Архив   Авторы  
В декабре прошлого года были приняты поправки в закон об Общественной палате, согласно которым проекты законов, внесенные в Госдуму, направляются "общественникам" на экспертизу

Кому законы писаны
Общество и наукаExclusive

Каждый человек может принять участие в выработке правил, по которым мы живем. Только будет ли он услышан?

 

Обычно мы воспринимаем законы как данность и сразу начинаем их ругать. Мол, опять "законодеятели" что-то не то натворили… В большинстве своем рядовые граждане уверены в том, что не могут повлиять на процесс создания законов. Однако это не совсем так: определенные средства воздействия на законотворчество у нас с вами есть.

В декабре прошлого года были приняты поправки в Закон "Об Общественной палате Российской Федерации", согласно которым проекты законов после их внесения в Госдуму направляются "общественникам" на экспертизу. В настоящий момент экспертизу проходят 89 законопроектов, в том числе об ограничении курения, о рекламе пива, о государственном регулировании производства алкогольной продукции, о туристической деятельности, о государственной социальной помощи, о питьевой воде и т. д. Вообще-то Общественная палата и раньше могла давать свои рекомендации, а иногда их даже учитывали - например, при подготовке закона об обращении граждан. Однако то было эпизодическое сотрудничество, после декабрьских поправок оно должно стать обязательным и регулярным.

С тех пор как Общественная палата начала изучать законы, зреющие в недрах нижней палаты парламента, она "проинспектировала" более сотни проектов. По двадцати восьми из них было дано отрицательное заключение с предложением доработать. Замечания частично учли, и двенадцать федеральных законов были подписаны президентом в новой редакции.

Понятно, что "оценить" все законопроекты, рождающиеся в Госдуме, члены Общественной палаты не в состоянии. Принцип отбора прост. "Мы стараемся выбирать наиболее значимые, которые касаются всех жителей страны, - по экологии, здравоохранению, контролю над деятельностью правоохранительных органов, прав и свобод человека", - объясняет руководитель межкомиссионной рабочей группы по организации экспертной деятельности ОП РФ Владислав Гриб.

На практике это происходит так: комитеты Госдумы присылают законопроекты, которые готовятся к первому или второму чтению, в Общественной палате их распределяют по профильным комиссиям, привлекают экспертов и сообща вырабатывают рекомендации. После этого поправки выносят на общее голосование членов палаты, и уже консолидированное мнение отправляется обратно в Думу.

Главная цель всех этих действий - публичное обсуждение готовящихся законов. Ведь довольно часто мы не знаем, какие новшества нас ожидают в ближайшем будущем, или узнаем о них поздно. В качестве примера адвокат Анатолий Кучерена приводит законопроект, который в адвокатской среде известен как "сделка с правосудием": "Человеку, попавшему в поле зрения правоохранительных органов, говорят: ты признаешься в содеянном преступлении, а мы тебя освобождаем. Да, на Западе эта практика существует давно. Однако в наших условиях мы рискуем дать в руки следователей опасный инструмент. Зачем вести расследование, если есть более простые способы достижения результата. Мы и сейчас получаем тысячи жалоб на методы ведения следствия, и такие законы надо тщательно продумывать. А этот законопроект уже вынесен на второе чтение..."

Как отмечают специалисты, часто вокруг законов создается искусственная атмосфера одобрения. Лоббисты свое дело знают. Пробиться через умело созданные ими преграды под силу только мощным гражданским институтам. Поначалу, как говорит Владислав Гриб, было важно заставить к себе прислушаться. И заставили. В качестве примера - одновременно и неудачного, и удачного - можно привести поправки к Уголовному и Уголовно-процессуальному кодексам, по которым из подсудности суда присяжных вывели дела по обвинению в терроризме и шпионаже. Основные аргументы законодателей сводились к следующему: суд присяжных состоит из людей, как правило, далеких от юриспруденции, им трудно разобраться в тонкостях процесса, решения выносятся эмоционально и очень субъективно. Общественная палата была против изменений, однако поправки президент все равно подписал. Ну и в чем же тогда положительный момент? "В том, что наше мнение все-таки услышали, - говорит Владислав Гриб. - Позже, выступая на коллегии Генпрокуратуры, президент сказал, что следует учиться работать с судами присяжных, объяснять им суть процесса, а не ждать, что они будут готовыми профессионалами. Нельзя руководствоваться принципом: вот, люди чего-то не понимают - давайте отменим". Действительно, с судами присяжных, признают в Общественной палате, есть проблемы - например, землячество, когда люди оказываются необъективными по отношению к землякам (это часто случается на Кавказе). Однако можно находить решения: скажем, перенести судебный процесс в другой регион.

Есть, впрочем, и примеры, когда на первый взгляд небольшой корректировкой удалось внести в законы существенные изменения. Именно после рекомендаций "общественников" в Законе "Об образовании" появились такие новшества: победители и призеры всероссийских олимпиад получили возможность поступать в российские вузы без конкурса. Кроме того, учебным заведениям предоставлена возможность проводить дополнительные экзамены по профильным предметам, которые не сдаются по ЕГЭ.

С помощью общественной экспертизы удалось также инициировать обсуждение общеобразовательных стандартов. "В старой интерпретации закона, принятого в 1992 году, в федеральных государственных общеобразовательных стандартах были прописаны минимум содержания образования и максимальная нагрузка, - разъясняет ректор Института проблем образовательной политики "Эврика" Александр Адамский. - Проще говоря, ученику должен быть прочитан такой-то курс, и он должен получить такие-то знания. Как определить, что такое минимум, что такое максимум, что учить - Шолохова или Пастернака? Споры между предметниками велись бесконечно". Теперь в стандартах речь идет не о том, сколько должно быть литературы, а сколько геометрии, а о том, какими знаниями должен обладать выпускник школы. Не что он должен учить, а что должен знать.

В Общественной палате не скрывают, что своей экспертной деятельностью намерены предупреждать ситуации, когда могут быть нарушены права значительной части общества. "Считаю прогрессом, что к нам стали обращаться депутаты из профильных комитетов заранее, еще в процессе разработки законов, за консультациями", - говорит Владислав Гриб. По его словам, недочеты, которыми грешат российские законы, можно свести к трем системным недостаткам. Первый - несвоевременность. Скажем, в рамках поддержки малого бизнеса разрешили брать нежилые помещения в ипотеку. Это важное решение, но, к сожалению, немного запоздалое - в кризис малому бизнесу не до этого. Хотелось бы, чтобы законы принимались оперативнее, когда они особенно нужны, а в идеале - чтобы носили превентивный характер. Второй системный недостаток - подзаконные акты, которые должны приниматься вслед за законом. Бывают ситуации, когда закон есть, но толком не работает, потому что приходится годами ждать принятия подзаконных актов, регламентирующих его исполнение. Третий - юридические неточности. "Нередки ситуации, когда законы обжалуются в Конституционном суде - это значит, что нужно внимательнее относиться к рекомендациям специалистов на стадии разработки", - поясняет Владислав Гриб.

Естественно, не все российские законы плохи. Проблема в том, что многие из них не работают. "Конечно, в идеале следует сократить затраты на подготовку законопроектов, - рассуждает заместитель министра экономического развития Игорь Манылов. - В мою бытность работы в Госдуме - 3-5 лет назад - на некоторые уходило до восьми тонн бумаги! Хорошо бы также мониторить, как работает принятый закон, и вносить корректировки".

Заместитель председателя Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Марков предлагает ввести нечто вроде "гарантийного срока" - например, один год, в течение которого отслеживается дееспособность закона. Кроме того, он считает, что общественная экспертиза законов должна иметь обратную связь - Госдуме следует давать на экспертные заключения мотивированный ответ: мол, принято или не принято к сведению по таким-то причинам. В противном случае все рекомендации экспертов можно попросту проигнорировать. Более того, даже если мнение "общественников" и не будет принято, то они должны иметь возможность высказаться на пленарном заседании Госдумы - чтобы обратить внимание на риски и слабые места закона.

И еще одна важная новость: готовящиеся законопроекты можно обсуждать всем миром - они выкладываются на интернет-сайте Общественной палаты. Более того, там же заработал форум, где желающие высказывают свое мнение о законах. Наболело, например, по поводу ОСАГО? Пожалуйста, оставьте свой комментарий. Члены ОП утверждают, что модераторы в обязательном порядке принимают во внимание "глас народа". Благодаря форуму есть возможность попасть и на общественные слушания. Собственно, цель этого интерактивного общения - пробудить интерес граждан к процессу создания законов. Ведь нам же по ним потом и жить.

А как у них?

Глаз да глас

В США общественной экспертизой занимается так называемое жюри граждан, а в Европе - конференция по достижению консенсуса. Регламент их работы позволяет организовать обсуждение темы группой "простых" граждан, не имеющих подготовки в этой сфере. Группа формируется на основании предварительного опроса и составляется из добровольцев так, чтобы репрезентативно представлять население региона (страны) по базовым социально-демографическим параметрам, а иногда - по параметрам, существенным с точки зрения обсуждаемого вопроса (например, вероисповедания). На протяжении двух недель члены группы знакомятся с базовыми материалами и формируют повестку. Затем на конференции заслушивают экспертов и формулируют итоговый документ. Главное, что должна обеспечить процедура, - это представление позиций как за, так и против. За этим в Европе следит специальный наблюдательный совет, а в американской версии эксперты расписываются в том, что им дали высказаться и не оказывали на них давления.

Роль организаций, контролирующих интересы общества, за рубежом часто выполняют и профильные агентства. Они реализуют права граждан на информацию, на участие в принятии решений и т. д. Эти агентства, как правило, имеют солидный бюджет, постоянный штат, их деятельность регулируется специальным законом, который определяет их самостоятельность по отношению к исполнительной власти.

В канадском Квебеке, например, действует Бюро общественного контроля за окружающей средой - оно специализируется на оценке экологических последствий проектов, организует общественные слушания, а потом посылает оценку министру экологии. К обсуждению проектов в Канаде подходят со всей серьезностью, и деньги на это выделяются немалые: так, программа общественных слушаний по одному лесоустроительному плану в провинции Онтарио обошлась в 2 миллиона долларов (это помимо бюджета агентства), а длилась программа больше двух лет. Результаты таких общественных слушаний могут быть самые разные: решение о выдаче разрешения на природопользование, согласованный план, доклад рекомендательного характера.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера