Архив   Авторы  
Начальник столичного ГУВД Владимир Колокольцев лично уговаривал фанатов разойтись. Они «разошлись», после чего в ход пошли милицейские дубинки

Весь вечер на Манежке
Общество и наукаExclusive

Кто выталкивает российскую молодежь на тропу войны








 

В дыму московских погромов с треском лопнули сразу два мифа, которыми тешили себя и власть, и силовики, и общественность. Миф первый: «В России не существует молодежного экстремизма». Его идеологи полагали, что проблема эта утратила актуальность, поскольку был создан передовой отряд прогрессивной молодежи в лице всевозможных «наших», а всевозможные «наци» угодили под колпак агентурных сетей спецслужб. Дескать, вся остальная «молодая поросль» страшно аполитична и не интересуется ничем, кроме шмоток, блогов и концертов Леди Гаги. А с отдельными отморозками разберется участковый или, на худой конец, омоновец с дубинкой. Последние события в Москве, увы, не вписались в эту красивую схему — она разбилась о миф № 2. Звучит он так: «Кавказ нельзя покорить, зато его можно купить». Заливать пожар сепаратизма в наших южных регионах в какой-то момент решили большими деньгами. Увы, но на полунищем Кавказе потратить такие деньги просто негде. Как результат — в Москву хлынул нескончаемый поток золотой молодежи из южных республик с карманами, набитыми отцовскими (читай — государственными) рублями, и с ментальностью завоевателя в голове. Эти горячие парни числятся в самых престижных вузах Москвы. Они сметают в Третьяковском проезде свежие коллекции «дольчегаббан», не заглядывая в ценники. В их среде неприлично ходить только с одним Vertu. Это благодаря им, слоняющимся без дела по шопам и барам, торговый центр «Европейский», что на Киевском вокзале, в народе прозван «Чечен-аулом». Вы вот спросите: почему первые столкновения прошли на Манежке? Потому что именно там золотые мальчики с Кавказа любят демонстративно отплясывать лезгинку и задирать целующиеся парочки москвичей.

Силовики, похоже, действовали по принципу «не буди лиха, пока тихо». Они взирали и на провокационные «движухи» доморощенных националистов, и на проделки золотых мальчиков с Кавказа с чисто западной политкорректностью. Хотя понятно, что рано или поздно две эти дрейфующие мины должны были столкнуться и сдетонировать. Произошло это на минувшей неделе прямо под зубчатыми стенами, символизирующими нерушимость российского государства. Жесткие заявления президента по поводу случившегося на Манежке абсолютно логичны. Но прозвучали они уже тогда, когда у дракона национализма отросли все три головы — агрессия, ксенофобия и вседозволенность.

Вышли мы все из фанатов

Как случилось, что наши силовики проспали фанатское движение? Эксперты отвечают так: спецслужбы проспали не самих фанатов, а тот момент, когда началась их лавинообразная миграция в сторону ультраправого радикализма — курсом на махровый национализм. В 90-е годы после каждого матча в «Лужниках» полностью меняли все сиденья на фанатских трибунах. Едва ли не каждую неделю между фанатами происходили побоища с использованием арматуры, «розочек» и прочих аргументов. А потом все утихло. «Сами фанаты решили, что истреблять друг друга себе дороже, и перешли к выяснению отношений «на чистых руках», — рассказывает Сергей Николаев, эксперт в области молодежных движений и субкультур. — Сегодня большинство членов так называемых фанатских фирм — спортсмены, а их драки напоминают единоборства — этакий своеобразный бойцовский клуб». Именно поэтому правоохранители, успокоившись, переключили внимание на группировки националистического толка, а также протестные политические движения. Это было удобно во всех отношениях — пачками раскрывались совершенные на национальной почве убийства гастарбайтеров, задерживались невесть откуда взявшиеся родноверы, устраивавшие взрывы у торговых павильонов.

Однако массированное давление со стороны спецслужб вызвало неожиданный эффект — отток националистически настроенной молодежи в фанатские группировки: мол, подумали — образумились — переквалифицировались в болельщиков. А фанаты были не против такого пополнения. «Националисты оказались хорошими бойцами, да к тому же большинство фанов если и не разделяли их радикальных взглядов, то явно им сочувствовали, — говорит Сергей Николаев. — В то же время жесткая дисциплина внутри «фирм» не позволяла националистам устраивать акции прямого действия — например, совершать нападения на неславян. Лидеры болельщиков прекрасно понимали: как только они облажаются, немедленно начнутся репрессии со стороны властей». А этого новому поколению околофутбольных функционеров ой как не хотелось. Лидеры группировок уже давно превратились в респектабельных бизнесменов: они владеют фанатскими кафе, спортивными залами, букмекерскими конторами, возглавили объединения болельщиков и даже стали выполнять некоторые политические миссии. Так, по некоторым данным, некая фанатская «фирма» болельщиков «Спартака» оказывала силовое прикрытие акций одного из официозных молодежных движений. В общем, бывалые «ультрас» заплывали жирком, а на так называемые забивы (драки стенка на стенку в заранее оговоренном месте) выезжала все больше молодая поросль. Да и делалось это скорее для того, чтобы потом выложить брутальное видео на гесте — гостевой странице в Интернете, которую имеет любая уважающая себя «фирма». Однако мина замедленного действия под размеренную жизнь фанатского «движа» была заложена — националисты просто копили силы и ждали своего часа. И он наступил.

Час XL

Первый тревожный звонок прозвучал в июне нынешнего года, когда у торгового центра XL на Коровинском шоссе произошла массовая драка между кавказцами и местными, среди которых были в том числе и фанаты, с использованием травматического оружия. Потом было убийство опять же спартаковского болельщика Юрия Волкова. После этого такие акции уже стали носить явно спланированный и демонстративный характер. Властям с большим трудом удалось погасить социальный взрыв. Однако уже тогда наиболее горячие головы призывали «не выходить на улицу без ножа или травмата». А дальше случилось убийство Егора Свиридова…

По сути, сегодня только ОМОН спасает столицу от хаоса и уличных боев. Все остальные службы судорожно пишут справки и строчат прогнозы. Ничего другого им и не остается. На учетах в ФСБ и МВД стоят исключительно члены радикальных группировок и некоторые лидеры околофутбольных «фирм», но они-то и не участвуют в уличных беспорядках. Их устраивают молодые участники фанатских движений, подзуживаемые чуть более взрослыми националистами.

Но самое парадоксальное, что национальный вопрос в этом конфликте далеко не первостепенный. Ряд экспертов уверены, что у этого движения есть скрытые координаторы и идеологи, чьи стратегии идут куда дальше пещерного лозунга «Россия для русских». Они намерены бороться с системой, в том числе и посредством национального вопроса. Со временем, прогнозируют специалисты, основным противником уличных хулиганов станет именно ОМОН, а значит, и власть, которую он представляет и защищает. Постепенное смещение акцентов неминуемо выведет на передовые позиции радикальных националистов, говорящих о необходимости кардинальной смены политического курса в стране. Ни для кого не секрет, что в России действует ряд «патриотических» организаций, лидеры которых, в основном бывшие военнослужащие, призывают сторонников к насильственному свержению власти. Руководители этих объединений оперативно отреагировали на происходящие события, разместив в Интернете ряд заявлений, в которых фактически предлагали возглавить протестные акции и делились навыками конспирологии и партизанской войны в условиях города.

Карланы и ботаны

А что представляет собой армия, которую эти люди готовы повести за собой? Если попытаться сформировать образ нынешнего уличного башибузука, то это тинейджер в возрасте 16—20 лет, сочувствующий и фанатам, и националистам, и скинхедам, и вообще «всем, кто против». И не важно, против кого он протестует. У тех же «фирм» существует точное определение таких персонажей: их называют карланами (от слова «карлик»). Последние уличные акции показали, что участвуют в них именно карланы, которым все равно, против кого биться — ОМОНа, кавказцев, инопланетян... В отличие от тех же фанатов они не осознают ни последствий, ни угроз. Так, среди задержанных в прошлую среду на площади Киевского вокзала оказался персонаж с самурайским мечом и в самодельной кольчуге из мелких монет, зашитых в подкладку куртки. Это могло бы вызвать улыбку, если бы меч не оказался настоящим.

Но все бы ничего, если бы на улицы выходили одни карланы. Среди задержанных на площади Киевского вокзала было много старшеклассников из лицеев и студенты лучших столичных вузов. Сейчас уже невозможно провести некую грань, которая отделяла бы организованно двинувшихся вслед за лидерами карланов от стихийно примкнувших к ним папенькиных сынков. О последних хотелось бы поговорить отдельно. Рассказывает первокурсник Семен С., студент престижного вуза с весьма звучной аббревиатурой. «У нас на факультете треть списочного состава — ребята с Кавказа. Парни из Азербайджана и Армении — они тихие. А вот с ребятами из Дагестана и Ингушетии — сплошные «траблы». Занятия они не посещают, но экзамены сдают на 85 баллов. Преподы с ними не хотят связываться, особенно после того, как двоих избили «родственники студентов». По универу эти ребята ходят в «Гуччи» и «Виттоне». Приезжают в вуз на тюнингованных тачках. Не дай бог займешь их место на парковке — в лучшем случае разобьют лобовое стекло. Ребят-славян прессуют, ставят «на счетчик», отнимают мобилы и «айпэды». Красивым девчонкам проходу не дают. Деканат и ректорат стараются этого не замечать. Как только на Манежке рвануло, мы туда поехали скопом, списавшись через «ВКонтакте». Поехали с уверенностью, что встретим там своих сокурсничков. Ведь за драки со студентами с Кавказа на территории студгородка у нас нескольких ребят отчислили. А тут — нейтральная территория».

По мнению лидера общественной организации «Студенческая община» Василия Овчинникова, студенты действительно втягиваются в конфликт: «В самое ближайшее время пройдет ранее запланированная встреча руководства ГУВД Москвы с лидерами студенческого движения. Будет обсуждаться в числе прочих и необходимость создания механизмов эффективного взаимодействия между молодежными лидерами и милицией, а иначе получим то, что происходит сегодня в Риме, Лондоне, а не так давно и в Париже. Заметьте, именно студенты являлись там самыми активными участниками протестных акций». Руководитель «Студенческой общины» считает, что с выходцами с Кавказа договориться будет проще. Они выстраивают жизнь по клановому принципу, у кавказских студентов есть свои лидеры, которые имеют авторитет и реально могут повлиять на ситуацию. К ним будут прислушиваться.

А вот со студентами-славянами все обстоит гораздо сложнее. Большинство из них не входят ни в какие группировки, но не хотят мириться с ситуацией, когда в их же учебных заведениях «иногородние» устанавливают свои правила. Рассказывают, что в академии имени Плеханова уже давно висит объявление, призывающее студентов не приходить на занятия с травматическим оружием. Едва ли не у каждого второго студента на руках имеется травматика, и многие пустят ее в дело не задумываясь из-за банального конфликта на лестничной клетке.

Пока никаких демаршей со стороны ведомства Андрея Фурсенко не последовало. Но министр дал понять, что вузам следует загрузить студентов по полной, чтобы у них не было времени на бузу. А те, кто приехал в Москву тусоваться, а не учиться, должны знать — с ними перестанут миндальничать и будут отчислять за неуспеваемость. Впрочем, судя по западному опыту, такие половинчатые меры страсти не остужают, а распаляют.

Следуя кодексу

Ведущий сотрудник Центра Карнеги Алексей Малашенко заявил «Итогам», что милиция изначально выпустила ситуацию из-под контроля, разрешив радикально настроенной молодежи перекрыть Ленинградское шоссе: «Уже тогда лидеры молодежных группировок почувствовали себя хозяевами положения. Именно поэтому потом были столкновения и на Манежной площади, и на площади Киевского вокзала. При этом мало кто задумывается, что сложившаяся ситуация четко проецируется на весь Кавказ. Ее обязательно будут использовать в своих целях идеологи незаконных вооруженных формирований. Эпидемия ксенофобии мгновенно распространяется по всей России. Насколько известно, протестные акции прошли в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ростове, других городах. Это уже очень серьезно. Власть может оказаться в крайне затруднительной ситуации: она будет вынуждена договариваться с лидерами кавказских диаспор, именно договариваться, а не ультимативно диктовать свои условия. Одного ОМОНа в скором времени будет уже явно недостаточно».

Пожалуй, главный вопрос, который решают сегодня спецслужбы: кто на самом деле стоит за эскалацией конфликта? А в том, что протестными настроениями кто-то управляет, оперативники не сомневаются, предлагая корреспонденту «Итогов» рассмотреть конкретную ситуацию: «Вот молодые люди выходят из метро, оглядываются по сторонам и сразу же начинают кому-то звонить. Разговор идет примерно такой : «Мы на месте, че дальше делать-то?» Потом они получают инструкции и начинают их выполнять. И на Манежке, и на Киевке были ярко выраженные лидеры, которые заводили толпу, первыми начинали скандировать лозунги и инициировать столкновения с милицией. Внимательный анализ видеоматериалов говорит о том, что на Манежной площади вообще работали своеобразные «заградотряды»: они просто не давали карланам разбегаться, по сути, бросая их под дубинки ОМОНа. Кто-то явно раскачивает ситуацию, но кто — мы пока не знаем».

По большому счету не так уж и важно, кто на самом деле стоит за погромами. Важнее другое: кто бы за ними ни стоял, почва для беспорядков будет унавожена до тех пор, пока приезжие открыто разгуливают по улицам с пистолетами, катаются на джипах у Вечного огня и танцуют лезгинку на Красной площади — то есть откровенно демонстрируют неуважение к нравам и традициям Первопрестольной. Что-то подсказывает, что разрабатываемый столичной мэрией кодекс поведения приезжих вряд ли станет настольной книгой для тех ребят с Кавказа, которые пришли в прошлую среду к торговому центру «Европейский». Да и не надо ничего придумывать, ведь кодексы уже есть — Уголовный и Административный, они универсальны и для приезжих, и для местных. Необходимо только обеспечить исполнение того, что там написано. И это дело властей — действовать по закону, а не из ложно понимаемой идеи политкорректности.

Не до лирики

Живущий в самом центре столицы поэт Глеб Шульпяков неожиданно для себя, по касательной, оказался вовлеченным в непростую ситуацию на Манежной площади. Впрочем, мы все тоже в нее вовлечены. Только вот по касательной ли?

Моя жена — кореянка (для сюжета
этот факт имеет значение).
[13.00]
Я вышел с ребенком.
Как обычно по субботам, мы
гуляли на бульваре — как вдруг
[13.20] мне пришла идея
показать сыну новую елку.
Мы [13.30] спустились по Никитской.
[13.45] Елка у Манежа оказалась
некрасивой (вместо игрушек реклама!).
И я [13.50] решил ехать на каток.
На Чистопрудном [14.15] шел митинг.
Некоторые защитники Москвы
пришли с детьми, и те сразу
устроили горку у Грибоедова.
Наигравшись [14.45], мой повис на руке
— и я [14.50] вспомнил про каток.
На катке [15.10] в белых «фигурках»
катались девочки-подростки.
Они говорили по-французски.
«Странно! — подумал я [15.20].
Вчера я был в деревне, ходил в баню
— а сегодня митинг, француженки…»
[16.00] …Пока не замерз окончательно.
На бульваре я знал винный бар.
Выпив [16.30] — и повторив [16.35],
я сводил ребенка в туалет. Теперь
можно было ехать на «Охотный ряд».
На эскалаторе [17.00] я достал телефон
— 19 пропущенных! И набрал жену.
«Не спускайся в метро!» Она была в панике.
И: «Я не могу дойти до дома…»
Выскочив [17.10], мы поймали такси
и [17.15] по пустынным бульварам
помчались на Никитскую.
…От погромщиков моя жена
пряталась в арке Рахманиновского зала.
Когда я [17.40] усадил ее в машину, она
схватила ребенка и разрыдалась.
На ее глазах они избили туриста.
Ей было страшно за ребенка.
Она [17.44] не хотела жить в этой стране.
…Недавно пустую и холодную, площадь
покрывала розовая пелена дыма.
Некрасивая елка исчезла, только
еловые лапы валялись — словно
в городе прошли похороны.
Полчища нацистов колыхались,
как водоросли, — и наша машина
плыла сквозь них равнодушной рыбой.
Ни отвращения, ни гнева я
не испытывал. Изумление —
вот что осталось: «Если бы я
не услышал в метро телефон?»
Миры, которые нас окружали
— людей, обедавших на Тверской,
и кто бесновался рядом на площади,
фигуристок и тех, с митинга,
— выглядели пугающе разными,
но близкими. Их разделяла
тонкая, как стекло машины, грань.
Эта грань была тем прочнее,
что проходила не снаружи,
а внутри каждого. И я
эту границу чувствовал.
Что видел из машины ребенок?
[18.30] Он спал.


Глеб Шульпяков

по­эт

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера