Архив   Авторы  
Сечина считают поборником отношений с Китаем и Латинской Америкой. Он терпеливо выслушивал выступления президента Венесуэлы Уго Чавеса, пожимал руки Раулю Кастро и Даниэлю Ортеге...

Делопроизводитель
Общество и наукаПрофиль

Как филолог, романтик и идеальный аппаратчик Игорь Сечин стал гением хайТЭКа




 

Административный вес «настоящего Игоря Ивановича», как величают Сечина в коридорах власти, лучше всего характеризует тот факт, что вопрос о его трудоустройстве оказался главной интригой в ходе недавней «смены караула» в Кремле и Белом доме. Спорили о чем угодно, но в одном сходились абсолютно все: мол, в каком бы кресле ни очутился Игорь Иванович, топливно-энергетический комплекс из своих рук он не выпустит. Сбылось. Буквально за считаные дни Сечин переместился с Краснопресненской набережной в совет директоров «Роснефтегаза», а вскоре — в главный офис «Роснефти». Недавний же указ главы государства окончательно расставил все точки над «i»: наш герой назначен ответственным секретарем новосозданной комиссии при президенте по вопросам стратегии развития ТЭКа. По сути, создано суперминистерство, где собрано «наше всё» — от руководства нефтяных компаний и профильных министров до их куратора в лице вице-премьера Аркадия Дворковича. И рулить всем этим будет «настоящий Игорь Иванович». Руководит он, кстати, без помпы, избегая блицев фотовспышек, не раздавая комментариев и интервью, но при этом цепко, прагматично и предельно жестко. Понимая, кому именно он служит и во имя чего...

Романтик

Ласкающий слух шорох пальм на серповидной линии Копакабаны, шум океанского прибоя, неописуемый закат, шикарные бары и роскошные отели, откуда доносятся музыка и звон бокалов. Все прогуливающиеся поголовно в белых штанах. Хрустальная мечта Остапа Бендера... Именно таким был антураж, в котором впервые пересеклись судьбы Игоря Ивановича и Владимира Владимировича.

Год 1990-й. Визит делегации Ленсовета во главе с Анатолием Собчаком в город-побратим нашей Северной Пальмиры знойный Рио-де-Жанейро. Владимир Путин прибыл на Копакабану в роли советника Собчака, а Игорь Сечин вошел в состав делегации в качестве специалиста 1-й категории управления внешнеэкономических связей Ленгорисполкома — того самого управления, которое Владимир Владимирович вскоре возглавит в новой мэрии. Именно в этой путинской кузнице кадров Игорю Ивановичу предстояло стать начальником аппарата, правой рукой и верным помощником Владимира Владимировича. Впрочем, ходят слухи, что эти двое были знакомы еще до Бразилии. Например, их пути могли пересечься еще в конце 80-х, когда Сечин работал в иностранном отделе Ленинградского университета, а Путин — помощником ректора ЛГУ по международным вопросам.

Они вообще очень похожи. Игорь Иванович, как и Владимир Владимирович, легко обучаем, обладает способностью быстро адаптироваться к новым условиям, свободно налаживает контакт с самыми разными людьми. У обоих редкое чувство юмора, граничащее с сарказмом, они коммуникабельны, но закрыты — не любят афишировать личную жизнь. Да и биографии их во многом совпадают. Оба — уроженцы Ленинграда, выросли в простых семьях. Школы разные, но вот характеристики, которые дали им учителя, как под копирку — «умный, усидчивый, общительный». Оба с разницей в год защитили кандидатские по экономике в Горном институте. И даже темы смежные: у Сечина — «Экономическая оценка инвестпроектов транзита нефти и нефтепродуктов», а у Путина — «Стратегическое планирование воспроизводства минерально-сырьевой базы региона в условиях формирования рыночных отношений». Да и разница в возрасте (Путин на 8 лет старше) не слишком бросается в глаза.

Окончив французскую спецшколу, Сечин поступает на престижный филологический факультет ЛГУ. Без протекции. Учиться ему пришлось в окружении мажоров, к которым наш герой категорически отказывался себя причислять. Рвался, например, послужить Родине в прямом смысле слова — в составе ее Вооруженных сил в горячих точках. Студенту Сечину был не чужд и революционный романтизм — говорят, в то время его кумиром был Че Гевара. Неудивительно, что вскоре наш герой очутился в Африке — его в числе еще нескольких филологов со знанием португальского отправили на Черный континент прямо с пятого курса. Большинство, отбыв «практику» в братском Мозамбике, вернулись. А он остался. И, говорят, не инвалютные командировочные были тому причиной, но зов сердца. Игорь Сечин прослужил в бывших португальских колониях Мозамбике и Анголе, охваченных огнем гражданской войны, около четырех лет. Он вспоминает о том времени как о счастливейшем в своей жизни и до сих пор встречается с боевыми товарищами...

Столоначальник

Вернулся наш герой совсем в другую страну, которая бурлила, что твой котел: большинство башковитых и инициативных в хаосе «крупнейшей геополитической катастрофы ХХ века» пытались словить за хвост свою птицу-удачу. Большинство, но не Сечин — он предпочел сменить одну службу на другую.

Тогда какое-то время главным добытчиком в семье была его супруга Марина, зарабатывавшая на сделках с недвижимостью. Сам же Игорь Иванович выбрал карьеру «человека при Путине». Сначала стал главой аппарата зама Собчака, потом, когда шеф перебрался в Москву, последовал за ним. И буквально тенью шел за Путиным по ступеням карьерной лестницы, из Белого дома в Кремль и обратно. Но при этом он никогда не приближался на расстояние, на котором мог бы быть воспринят в качестве конкурента. Но и не удалялся слишком далеко. Как сказал про Сечина один из обитателей кремлевских коридоров, «он всегда идет по правую руку от Путина, но на шаг позади».

Люди, общавшиеся с Сечиным и в питерские времена, и в начале московской карьеры, в шутку называли его шлагбаумом: он был эдаким фильтром, регулировавшим доступ «к телу». Миновать его было нереально. Рассказывают, что он тут же схватывал суть того, что пытался донести проситель в пространной речи. Прожектеров и аферистов вычислял мгновенно. С годами, правда, фильтр стал более плотным. В период первого президентства Путина нашлись такие — из окружения экс-президента Бориса Ельцина, — кто жаловался на Игоря Ивановича: мол, его стараниями глава государства общается с одной и той же узкой группой лиц. Ситуацию разрулили, передав обязанность составления президентского графика Дмитрию Медведеву.

Если критики и были правы, то, надо понимать, Игорем Ивановичем двигали отнюдь не меркантильные соображения. Даже его противники согласны — он не торгует близостью к власти. Он служит. Его кредо — не принимать решений за шефа, не превышать уровня своей компетенции. Один из собеседников «Итогов», знакомый с Сечиным долгие годы, уверяет: он никогда и ничего не делает без отмашки сверху. Да что там! Сечин до сих пор обращается к Путину исключительно высокопарно: «Уважаемый Владимир Владимирович».

Надо ли удивляться, что Игорь Иванович остался одним из тех немногих, кто до сих пор имеет свободный доступ к Путину. Именно он в первые два путинских срока отвечал за весь кремлевский документооборот, осуществлял организационное и информационно-аналитическое обеспечение деятельности президента, контролировал доступ к гостайне. А еще он невероятно работоспособен. Говорят, что умудрялся писать сам себе поручения «от шефа» по итогам разного рода заседаний. Те же, кого угораздило помотаться с ним по загранкомандировкам, стенали от недосыпа: рабочий день Сечина начинается в 6 утра и заканчивался в 2—3 часа ночи…

Серый кардинал

Водораздел, после которого о Сечине заговорили не только как о талантливом исполнителе, но и как о творце большой политики, — это, безусловно, «дело «ЮКОСа». Два скандальных судебных разбирательства, вызвавших широчайший международный резонанс, Платон Лебедев и Михаил Ходорковский, до сих пор пребывающие в местах не столь отдаленных, эмиграция практически всех топ-менеджеров «ЮКОСа», фактическая национализация немалой части нефтяных активов — вот лишь некоторые из «заслуг», которые приписывают Игорю Ивановичу в роли куратора российского ТЭКа.

По словам бывшего зампреда правления НК «ЮКОС-Москва» Александра Темерко, именно Сечин был «лидером и мотором всего «дела «ЮКОСа». При этом опять же — никакого собственного интереса в этом деле у Игоря Ивановича, по признанию того же Темерко, не было.

В бизнес-кругах ходят слухи, что роль «могильщика «ЮКОСа», исполненная Сечиным, изначально предназначалась другому лицу из ближайшего окружения Путина, но тот, предчувствуя репутационные риски, предпочел отойти в сторону. Игорь Иванович отойти просто не мог. Не в его это характере. Если шеф сказал «надо», значит, Сечин ответит «есть»...

Что касается репутационных рисков, то они возникли в октябре 2005 года. 12 миноритарных акционеров «ЮКОСа» подали иск в суд округа Колумбия на высших российских госчиновников и руководство госкомпаний. Игорь Сечин вручения повестки счастливо избежал. В итоге американский суд истцам отказал. Но лиха беда начало.

В 2006 году Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате России вынес решение по иску контролируемой экс-менеджерами «ЮКОСа» люксембургской Yukos Capital к «Роснефти». Российские суды, включая Высший арбитражный, это решение отменили, зато его признал апелляционный суд Нидерландов. В конце концов пришлось платить. Правда, только после того, как по постановлению лондонского суда были арестованы активы компании в Англии и Уэльсе. На счета Yukos Capital было переведено 12,9 миллиарда рублей в долларовом эквиваленте. Но акционеры «ЮКОСа» на этом не успокоились и потребовали уплатить еще и проценты — 160 миллионов долларов. Соответствующий иск был подан в Высокий суд Лондона. Помимо этого на Западе пытаются взыскать 3,6 миллиарда рублей с «Самаранефтегаза» и 7 миллиардов рублей с «Томскнефти» ВНК (бывшие «дочки» «ЮКОСа», доставшиеся «Роснефти»). Наконец, в сентябре 2011 года Европейский суд по правам человека вынес вердикт по иску американских акционеров «ЮКОСа». Страсбургский суд не признал «дело «ЮКОСа» политическим, но согласился с обоснованностью материальных претензий бывших совладельцев компании Ходорковского.

Игорь Сечин тут же нанес ответный удар: «Роснефть» подала иск в Страсбургский суд против Нидерландов, арбитраж которых, по мнению российской стороны, лишил ее права на апелляцию. В случае неудачи финансовому благополучию «Роснефти», конечно же, будет нанесен урон. Правда, лично Сечину это ничем не грозит: нынешние полномочия Игоря Ивановича выходят далеко за рамки одной отдельно взятой компании.

Государственник

Бывший кремлевский чиновник, поработавший бок о бок с Игорем Ивановичем, утверждает, что для Сечина все государственное лучше, чем частное. С бизнесом он бывает строг. Примерами могут послужить, например, истории «РуссНефти» Михаила Гуцериева и «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева.

В первом случае у налоговой возникли претензии на 17 миллиардов рублей. Гуцериеву пришлось спешно перебираться в Лондон, продав компанию Олегу Дерипаске. С туманного Альбиона он вернулся в 2010-м, все обвинения были сняты, а компания обрела прежнего хозяина. Злые языки шепчутся, что Гуцериева оставили в покое, потому что «вписать» «РуссНефть» в госструктуру не вышло: компания управлялась в ручном режиме и без него стала рассыпаться.

Что же до Рыболовлева, то эксперты отметили такое совпадение: повторное расследование причин аварии на руднике «Уралкалия» последовало почти сразу же после отказа главы компании финансировать строительство железной дороги в Пермском крае (такое предложение Рыболовлеву сделал Сечин). В общем, не дожидаясь штрафа в 85 миллиардов рублей, Рыболовлев продал бизнес олигарху Керимову.

Как таковой команды у Сечина нет. Зато есть круг — представители различных ведомств, объединенных государственническими подходами к экономике и сдержанной антизападной риторикой. Недаром именно Игоря Ивановича считают главным вдохновителем «нового энергетического вектора», нацеленного на Китай и Латинскую Америку. Он терпеливо выслушивал долгие выступления президента Венесуэлы Уго Чавеса, пожимал руки Раулю Кастро и Даниэлю Ортеге...

В числе ближайших союзников Сечина в коридорах российской власти называют таких «неоконсерваторов», как главу ФСКН Виктора Иванова, секретаря Совбеза Николая Патрушева, руководителя СВР Михаила Фрадкова, не говоря уже о бывшем генпрокуроре и нынешнем полпреде президента в Южном федеральном округе Владимире Устинове. С последним отношения давно уже перешли на принципиально иной уровень: дочь Сечина Инга замужем за сыном Устинова Дмитрием, а Антон Устинов, по некоторым данным, племянник экс-генпрокурора, на днях назначен советником президента, и именно он будет заниматься обеспечением работы президентской комиссии по ТЭКу.

А вот с командой Дмитрия Медведева у круга Игоря Сечина отношения не столь теплые. Говорят, что после того как Игорь Иванович продавил указ о создании президентской комиссии по ТЭКу, они могут еще больше остыть. Ведь получается, что Игорь Иванович соперничает с правительственным куратором этой отрасли вице-премьером Аркадием Дворковичем. Впрочем, конкуренция явно не на равных. Это подтверждает и реакция глав нефтяных компаний, которые в кулуарных беседах намекают, что предпочитают Сечина — «от него до Путина ближе». Кроме того, президентская комиссия наделена правом выдавать лицензии на недра. А значит, именно Игорь Иванович де-факто заведует нефтяной кладовой России.

Сегодня многие признают, что после воцарения Игоря Ивановича все планы правительства по ускоренной приватизации сырьевых госактивов как минимум притормозятся, а как максимум — лягут под сукно. Сечин, как известно, считает эту идею «преждевременной». Скорее, по информации «Итогов», речь пойдет о собирании под крышей «Роснефтегаза» всего мало-мальски ценного в ТЭКе. Владимир Путин уже подписал указ о включении «Роснефти», ФСК ЕЭС, холдинга МРСК и «РусГидро» в перечень стратегических предприятий. Это значит, что госдоли в них подлежат приватизации лишь по решению президента. В этой схеме явно чувствуется стиль Сечина.

По некоторой информации, перед нашим героем поставлена амбициозная задача — сформировать мощный нефтяной холдинг в составе «Роснефти», «Зарубежнефти» и, возможно, «Транснефти», «Транснефтепродукта» и «Сургутнефтегаза». Согласно планам на 2013—2014 годы львиная доля доходов «Роснефтегаза» от принадлежащих ему акций нефтегазовых компаний должна пойти в казну. Но если слухи о суперхолдинге верны, эти средства могут пригодиться для приобретения новых активов. Дабы пополнить кошелек «Роснефтегаза», Владимир Путин уже попросил поднять планку выплаты дивидендов «Роснефти» до 25 процентов от чистой прибыли, и Сечин пообещал. А то, что Игорь Иванович пообещал Владимиру Владимировичу, будет непременно исполнено. Таков рецепт политического долголетия гения хайТЭКа.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера