Архив   Авторы  
Почему-то не раз и не два случались совпадения, когда жесткие решения главного санитарного врача соответствовали политическим устремлениям власти. Будь то запрет на ввоз в Россию грузинских вин или последний «овощной» скандал между Москвой и Евросоюзом. Геннадий Онищенко и тогдашний первый вице-премьер Дмитрий Медведев на заседании правительства в апреле 2006 года

Доктор Нет
Общество и наукаПрофиль

Про то, как Геннадий Григорьевич Онищенко, человек сугубо мирной профессии, превратился в политика и силовика




 

Есть у Джанни Родари сказочный персонаж — синьор Петрушка, строгий наставник, запрещавший все, что могло бы повредить здоровью: мять траву, нюхать цветы... Сказка ложь, да в ней намек на вполне реальные обстоятельства. Вот и в Европе ее припомнили, правда, дав нашему главному санитарному врачу более обидное прозвище. Синьор Помидор — так теперь величают Геннадия Онищенко. Хотя политкорректнее и точнее было бы Доктор Нет. Ведь ставить на грань банкротства целые государства, а ныне повергнуть в овощной кошмар весь Старый Свет ни одному сказочному персонажу не по силам.

Железный санитар

Жизненный путь Геннадия Григорьевича Онищенко богат на события и ребусы. Начать хотя бы с даты его рождения: то ли 21 октября, то ли 21 ноября 1950 года. Сам доктор на тему своего детства, которое он провел в поселке Чаргын-Таш Сузакского района Ошской области Киргизской ССР (как раз там, где не так давно шли этнические погромы), говорит редко и неохотно. О его отце — Григории Онищенко — известно, что он украинец, работавший по распределению в «советской Азии». Мать по национальности туркменка, трудилась врачом в местной больнице. Именно ее примеру и последовал юный Геннадий, поступив на санитарно-гигиенический факультет Донецкого государственного мединститута.

Тогда же, в детстве, появилась неприязнь к алкоголю и табакокурению, которую Онищенко сохранил до сих пор. По его собственным словам, он в жизни не употребил ни капли. Институт Геннадий Григорьевич окончил на отлично, стал кандидатом в мастера спорта по тяжелой атлетике и запасся завидным здоровьем.

После института наш герой устроился в систему МПС. Нет, его не привлекала романтика дальних странствий под монотонный стук колес: он служил на железной дороге врачом-эпидемиологом. Глотать пыль в зачумленных вагонах, бегать по кабинетам, по большей части безрезультатно, — призвание не для ленивых. Но Геннадий Онищенко таковым никогда и не был. Добросовестный труд, въедливость и усердие незамеченными не остались. Отпахав три года простым врачом на линейной санэпидстанции Ясиноватая под Донецком, он поднялся до главврача на транспортной СЭС в Красноармейске.

Став начальником, Онищенко ввел на вверенном объекте почти что армейскую дисциплину (хотя в Вооруженных силах не служил). Приходил на работу раньше всех, уходил последним. Лично контролировал все и вся, «долбал» директоров донецких железнодорожных предприятий, которые впервые за долгие годы начали бояться обычного санитарного врача.

К слову, жесткий режим дня Онищенко соблюдает и сегодня. По его собственному признанию, он приезжает на работу без десяти четыре утра, звонит на Дальний Восток, проверяет почту и в 8 утра проводит ежедневные рабочие совещания со своими невыспавшимися замами. Домой доктор Онищенко уезжает около 23.15. И так каждый день...

«Рабочий день Геннадия Григорьевича действительно длится дольше обычного, — вспоминает академик РАМН и зампред Комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Колесников. — Он это делает, чтобы успеть пообщаться со всеми российскими подразделениями Роспотребнадзора, когда те только приходят на работу».

Но вернемся к старту карьеры нашего героя. Онищенко нашел в Донецке очаг молочно-брюшного тифа, забил тревогу на всю страну. И был замечен. Усердие, проявленное в семидесятые, дало плоды в восьмидесятые годы.

В 1982 году он получил должность главного «санитара» Московского метрополитена. А еще через год возглавил центральную санэпидстанцию Министерства путей сообщения СССР. Именно в этой должности он занимался ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и эвакуировал железнодорожную технику и людей. Однако, как рассказали «Итогам» в совете ветеранов РЖД, в 1986 году Онищенко уже забрали в Совет министров РСФСР «большие люди». Ради такого случая он даже взял двухнедельный отпуск. До той поры единственный в жизни! С этого момента Геннадий Григорьевич перестал быть просто врачом. Он становится государственным человеком.

Герой войны

Карьере в коридорах власти — в 1988-м Онищенко занял пост замначальника главного управления карантинных инфекций союзного Министерства здравоохранения — помешали 90-е и война в Чечне. Хотя именно благодаря событиям того времени ему и удалось набрать несвойственный его профессии политический вес.

В 1991 году Онищенко взял к себе замом главный государственный санитарный врач России Евгений Беляев. Боевые действия в Чечне привели к развитию в регионе эпидемии чумы, холеры и полиомиелита. Гибли сотни людей, инфекция могла перенестись и на другие российские территории. Местные санэпидстанции не работали — боевики не подпускали российских врачей к мирному населению. То ли пытались таким образом контролировать республику, то ли опасались шпионажа со стороны медиков. Правда, для Онищенко это не стало преградой. В лучших традициях Красного Креста вместе со спецбригадами ставропольского и ростовского противочумных институтов он семь раз побывал с рабочими поездками в Чечне, завозя оборудование и восстанавливая республиканские СЭС.

Боевики такого подвижничества не поняли. В 1995 году ехавшего по дороге из Моздока в Грозный санитарного врача вместе с водителем захватили в заложники. Но отчего-то сжалились: ночью без документов, денег и транспорта выбросили на дорогу, пригрозив убить, если он не покинет Чечню. По словам самого Онищенко, его спасла украинская национальность, прописанная в паспорте. Вполне возможно, что помог и восточный тип лица, которым его наградила мать-туркменка. А может, и тот факт, что родственники Онищенко исповедуют ислам. Впрочем, остается только гадать.

Вернувшись в 1996 году в Москву, Онищенко угодил в котел страстей, кипевший вокруг Госкомсанэпиднадзора. Борис Ельцин личным указом уволил Евгения Беляева, который слыл борцом с мафией, ввозившей в страну некачественные продукты питания и алкоголь, и одновременно использовал ресурс госкомитета по продвижению созданной им партии «Кедр». Сам Онищенко на первых порах в партии особых поручений не имел, хотя на сайте этой организации и по сей день числится как активный ее член.

Так или иначе, в Кремле тогда впервые оценили политический потенциал санитарной службы. Но истолковали это по-своему: к осени 1996 года госкомитет распустили, а Онищенко стал главным государственным санитарным врачом России, совмещая этот пост с должностью замминистра здравоохранения.

Теперь его главными противниками стали ненавистные алкоголь и табак.

Роспотребзабор

В Минздраве Онищенко явно было тесно, а карьерный рост на время забуксовал. Докладывать ежегодно об угрозе эпидемии гриппа оказалось чрезвычайно скучным занятием, и Геннадий Григорьевич начал преподносить федеральным СМИ один информповод за другим.

Сначала он подписал постановление, касающееся антирекламы на пачках сигарет. Знаменитый слоган «Минздрав предупреждает» сменился на «Курение убивает» и прочие страшилки. Потом взялся за пиво, обвинив его производителей в агрессивной рекламе на ТВ, и предрек России детский алкоголизм. Начал подписывать многочисленные постановления, неустанно трясти документацию крупных компаний, в результате чего в дело пришлось вмешаться самому тогдашнему министру здравоохранения Юрию Шевченко. Санитарному врачу мягко намекнули, что Закон «О рекламе» никакого отношения к инфекциям не имеет.

Однако у Онищенко нашлись серьезные покровители в правительстве. В 1999 году вице-премьер Валентина Матвиенко попала в автоаварию вместе с губернатором Пензенской области Вячеславом Бочкаревым. Так вышло, что именно Онищенко первым примчался на место происшествия, координировал медицинскую помощь, общался с представителями СМИ.

Звездный час для нашего героя настал в 2004 году, когда на свет появился Роспотребнадзор. Совпало это с отставкой правительства Михаила Касьянова и назначением нового министра здравоохранения Михаила Зурабова.

Главный санитарный врач стал ведать всем, до чего дотягивается рука потребителя, — от рижских шпрот и вируса птичьего гриппа до правил авиаперевозок и финансовых услуг. Именно тогда, утверждают любители конспирологии, и было заключено «водяное перемирие» между доктором и властью. Он становился во главе всесильного ведомства, объединяющего полномочия санитарного надзора и частично полномочия антимонопольной службы и экономического ведомства. А власть получала мощный внешнеполитический рычаг.

Впервые Онищенко, может, и сам того не ожидая, помог Кремлю пять лет назад. Отношения со многими странами СНГ, в частности с Молдавией и Грузией, у российского руководства стали портиться из-за нескончаемых споров вокруг непризнанных республик — Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. В 2006 году власти Молдавии ввели экономическую блокаду мятежного Тирасполя, требуя отказаться от «самостийности». Приднестровские бонзы пожаловались в Кремль, и почти сразу Геннадий Онищенко заговорил о необходимости ввести эмбарго на ввоз в Россию молдавских и грузинских вин, мотивировав это тем, что они не отвечают потребительским и санитарным регламентам. На границе скопились тысячи фур, а Молдавия с Грузией, которые до 80 процентов своего вина поставляли именно в Россию, расценили этот шаг как прямое политическое давление.

Следом закрылся шлагбаум и перед минералкой «Боржоми», которая, как обнаружилось, не соответствует российским стандартам качества. А чуть позже, после того как конфликт с Грузией разрешился военным, а не экономическим путем, Онищенко переключился на Белоруссию, временно запретив ввозить в Россию «союзные» молочные продукты. Как позже выяснилось, российское правительство в тот момент прорабатывало вопрос о скупке белорусской молочной отрасли, но встретило яростное сопротивление со стороны Лукашенко...

Все эти совпадения заставили экспертов говорить о политической мотивированности Онищенко. Хотя сам Геннадий Григорьевич от подобных намеков открещивается и считает, что его решения часто специально привязывают к тем или иным политическим событиям. «Ситуация с суррогатным вином, которое нам поставляли некоторые постсоветские республики, была тогда катастрофическая, — рассказывает «Итогам» Сергей Колесников. — Онищенко очень долго пытался привлечь внимание к этой проблеме. Выпал удобный шанс — он им и воспользовался, совсем запретив эту продукцию». По мнению академика, который давно знаком с нашим героем, Онищенко специально разогревал в СМИ некоторые острые темы. Это был чуть ли не единственный способ привлечь внимание властей — к птичьему гриппу, атипичной пневмонии, вредным добавкам в продуктах, знаменитому «антикризисному» рациону Онищенко и так далее. «Геннадий Григорьевич блестящий организатор и профессионал еще советских времен, — продолжает Сергей Колесников. — Но он также опытный чиновник и политик. Когда надо, он не боится проявлять волю и разрубать гордиев узел».

Применил Геннадий Григорьевич свою излюбленную тактику «разрубания» и в истории с кишечной палочкой, перепугавшей Старый Свет: в одночасье взял да и запретил ввоз всей европейской овощной продукции в Россию. Конфликт разруливали на самом высоком уровне во время саммита Россия — ЕС в Нижнем Новгороде. Но «атмосфера была испорчена», считает профессор НИУ — ВШЭ Алексей Портанский. «Нас обвиняли в том, что мы нарушили нормы ВТО, которые предписывают применять санитарные меры адекватно угрозе, а Роспотребнадзор запретил всю продукцию из всех европейских стран, — говорит он. — От таких привычек рубить сплеча пора отходить».

Хотя, наверное, в этом и проявляется профессиональное мужество — умение принять непопулярное решение в кризисной ситуации. Не закрой Онищенко границу, кишечная палочка запросто могла бы перекочевать в Россию, пока чиновники Еврокомиссии искали очаг инфекции то в Испании, то в Германии.

...Кстати, своим сказочным прототипам Геннадий Григорьевич отмстил по полной. Петрушку, а точнее, ее семена ввиду их наркотической опасности запретил. А европейские помидоры и иже с ними огурцы в России по-прежнему не жалуют. Несмотря на рукопожатия на высшем уровне. Потому что главное для Онищенко — порядок. То, как он сам его понимает.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера