Архив   Авторы  
Режиссер конкурсной картины "Безславные ублютки" Квентин Тарантино и исполнительница одной из ролей Мелани Лорен

Вдоль по Круазетт
Общество и наукаExclusive

Кто бы ни получил призы 62-го Каннского фестиваля, в истории кино он останется благодаря двум фильмам - "Антихристу" Ларса фон Триера и тарантиновским "Безславным ублюткам"




 

От Каннского фестиваля всегда ждут праздника, чуда и скандала. И он никогда не обманывает. А на этот раз ему вдобавок успешно удалось сделать вид, что кризиса не существует. Несмотря на мрачные прогнозы, на бульваре Круазетт, как обычно, было не протолкнуться - любое пустяковое расстояние тут приходится преодолевать не меньше получаса. Хотя были тревожные сообщения о том, что многие издания отказываются от аккредитации в целях экономии, журналистов здесь было гораздо больше, чем могут вместить залы. Поэтому очереди начинались, а места заканчивались задолго до начала просмотра. Огромный экран по-прежнему был установлен прямо в море напротив главных фестивальных отелей, чтобы публика, сидя в шезлонгах на пляже или проходя мимо по набережной, могла смотреть фильмы. А консьержи отелей "Мажестик", "Карлтон" и "Мартинес" стали звездами фестивальной прессы и гордо рассказали в одном из изданий, что за время фестиваля в каждой гостинице ежедневно приходится менять 14 тысяч полотенец, 15 тысяч простыней, отвечать на три с половиной тысячи телефонных звонков и отвешивать 110 фунтов черной икры.

Правда, говорят, уменьшилось количество вечеринок, и они стали менее доступны. Да и селебрити по красной дорожке вроде чуть поменьше ходит, но это скорее из-за того, что звезд поставляет главным образом Голливуд, а американских фильмов в основном конкурсе всего два. Обещанные пессимистами большие народные волнения по поводу того, что в Канне идет пир во время чумы, вылились в недолгую акцию мест­ных энергетиков, которые несанкционированно отключили электричество в некоторых кварталах города и пригрозили пройти маршем по Круазетт. Органам правопорядка даже пришлось усилить наряды полиции, что они, впрочем, и так намеревались сделать, поскольку как раз надвигалась премьера фильма Квентина Тарантино. На нее прибыл почти полный актерский состав картины во главе с Брэдом Питтом и подъехала большая толпа фанатов с угрожающими плакатиками типа "Тарантино - мой бог. Если не попаду на его фильм, то умру". Что же касается энергетиков, то отключение было настолько краткосрочным, а угроза митинга так странно совпала с показом "Безславных ублютков", что можно предположить: на самом деле колонна профсоюзных активистов, которую городские власти быстро оттеснили на окраину Канн, просто пыталась прорваться в фестивальный центр, чтобы увидеть эту картину.

Каннская распродажа

Вопреки не самой благоприятной ситуации в кинобизнесе на каннском кинорынке было зарегистрировано практически столько же участников, что и в прошлом году, - около двухсот тысяч. И это при средней стоимости рыночного стенда в пять с половиной тысяч евро. Правда, произошло изменение лица рынка - там несколько уменьшилось представительство американских компаний, зато выросло число представителей таких стран, как Китай и Египет. Конечно, неизбежные разговоры о кризисе велись. Но суть дискуссий сводилась к тому, как перераспределять в новой ситуации денежные потоки, из которых складывается финансовый пазл любого кинопроекта.

Тем не менее, игнорировав пресловутый кризис, студия Disney устроила весьма эффектное изменение времени года на части Круазетт, превратив ее в зимний пейзаж со снегом и елками в игрушках. Это была пышная презентация "Рождественской истории" Роберта Земекиса с Джимом Керри и Колином Фертом, которые среди жары весело швырялись снежками. Голливуд явно хочет и дальше жить на широкую ногу, рассчитывая на то, что реклама - двигатель торговли. Канн для него не более чем площадка для презентаций, а европейские фестивали - интеллектуальный клуб, где говорят об искусстве и куда приятно прийти.

А революционные и радикальные речи прозвучали разве что на круглом столе в российском павильоне, который был посвящен перспективам российского рынка для западных продюсеров. Наши дистрибьюторы решительно потребовали от своих партнеров поумерить аппетиты в новых условиях и пересмотреть даже уже заключенные контракты, снизив цены на 90 процентов. Ответом им, естественно, было недоумение. Однако при всей радикальности предложения наверняка можно ожидать движения в этом направлении, поскольку наши покупки на Каннском кинорынке в этом году сведены до минимума - прокат стал зоной повышенного риска. Но Россия по-прежнему считается лакомым куском, поскольку непаханая целина нашего рынка в перспективе сулит немалые прибыли.

Впрочем, давно известно, что большой бизнес живет вдали от красной дорожки и фестивального дворца. Как бы ни был прекрасен и значителен этот фестиваль, все его тщательно и даже изощренно составленные программы, забитые под завязку дорогущие отели, вечеринки - вся эта ярмарка тщеславия является только надводной частью айс­берга. А настоящий серьезный бизнес делается на дальних виллах в горах и уплывших в лазурное море красавицах-яхтах. На одном из таких мероприятий и был избран вице-президентом ­ФИАПФ - Международной федерации ассоциаций продюсеров фильмов - Ренат Давлетьяров, новый президент российской Гильдии продюсеров. Избран, кстати, единогласно. Теперь наш человек будет представлять Европу в этой организации. И одной из своих текущих задач он считает интеграцию успешного международного правового опыта в российское законодательство в области кино.

Журналистам расписание этого раздела каннской программы никогда не бывает известно. Им остаются детские игры в виде показных и, похоже, хорошо отрепетированных скандалов, которыми так славится Канн, и страсти вокруг конкурсных фильмов.

Шок и трепет

Конкурс в этом году, как и было обещано, оказался на редкость интересным. Хотя все фестивали похожи друг на друга как по типу представленного кино, так и по принципам работы отборщиков, концептуальный подход программеров Канн не может не восхищать. Даже если принять во внимание тот безусловный факт, что они находятся в самом выгодном положении относительно любого другого фестиваля и им есть из чего выбирать. Совершенно очевидно, что повышенная концентрация в целом ряде показанных фильмов крови, насилия и секса не случайна, - это хорошо продуманная и отрефлексированная реакция на то напряжение, в котором сегодня находится мир. Можно сказать, что в определенном смысле фестиваль перевыполнил норму по шоковым сюжетам, чтобы проявить солидарность с теми же бастующими энергетиками. Конечно, мало кто дает себе труд считывать такие интеллектуальные месседжи, предпочитая просто рвать в клочки весьма дискомфортные и жестокие картины вроде "Бойни" филиппинца Брильянте Мендосы, "Жажды" корейца Пак Чан Вука или "Весенней лихорадки" опального китайца Лу Е. Группа полицейских, убивающих и расчленяющих проститутку, католический священник, превратившийся в вампира, самоубийственная сила гомосексуальной любви - этот азиатский акцент будто был специально поставлен в самое начало фестиваля, чтобы задать тон раздражающей нотой. Кстати, и лунгинский "Царь" в "Особом взгляде", похоже, выполнял ту же функцию. Дальше раздражение катилось по нарастающей, заставляя критиков с одинаковым недоумением внимать и вежливой скучности костюмно-биографической "Яркой звезды" Джейн Кэмпион, и вялому перепеву Альмодоваром собственных фильмов в "Разомкнутых объятиях", и какой-то усредненной неяркости впечатлений от "Взятия Вудстока" Энга Ли. Пожалуй, этого раздражения не вызвали только социально-психологические исследования: "Пророк" Жака Одияра, сразу ставший лидером критического рейтинга, где тюрьма представлена как школа жизни, подпитывающая преступный мир новыми кадрами, "В поисках Эрика" Кена Лоуча - психопатологическая комедия про футбольного фаната, которому его кумир Эрик Кантона является как Карлсон Малышу, помогая справиться с проблемами, и "Белая лента" Михаэля Ханеке, черно-белая ретродрама о предчувствии мировой войны.

Впрочем, каким бы ни оказался призовой расклад 62-го Каннского фестиваля, в истории кино опознавать его будут только по двум фильмам - "Антихристу" Ларса фон Триера и "Безславным ублюткам" Тарантино. Главный скандал и главный триумф. Тьма и свет. Стихи и проза. Болезнь и лекарство. Они хороши и понятны только в паре - ничего сильнее этих фильмов ни по ожиданиям, ни по результату в этом году не было и быть не могло. Сколько ни перечисляй именитых участников, сколько ни называй интересные и достойные картины, но только два этих гения конца ХХ века каждый по-своему попытались отрефлексировать то, что их век уходит. Один - мрачно погружаясь в тьму глубокой эротико-фрейдистской депрессии, традиционной для ушедшей эпохи, но немодной и непонятной новым поколениям. Другой - отчаянно пытаясь удержать эпоху, как говорится, "в топе", и потому играясь с ней, чтобы превратить в Диснейленд главное историческое событие ХХ века.

На просмотре фильма фон Триера зал ржал в голос - и это явно была нервная реакция. Освистав картину, журналисты потребовали извиниться публично за содеянное прямо с ходу, на пресс-конференции. Особенно разозлило многих то, что за чередой откровенных и извращенных эротических сцен последовало обескуражившее посвящение фильма Андрею Тарковскому. Однако, хотя из-за длительного лечения психотропными средствами у режиссера непроизвольно трясутся руки, он вполне владел собой, заметив, что не намерен ни перед кем извиняться, потому что считает себя лучшим в мире режиссером. И вообще - это не он в гостях у журналистов, а они у него. Что же касается Тарковского, то он - бог, и фон Триер гордится тем, что русский гений успел увидеть его первую картину, и знает, что она ему не понравилась, но это ничего. Похоже, режиссер, впервые столь открыто экранизировавший свои интимные страхи и фобии, откровенно издевался над прессой, решившей указать ему на ошибки.

А вот Тарантино журналисты обласкали. Хотя его картина возмутительна в неменьшей степени и еще вызовет массу неприятных вопросов к автору. Просто он играет на публике прямо противоположную фон триеровской роль - своего в доску парня, синефила, воспитанного видеопрокатом, который ходит с утра, как все, на фестивальные просмотры, танцует твист на красной дорожке и, захлебываясь от восторга, общается с журналистами.

Однако не стоит забывать, что весь Канн - театр, а люди в нем актеры. Личные бесы, которые так явно мучают фон Триера, и патологическое желание Тарантино всем понравиться - не более чем маски. Вряд ли они их носят всегда.

От первого лица

Фальсификатор

Действие ленты Квентина Тарантино "Безславные ублютки" происходит во время Второй мировой войны. Отряд американских евреев-мстителей снимает скальпы с убитых фашистов. Немецкий снайпер становится кинозвездой, сыграв в фильме, где Геббельс - режиссер, самого себя. А девушка, чью семью расстреляли на ее глазах, устраивает большой бадабум в парижском кинотеатре, куда приехал сам фюрер. Премьера в рамках Каннского фестиваля состоялась на следующий день после того, как в России решили бороться с фальсификацией истории. Хочется верить, что ленту Тарантино под эту формулировку подводить не станут.

- Понятно, что у вас через весь фильм проходит тонкая языковая игра, но почему "Ублютки"?

- Это не ошибка. Неужели не ясно: во-первых, это красиво... Это мой мазок художника на картине. А во-вторых, почему-то вас не интересует, отчего в слове "hotel" на конце "l". Вы просто понимаете, что так надо. Вот и у меня - так надо.

- Как вы для себя определяете жанр картины?

- Если бы я по-прежнему работал в видеотеке, то поставил бы кассету в раздел комедий. Меня многие спрашивают, что это - сказка, еврейское фэнтези? Да как хотите называйте. Но согласитесь, есть в этом и нечто героическое. Ведь персонажи моего фильма изменяют мир, переписывают историю, надеюсь, в желанном для всех ключе. Думаю, серьезно воспринимать картину мешает тот факт, что мои персонажи выдуманы. Но имей они прототипов, были бы героями, разве нет?

- Трудно представить ввиду полной неправдоподобности событий.

- На мой взгляд, все вполне правдоподобно. В конце концов, это не вампука в стиле старого Голливуда, когда все персонажи - немцы, французы, китайцы - говорят с экрана по-английски.

- Ваша работа с языком не может не восхищать.

- Все дело в том, что действие происходит в Европе. И мне важно было собрать интернациональную актерскую команду, которая бы создавала эффект европейского бытия. Для всех актеров ставилась сложная лингвистическая задача. Причем в сценарии это очень трудно отразить. Каждого персонажа надо было приладить к актеру. Особенно трудно оказалось найти исполнителя на роль немецкого полковника Ланды - это же языковой гений. Мне был нужен человек, который сможет передать поэзию и немецкого, и английского языка, причем британского его варианта. Имел место и момент отчаяния, когда я хотел уже сдаться и предложить продюсерам бросить эту затею, а потом всю жизнь расплачиваться с долгами. Просто публикуем сценарий и забываем о нем, как о страшном сне. И вот в мой кабинет вошел Кристоф Вальц, прочел несколько реплик, и я понял: делаем кино. Да вы даже понять не можете, какое это счастье!

- Ваш фильм стал едва ли не самым ожидаемым в программе Канн. А вы чего ждете от фестиваля?

- Канн всегда был моей мечтой. Я думаю о нем только в превосходных восторженных степенях: о, это кинематографический олимп, рай, нирвана. Где кино царит и властвует, даже когда его освистывают или не понимают. Меня заводит присутствие прессы со всего мира, даже из таких стран, о существовании которых ты не знал. Я делаю кино для всей планеты. И Канн - это то место, откуда оно видно всей планете.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера