Архив   Авторы  
Рамки металлоискателей безопасны для здоровья, но неспособны, например, распознать пластит — для этого нужно просвечивать человека рентгеном

Выйти из рамок
Общество и наукаExclusive

Могут ли современные системы безопасности навредить здоровью и кошельку рядового налогоплательщика



 

Жизнь нас держит в постоянном напряжении. После теракта в Домодедове спецслужбы не устают предупреждать о том, что в центральную Россию отправилась очередная смертница с Северного Кавказа. По всей стране словно горячие пирожки скупают чудеса антитеррористической техники — умные рентгеновские рамки. Но не успело население с облегчением поверить, что все под контролем, как подоспела волна фукусимской радиофобии. Практически одновременно в блогах принялись обсуждать скандальное письмо Роспотребнадзора, предписывающее строго надзирать за всеми рентгеновскими рамками и сканерами в интересах здоровья граждан. Из чего народ сделал вывод, что хай-тек, призванный нас защищать, сам по себе несет угрозу. «Итоги» попытались разобраться, могут ли навредить современные системы безопасности здоровью и кошельку рядового налогоплательщика.

Скрытая угроза

Степень вреда для человека целиком и полностью зависит от принципа работы досмотрового аппарата. Чаще всего мы сталкиваемся с рамками металлодетекторов — они установлены на пропускных пунктах стадионов, на входе в офисы крупных компаний, в торгово-развлекательных центрах. Эти приборы фиксируют изменение магнитного поля, возникающее при внесении туда любых металлических предметов. В том, что нас при проходе через рамку пронизывают электромагнитные поля, ничего страшного нет, так как они обладают низкой интенсивностью. Проще говоря, вред от таких рамок сопоставим с вредом от электрических бытовых приборов вроде чайника, а в группу риска не попадают даже беременные женщины. Исключением, возможно, являются носители имплантированных кардиостимуляторов — электромагнитные волны от рамки могут внести сбой в их работу. Другое дело, что металлоискатели неспособны распознавать металлические предметы и отличить ключи от огнестрельного оружия или ножа. Для этих целей применяют «просвечивающие» сканеры, которые позволяют видеть форму объектов на теле человека. Их сегодня можно встретить во многих аэропортах — в том числе и в России. Например, в Домодедове при прохождении в «чистую» зону аэропорта пассажиры минуют именно такую рамку, предварительно сняв обувь и верхнюю одежду. В этой форме досмотра не применяют рентгеновское излучение. «То, что используют сегодня в аэропортах, — это сверхвысокие частоты (СВЧ) миллиметрового диапазона, — говорит заведующий лабораторией дистанционного зондирования НИИ прикладной математики и механики МГТУ им. Н. Э. Баумана Сергей Ивашов. — Эти СВЧ-приборы позволяют распознать, какие предметы находятся под легкой одеждой, поэтому мужчин заставляют снимать всю верхнюю одежду вплоть до пиджака». СВЧ-излучение включает в себя сантиметровый и миллиметровый диапазон радиоволн, такой же, на котором работают Wi-Fi, Bluetooth, рации. Вреда от таких рамок не больше, чем от обычного сотового телефона.

Потенциально опасны лишь приборы с рентгеновским излучением. Но для личного досмотра людей они сейчас почти не используются. Единственным источником мощного рентгеновского излучения в аэропортах остаются экранированные конвейеры, через которые проходят багаж пассажиров, их верхняя одежда и обувь. Но получить дозу излучения можно лишь, если забраться с ногами на конвейер и попытаться проследовать за своим багажом. Откуда же тогда все разговоры и предостережения Роспотребнадзора, если угроза на данный момент просто отсутствует?

Дело в том, что массовое применение в России сканеров с рентгеновским излучением — вопрос времени. В США с подобными приборами работают давно, а авиапассажиры отправляются «на просвет» уже не первый год. И все это время в Штатах не прекращается дискуссия относительно того, насколько безопасны сканеры с рентгеновским излучением. Противники поголовного сканирования уверены, что даже в микроскопических дозах радиация наносит вред здоровью человека. Сторонники сканирования апеллируют к тому, что дозы, которые получает человек при прохождении через такой сканер, ничтожно малы по сравнению с другими источниками излучения. «Чтобы исключить погрешность в исследованиях, мы замеряли дозы облучения, которые мог получить исследуемый материал при транспортировке самолетом, — говорит заведующий лабораторией медико-экологической дозиметрии и радиационной безопасности Медицинского радиологического научного центра Минздравсоцразвития Валерий Степаненко. — С помощью дозиметра мы замеряли космическое излучение, которое воздействует на образцы во время полета самолета, а также излучение от сканеров в аэропортах Осаки, Дубая и в столичном Домодедове. Излучение даже от багажного сканера значительно меньше того, что мы получаем за время авиаперелета». Так, по результатам путешествия дозиметр, оставленный в багаже, зафиксировал дозу излучения в 79,9 мкЗв (микрозиверта). Из них только 7 мкЗв пришлось на двойное рентгеновское просвечивание, а остальные 72,9 — на полет. Когда же идет досмотр человека, мощность излучения становится еще ниже.

Действительно, в документе за подписью Геннадия Онищенко говорится о том, что реально достижимой величиной дозы облучения на лучевых сканерах (речь идет о личном досмотре) за одно исследование является доза в 0,3—0,4 мкЗв. Для сравнения: за одну флюорографию человек облучается более чем в тысячу раз сильнее (примерно 0,5—0,7 мЗв). «Существуют Нормы радиационной безопасности, которые обновлялись совсем недавно — в 2009 году, — объясняет Валерий Степаненко. — По ним человек в среднем в год может получить дозу радиации в 1 мЗв, но при этом не более 5 мЗв за пять лет». Получается, если взять отдельного человека, то ему понадобится пройти через рамку примерно три тысячи раз, чтобы набрать норму. Да и, по словам Степаненко, эти нормы очень консервативны — чтобы речь шла о риске для здоровья, нужно облучение в десятки миллизиверт.

Однако не так все радужно. «Оценить риски, связанные с микроскопическими дозами радиации, не так просто, как кажется на первый взгляд, — объясняет глава Центра радиологических исследований Колумбийского университета доктор Дэвид Бреннер. — Грубо говоря, если мы берем отдельного человека, то риск незначителен. Но теперь возьмем риск коллективный, который касается всего населения. Скажем, риск заболевания раком при прохождении сканера в аэропорту ничтожен настолько, что составляет один к десяти миллионам. Но в год через них проходят сотни миллионов людей, а значит, при таких раскладах мы получим десятки заболевших». Особенно тревожно становится от мысли, что рентгеновские рамки появятся не только в аэропортах, но и на вокзалах, в метро, магазинах... Если, допустим, несколько раз в день входить в метро, посещать концерты и торговые центры хотя бы через день, да еще летать в командировки и ездить на электричке, то набрать опасную дозу можно всего за год!

Границы безопасности

После того как в августе 2004 года террористки-смертницы пронесли взрывчатку на борт пассажирских самолетов через систему безопасности аэропорта Домодедово, было решено разделить все аэровокзалы на две зоны. С той поры на территории от входа в аэропорт до стойки регистрации ответственность за безопасность пассажира несли милиция и вневедомственная охрана Минтранса. А вот безопасность в «чистой» зоне поручили службам авиационной безопасности. В результате возникло две службы, ответственные за безопасность, что тут же сказалось в том числе и на технической оснащенности. Вот пример: для «грязной» зоны, за которую руководство аэропорта Домодедово не отвечало, закупили обыкновенные металлодетекторы, которые не фиксируют взрывчатку. А для подконтрольной администрации аэропорта «чистой» зоны — продвинутую американскую установку ProVision за 250 тысяч долларов. Выходит, что каждый аэропорт или вокзал сам себе хозяин — покупает, что хочет, и использует, как считает нужным. Иначе говоря, обеспечивает безопасность по своему усмотрению.

Недавно правительство подготовило документ, регламентирующий технические стандарты безопасности на транспорте. Но кто будет контролировать их соблюдение, пока непонятно. Минтранс предложил ряд поправок в Административный и Уголовный кодексы РФ, согласно которым большая часть ответственности за безопасность на транспорте перекладывается на аэропорты, морпорты, вокзалы и перевозчиков. На прошлой неделе стало известно, что РЖД сформирует собственную «армию», обеспечивающую безопасность на железной дороге. В общем, в Минтрансе умыли руки. Хотя финансирование программы обеспечения безопасности на ЖД в 2011—2013 годах увеличили в три раза: ее цена теперь — 13 миллиардов рублей.

Рамочный контракт

Теперь о том, сколько это будет стоить нам с вами. Потратиться на средства обеспечения безопасности на транспорте государство готово серьезно: по словам главы Минтранса Игоря Левитина, только до 2014 года планируется израсходовать почти 47 миллиардов рублей.

А ведь кроме транспорта есть еще множество мест массового скопления граждан — стадионы, концертные залы, торгово-развлекательные центры, учебные заведения. Тут порядок цифр будет совсем иной. Кроме того, в очереди на антитеррористическую модернизацию выстроились восемь отечественных метрополитенов. На их оборудование должно пойти 12 миллиардов рублей.

Что именно поставят на входах и выходах? Вариантов у государства два: купить современные детекторы у отечественного производителя или отдать предпочтение зарубежной продукции. Отечественные приборы, как утверждают эксперты, по своим техническим возможностям практически не уступают зарубежным аналогам, но стоят они, судя по прайс-листам производителей, дешевле почти в полтора раза — около 100 тысяч рублей. Кстати, цена на продвинутую отечественную технику президента Дмитрия Медведева смутила: он высказался в том смысле, что продавцы на волне ажиотажного спроса задирают цены так, что «мама не горюй». По всей видимости, поводом для таких выводов послужила недавняя заявка ФСО на сайте госзакупок. Ведомство намеревалось приобрести многозонные металлодетекторы стоимостью, превышающей среднерыночную цену практически в три раза, то есть от 300 тысяч рублей и выше. Откуда такое расхождение? Если бы система госзакупок была отлажена как часы, подобные прецеденты, наверное, были бы исключены. А пока вся эта неразбериха будет финансироваться из бюджета, то есть из кармана налогоплательщиков.

Сегодня для пресечения коррупции при закупках досмотровых установок эксперты предлагают установить норматив, согласно которому их продажная цена должна лишь на строго фиксированный процент превышать цену производителя. Мера, возможно, нелишняя.

При самом пессимистическом раскладе дело может завершиться так: всюду поставят дешевые рентгеновские рамки, купленные втридорога, а мы с вами будем в ежедневном режиме постепенно «копить дозу». А что террористы? У них лазеек останется достаточно — ведь вся ответственность за обеспечение нашей с вами безопасности ляжет на плечи непрофессионалов. После очередного теракта будут снимать с работы уже не генералов из МВД, курирующих транспорт, а топ-менеджеров аэропортов. Вся эта бурная деятельность обойдется в миллиарды рублей без видимого эффекта. Как хочется ошибиться...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера