам пришлось спасаться самостоятельно, и уже одно это кажется невероятным. Историю 36-часового выживания в море корреспондент "Итогов" услышал непосредственно от героев событий. Их четверо - Виталий Иванов, Сергей Ларионов и Анна Филиппенко с мужем Дмитрием Смердовым.

Виталий: 15 августа мы прилетели в Хургаду для участия в дайвинг-сафари. Все его участники проживают на яхте. В нашем случае это была лодка "Богемия". У каждого планировалось по два-три погружения в день. 16-го числа вечером мы вышли в море, наутро позавтракали чаем с печеньем и начали готовиться к погружению в районе острова Большой Брат. Мы не новички в дайвинге, и на этом месте были уже не раз.

Дмитрий: Сам остров - очень интересное место с точки зрения дайвинга. Во-первых, он расположен далеко в море, а во-вторых, там можно увидеть крупных рыб - разнообразные виды акул, в том числе и очень редких молотоголовых акул - хамерхэдов. Около 8.30, после подробного брифинга на корабле по месту погружения, мы начали готовиться к спуску, предварительно поделившись на группы. В нашей группе было шесть человек. Мы надели оборудование и сели в "зодиак". Разбились по парам. Виталий шел с Сергеем, а я - с Анной. Погружение у этого острова имеет ряд особенностей из-за хитрого течения. С утра оно идет вокруг острова по часовой стрелке. К вечеру меняется и идет против часовой стрелки. Наша задача была как можно ближе держаться к острову, чтобы не отнесло. Надо было учитывать и такую вещь, как течение горизонтальное и вертикальное. Своего рода это такие восходящие-нисходящие потоки. Причем они могут проявляться одновременно, хотя это редкость. Сначала дайвера как бы выбрасывает наверх, затем тут же увлекает вниз. Похоже на то, что испытывает самолет, попав в турбулентность. Причем амплитуда глубины довольно большая. Как раз в это течение мы и попали. После того как сумели его преодолеть, попали уже в горизонтальное течение, которое понесло нас в сторону от рифа в открытое море. Возможности подойти ближе к рифу у нас не было.

Виталий: По правилам, если тебя относит от места погружения и ты не выполняешь маршрут дайва, ты должен всплывать. Мы так и сделали. Поднявшись, выбросили специальный буй, чтобы нас заметили. Сильное течение тем временем начало нас относить от острова словно по спирали. С момента погружения прошло минут двадцать. А дальше, сейчас анализируя ситуацию, я считаю, что совершил ошибку. Нужно было снимать с себя оборудование и всеми силами добираться вплавь до корабля. К тому же мы его визуально наблюдали. Расстояние до него было метров 200-300. В принципе штатная ситуация, которая на подобных сафари случается нередко. Однако наша ситуация усугублялась тем, что на море было большое волнение и к тому же нас несло в сторону солнца. Когда смотришь с корабля, море бликует, заметить буй просто нереально. Мы начали дрифтовать, надеясь в душе, что нас все же заметят. Паники совершенно не было. Но шло время, и мы увидели, что корабль стал от нас удаляться. Тогда мы осознали, что с корабля нас не видели.

Дмитрий: Мы пытались определить направление течения, но это сделать очень трудно, потому что оно двигалось скорее по спирали.

Виталий: Но вдруг мы увидели, что корабль идет на нас. Четко в нашем направлении. Мы обрадовались, начали размахивать буем, вот-вот, еще 500 метров, и все в порядке. И вдруг корабль круто пошел от нас вправо. Кричать бесполезно. Время - полдень. Судя по всему, с корабля определили место поиска чуть правее от нас и бросили все силы туда.

Сергей: Страха не было, просто было некое осложнение ситуации. Все это время нас продолжало нести течение.

Виталий: Для себя я понял: ребята на корабле догадались, что нас унесло течением, что мы живы, а значит, будут организованы поиски - должны появиться "зодиаки", скорее всего вызовут вертолет. И точно - к четырем часам дня мы услышали звук вертолета.

Сергей: Ветер дул в нашу сторону, волна поднялась, мы старались держаться вместе, чтобы не потеряться. Судя по всему, вертолет прочесывал определенные квадраты. Звук то нарастал, то удалялся, то вновь нарастал, а потом пропал. Смеркалось, и мы поняли, что на сегодня поиски окончены и нам придется ночевать в море. Чтобы нас не раскидало ночью, мы связались веревками. Решили отдохнуть, кто-то задремал.

Виталий: Я не спал, какой уж тут сон! К ночи ветер стал стихать.

Дмитрий: Пока не село солнце, мы начали продумывать направление, в котором имеет смысл двигаться, пытаясь ориентироваться по восходу и заходу солнца, то есть используя природные явления. В душе понимали, что сегодня нас никто не найдет и надо двигаться, искать берег. Когда окончательно стемнело, вдалеке мы увидели крошечные огни.

Виталий: В 18.00 начало темнеть, видимость не улучшилась. Стояла дымка, и в какую сторону двигаться, решить было непросто. Вдруг вдалеке я увидел мечеть, крикнул ребятам - видят ли они ее?

Аня: Я посмотрела в сторону - очень далеко на горизонте показался шпиль мечети. Волна была немаленькой, нас все время качало, и шпиль то появлялся, то пропадал.

Виталий: Сложность состояла в том, что, когда ты идешь на дайв, ты надеваешь костюм, соответствующий обстоятельствам. В костюм входит и специальный жилет - компенсатор плавучести, он помогал держаться на воде. Поскольку температура была 30 градусов, мы оделись легко. Когда стемнело, стало холодать. Тем временем видимость окончательно упала, что делать - непонятно. Привязаться к какому-то ориентиру нереально. Тебя повернуло на 180 градусов, и все - ты вообще не понимаешь, где находишься. Когда появились звезды, мы нашли Большую Медведицу и определили, где север. Но не могли понять, на каком расстоянии от берега находимся. Скоро стало невыносимо холодно. Надо было двигаться. Чтобы окончательно не замерзнуть, решили плыть в ту сторону, где мы видели мечеть. Плыли довольно долго, останавливались на отдых, прижимались друг к другу, чтобы согреться.

Сергей: В районе часа ночи мы увидели зарево в обратной стороне. Решили разворачиваться и плыть на это зарево. Когда дымка окончательно рассеялась и море успокоилось, мы увидели в стороне зарева огоньки.

Виталий: Подумали, что там корабли стоят. Причем огоньков было много, и все они располагались вдоль горизонта. Затем со стороны огней я услышал музыку. Чтобы окончательно в этом убедиться, мы перестали грести, прислушались. Запомнилось, что небо в тот момент было потрясающим. Звезды падали одна за другой. Естественно, загадывали желание. Нетрудно догадаться какое.

Аня: Каждое наше движение сопровождалось свечением планктона. И мы, как светящиеся шарики, качались в открытом ночном море, привлекая к себе хищников. Тогда-то и вспомнили фильм "Открытое море", где молодая пара оказалась в открытом море. Я постоянно молилась, вспомнила о детях и родителях.

Дмитрий: Казалось, что огни недалеко и мы быстро до них доплывем. Решили ускориться. Но прошел час, другой, а они все не приближались. Время на тот момент было около часа ночи.

Виталий: Я просчитал варианты. Допустим, я остаюсь с ребятами, проходит ночь, мы обезвожены, уставшие, промерзшие. Утром надо плыть, но где взять сил. Даже если ты видишь берег, все не доплывут. Анне было очень тяжело. Если мне плыть утром к берегу, то доберусь до него максимум к вечеру, опять же ночью никто на поиски не пустится. На тот момент нам было уже ясно, что поиски ведутся в неправильном направлении.

Сергей: Ну, это мы сразу поняли, когда вертолет ушел из-под нашего носа.

Виталий: Положение было 50 на 50. Понятно, если я не поплыву, на вторые сутки зону поиска расширят, но этого будет недостаточно, чтобы нас найти. Если я поплыву и не доплыву, для ребят ничего не изменится. А если я доберусь до берега, то смогу точно указать их координаты. Поэтому я решил плыть.

Сергей: Я сразу сказал, что вплавь до берега не доберусь.

Аня: Сбросив все оборудование, Виталий остался в костюме, в ластах и маске - и поплыл.

Виталий: Про себя подумал, что к семи утра точно доберусь. Сбила меня с толку музыка. Я понимал, что свет далеко, но звук-то близко. Думал, что до огней километров 10. В реальности все было иначе. В душе я понимал, что, достигнув земли, увеличиваю шансы всех на спасение. Нужно только доплыть. Не знаю почему, но внутренний голос мне твердил: ты доплывешь! И точка. Понятно, что легче всего плыть на спине, одновременно работая ногами и руками. Я взглянул на звезды, которые вели к этим огонькам, выбрал направление и поплыл. Примерно через час опять повернулся к огонькам и с ужасом заметил, что совершенно к ним не приблизился. Тогда только осознал, что расстояние намного больше.

Дмитрий: Паники среди нас не было, мы точно знали, что выживем. У каждого из нас в этой жизни есть свои обязательства, поэтому погибать не было никакого смысла. А так как спасательная операция до нас не добралась, мы понимали, что еще одну ночь в воде не выдержим. По-этому решили спасать себя сами.

Виталий: Вскоре музыка стихла. Для меня в тот момент главным было следить за звездами, чтобы не потерять ориентир. Я продолжал плыть и запретил себе смотреть назад. Стало светать. Это ужасно, так как звезды гаснут, и ты теряешь ориентиры. Следом другая проблема - поднимется ветер, дымка, снова можно легко потерять берег. Я решил ускориться. В голове было только одно: успеть добраться до берега. Час я плыл на пределе сил, визуально наблюдая берег. Работал руками и ногами, как на автомате. Медленно поднималось солнце. Я плыл от него. Поднялись волны, и, как нарочно, это было боковое течение, меня начало сносить. Часам к шести окончательно рассвело. Последние три часа были самыми страшными. Поднялся шторм, меня все время сносило, но берег все же приближался. За ориентир я взял небольшой домик на возвышенности. В какой-то момент подумал: "Что за заколдованный домик, почему он не приближается?" Потом решил плыть под углом к течению. Берег становился все ближе и ближе. Последний час был самым жутким. Выбравшись на берег из последних сил, я увидел машину, из которой вышел человек. Я побежал к нему и понял, что кожа на лице у меня вся сгорела и буквально слезла. Мои ладони оказались полностью стерты. Я бежал к машине и махал руками. Человек меня заметил, но почему-то стал отъезжать. Видимо, он просто не понимал, чего я от него хочу, и боялся меня. Я ему дал понять, что хочу пить. Он дал мне бутылку воды. Я жадно ее выпил. Меня всего трясло.

Помню, у меня не было четкой уверенности, что я приплыл в Египет. Спрашиваю человека: "Это Египет?" Он кивает головой. Я назвал два слова - Сафага, Хургада - и увидел, как его лицо растянулось. Я до сих пор не знаю, в каком месте выбрался на берег. Но человек в тот момент смотрел на меня как на сумасшедшего. Я еще раз спросил его: "Это Египет?" Он опять кивнул головой и решил дать мне хлеба, но у меня не было слюны, и я не смог проглотить ни куска. Тут подошли местные жители, поняли наконец, что случилось, и поинтересовались, сколько я провел в воде. Был полдень, а значит, я плыл 10 часов. Вызвали полицию и "скорую". Я сбросил костюм, который обжигал мое тело. Другой одежды не было. Мне принесли шорты и майку. Когда меня осмотрел доктор, сказал одну лишь фразу: "В госпиталь!" Я отказался, говорил, что в море остались трое ребят. В тот момент для меня было важным понять, что спасательная операция продолжится в правильном направлении...

Сергей: Когда Виталий уплыл, в полудреме я вдалеке услышал крик. Подумал, может, мне показалось? Как выяснилось потом, Виталий проверял таким образом, как распространяется звук и насколько далеко до берега. Я был уверен, что он добрался и вот-вот придет помощь.

Аня: Когда ни к 10, ни к 12 часам вертолеты и корабли не появились, мы поняли, что Виталий, возможно, не доплыл, и сегодня нас никто не найдет.

Дмитрий: Ну а раз не было никакого движения, мы, ориентируясь по солнцу, решили двигаться. И вдруг в дымке увидели землю. Причем увидели ее четко. Я закричал: "Земля!" Сергей мне: "Да ты что? Это глюки!"

Сергей: Потом и я увидел землю. Решили двигаться в этом направлении, очень активно растрачивая последние силы.

Аня: Шли очень высокие волны, и, если переставали грести, течение опять относило обратно. Поэтому останавливаться было нельзя.

Сергей: Двигались долго, но и земля читалась хорошо. Время было в районе четырех часов дня. Естественно, переживали за Виталия, добрался ли он.

Дмитрий: Понимаем, раз нет никаких движений, значит, надо либо выбираться самим, либо готовиться еще к одной ночевке в море.

Аня: Еще одну ночь мы бы не пережили. Ребята, да и я тоже, периодически теряли сознание. Три попытки выбраться на берег оказались безуспешными. Нас обратно выбрасывало в открытое море. Мы решили предпринять еще одну попытку, собрались из последних сил и все-таки выбрались на берег в районе города Марс-эль-Алам. Спасательную операцию, о которой так живописали различные СМИ, мы не видели. Лишь к 19.00 над точкой, где мы вышли на берег, пролетел вертолет, а потом подошли два корабля. В это время мы уже садились в такси...

Хургада - Москва

Со знанием дела

Михаил Сафонов, ведущий российский дайв-эксперт, инструктор дайвинга с 20-летним стажем, вице-президент Подводного клуба МГУ:

-То, что произошло с ребятами, - настоящее чудо! Эта четверка впервые за всю историю дайвинга смогла самостоятельно добраться от острова Большой Брат до берега. Они выдержали, не стали паниковать, а боролись за жизнь и смогли выжить. Они настоящие герои!

Почему же они попали в данную ситуацию? Чтобы понять, что произошло, необходимо проанализировать несколько важных обстоятельств. Итак, первое. Насколько я знаю, все участники группы были сертифицированными дайверами, а Виталий Иванов имел высокий уровень квалификации - он дайв-мастер. Ребята имели все необходимые знания и навыки, чтобы самостоятельно оценивать сложность того или иного погружения и решать, куда и как погружаться. Я бы сравнил это с обладанием водительскими правами и водительским стажем. Документ дает право ездить на автомобиле, а опыт - принимать решения о готовности или неготовности к маршруту определенного уровня сложности.

Второе - место погружения. Оно хорошо знакомо российским ныряльщикам. Первый раз наши аквалангисты погружались там в январе 1999 года. Тогда там ныряли лишь отдельные группы. Cейчас ежедневно в этом районе погружается от 50 до 200 человек. Описания маршрутов приведены в Интернете, специальных дайверских путеводителях и даже снабжены картинками. Обычно группа погружается на северной оконечности острова Большой Брат и по западной или восточной его сторонам движется к южной оконечности. Там ее подбирает надувная лодка, которая доставляет ныряльщиков на их яхту. Таков план в случае, если течение идет с севера на юг. Если течение обратное, что изредка случается, то и план меняется на противоположный. В тех местах, где течение разделяется на две струи, огибающие остров, и там, где струи соединяются, есть небольшие локальные области, в которых течение очень слабое или просто отсутствует. Обычно эти области используются дайверами, чтобы зайти в воду или выйти из нее. Во всех остальных местах течение идет вдоль рифового склона.

Судя по тому, что произошло с нашими коллегами-дайверами, в начале погружения было как раз поверхностное отжимающее течение, то есть они попали в ситуацию, когда течение "перекатывалось" через мелководную часть рифа и затем относило от него. Отдавая должное их опыту и силе воли, не могу не обратить внимание на ошибки, которые скорее всего были допущены. По всей видимости, ребята промешкали на поверхности или сразу под поверхностью и оказались отнесены от рифа на слишком большую дистанцию. Оказавшись вне видимых ориентиров в толще воды, возм ожно, не сразу приняли решение всплывать или всплывали слишком долго. Оказавшись на поверхности уже отнесенными на некоторую дистанцию от рифа, вероятно, не сразу сконцентрировали все свои силы, чтобы доплыть до него.

Преклоняюсь перед человеческими качествами наших дайверов, которые сумели, попав в столь сложную ситуацию, сохранить способность думать и действовать, которые не потеряли надежды и добрались до берега.

Григорий Санин
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера