Архив   Авторы  

Почти по Джерому
Общество и наукаExclusive

В России решено развивать яхтенный туризм. Отправившись в круиз от Москвы до Твери, корреспонденты "Итогов" испытали на себе все прелести этого вида досуга, заодно оценив и его перспективы






 

В России решено развивать яхтенный туризм. Идея принадлежит Ростуризму, ее поддержал и министр спорта Виталий Мутко: "У нас 100 тысяч километров внутренних водных путей, и есть все шансы стать Меккой для яхтенного туризма". Разработка соответствующей целевой программы до 2025 года уже началась. Подключилось к делу и Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами. Замруководителя ведомства Дмитрий Федоткин отметил, что в четырех из семи зон туристско-рекреационного типа - в Калининградской и Иркутской областях, Краснодарском крае и Республике Бурятия есть для этого все условия. Корреспонденты "Итогов" решили лично убедиться в перспективности этого начинания.

Вечер. Отправление

Маршрут определили заранее: от яхт-клуба в районе Тушино до Твери. Предстояло выдвинуться из столицы в ночь, чтобы к утру тихим ходом добраться до первого шлюза в районе Икши.

Проверив рации, флотилия из четырех восьмиметровых яхт Московского студенческого яхт-клуба вышла из столицы в сторону Химкинского водохранилища. Честно говоря, мы не ожидали увидеть в будний день столь активное движение судов. Все это напоминало плотный поток в час пик где-нибудь на Тверской. Десятки моторных катеров стоимостью не в одну московскую квартиру лавировали, идя с нами и встречными, и параллельными курсами. На всем пути до акватории Клязьминского и Пестовского водохранилищ по берегам расположились частные владения со своими стоянками и зимними эллингами. В принципе причалить и переночевать есть где. Мы приметили даже довольно симпатичную плавающую гостиницу с рестораном.

К моменту, когда солнце садилось за горизонт, наша флотилия подходила к Пестовскому водохранилищу. На лоциях 1987 года издания мы обнаружили, что фарватер для прохода в канал имени Москвы довольно узкий, надо быть крайне осторожными, чтобы не посадить яхту на мель, и следовать, ориентируясь по бакенам.

- Мели тут илистые, - говорит капитан Алексей Серочкин, - если сядем, то это надолго.

Спустя два часа сложный участок был преодолен, и мы, сделав левый поворот, вошли в узкое горло канала. Впереди ночная якорная стоянка, горячий ужин и первый шлюз.

Через шлюзы

Наутро можно уже основательно осмотреться. Знающие люди говорят, что очень важно найти на борту свое место. Если вас на яхте двое, то с этим проблем не возникнет. Но когда семеро, как в нашем случае, то о праве на личное пространство приходится сразу же забыть. Размещаемся по палубе как попало. В каюту стараемся не соваться, там и без нас тесно. К тому же там единственная девушка на нашей яхте - кок Яна Макерова - колдует над завтраком, умудряясь готовить на одноконфорочной газовой плитке.

Подоспел завтрак. К этому самому моменту мы вдруг осознали, что у воды, которую мы бороздим, сильный запах. Им, кажется, пропитано все вокруг: рисовая каша со сгущенкой, бутерброды с беконом, чай. Запах растекся по всей реке, заполнил собой пейзаж и отравил воздух. Он просачивался все дальше и портил нам весь обзор. Река, высветившаяся под ярким утренним солнцем, заиграла красками - в основном ярко-зеленой. Странные разводы плыли вниз по течению - на Москву. Хорошо, что нам с ними было не по пути.

- Водоросли цветут, - хладнокровно объяснил капитан Алексей. - Обычное дело.

Коль в этом нет ничего необычного, то и мы перестали обращать внимание на данное природное явление. А рыбаки по берегам нас несколько успокоили. И окончательно примирили с действительностью купальщики, плескавшиеся с нескрываемым удовольствием в разноцветных водах канала имени Москвы.

Лодка проплывает под мостом, на котором собралась автомобильная пробка. Тут накатывает чувство особенного удовлетворения: ну кто бы из них не захотел сейчас оказаться на нашем месте?..

Наступает момент, огорчающий тех, кто ищет на реке одних лишь удовольствий.

- Внимание всем! Начинаем шлюзование! - кричит капитан, призывая нас хоть как-то собраться.

Шлюз - это, как мы поняли, организм, работающий по своим, скрытым от других законам. Входа в него можно ожидать по несколько часов. Если повезет, проскочишь эту преграду за считаные минуты. Но речники, говорят, не очень любят шлюзы. Наверное, есть за что. У нас же от этого небольшого приключения остались вполне благоприятные впечатления. Если не сказать больше: шлюзы приятно нарушают однообразие похода по каналу. Необычно сидеть в лодке и подниматься из прохладных глубин в новые воды, к незнакомым видам, или опускаться, пока не заскрипят мрачные ворота. Чувствуешь свою сопричастность к некоему техническому таинству. Это для тебя кто-то невидимый перенаправляет течение вод и приводит в действие гигантский механизм стратегического объекта. Один шлюз мы минуем, не увидев ни единой живой души. А подходим к другому - на нас высыпают посмотреть, как на какую-то невидаль, с десяток человек. И каждому охота поговорить.

- Так, молодые люди! - кричит усач в черной спецформе. - Фотоаппараты убираем!

- А ты че раскомандовался-то? - толкает его в бок тетка в цветастой кофте. - Я здесь главная.

Из башни выбегает женщина с блокнотом:

- Эй, на лодке! Куда идете?

Получив ответ, кричит куда-то вверх:

- Люсь, запиши! На Конаково!

Еще можно в шлюзе встретить другие лодки и обменяться речными сплетнями.

Мелкие неприятности

Шестисильный движок монотонно тарахтит, солнце клонит ко сну, но еще не хватало спать - не для того мы вырвались из Москвы. Да и вообще яхтенный туризм по рекам - не для сонных тетерь. Начинаем искать развлечения. Просим капитана дать порулить. Тот со всей деликатностью объясняет невозможность подобного шага. Если ужас автодорог - ГИБДД, то ужас водных артерий - ГИМС, орган, карающий речников по всей строгости. Если ты капитан яхты, то должен знать массу необходимых вещей, к которым может придраться ГИМС. Для примера: по каналу нельзя идти под парусом, жги горючку от Москвы до Дубны. На это уйдет литров 100 бензина. В канале нельзя останавливаться. И если захотелось в прибрежные кустики, то знайте - вы рискуете навлечь на капитана гнев ГИМС. На борту обязательно должен быть судовой журнал, исправно заполняемый. Старпом Тимофей Козан вносил в него, как казалось, всякую безделицу. Так, когда мы решили поболтать о чем-нибудь с коком Яной, он что-то немедленно туда черканул. А что, тоже какое-никакое развлечение.

Справа по борту пахнуло шашлыком. Унылый, некогда принадлежавший какому-то заводу причал украшало прибрежное кафе. Наш капитан закричал работникам общепита:

- К вам пристать можно?

Клиентов с воды там явно не ждали и потому только растерянно хлопали глазами, пытаясь подобрать подходящие к случаю русские слова: "Что хотят эти - на лодке? Пристать? Э, что мы им - девочки?"

Двусмысленность положения капитан не осознал, и понимания с берегом достигнуть не удалось. Уровень прибрежного сервиса в данном случае остался без нашей оценки. Следующая возможность ознакомиться с бытовой инфраструктурой на берегу представилась лишь в Дубне.

День клонился к вечеру. Отдых отдыхом, но по непонятной причине к концу дня на реке все почему-то становятся раздражительными. Каждый член команды уверен, что именно он выполняет всю важную работу, пашет за других, пока остальные расслабляются. Мелкие неприятности, которых вы просто не заметили бы на суше, приводят в исступление, если случаются на воде. Может, причиной тому речной воздух? Может, именно потому речники иногда допускают такие надписи на причальных стенках, о которых в более спокойную минуту, несомненно, готовы пожалеть? В любом случае выдержке нашего капитана можно позавидовать.

К тому моменту мы находились в пути уже шестнадцатый час, всем хотелось на берег: помыться, размять кости и тому подобное.

Местом стоянки была выбрана база "Маяк". Ее причалы едва угадывались за остовами ржавых заброшенных дебаркадеров. Но мы были здесь не единственными гостями. С десяток таких же яхт-малюток "припарковалось" на ночевку. Мы сошли на берег и отправились на разведку.

База - несколько деревянных домиков размером чуть больше собачьей будки. Все они оказались заняты. Это мы выяснили у сторожа, поспешившего отогнать от нас трех псов. Нас здесь явно не ждали. База, как выяснилось, только для своих. Кто эти самые "свои", так и осталось тайной. Спасибо, что хоть от причалов не прогнали.

Наши друзья, видимо, более привычные к бытовым неудобствам, уже вовсю сигали с пирсов в воду, предварительно намазав головы шампунем. Интересно, что бы подумали и предприняли иностранцы-яхтсмены, увидев такой прибрежный сервис?

Тем временем пора было располагаться на ночевку. Если вы когда-нибудь ездили в общем вагоне от Тамбова до Рязани, то поймете ощущения семерых человек, втиснутых в чрево небольшой яхты. В 1983 году, когда на польской верфи "Конрад" строили нашу лодку, конструкторы вряд ли думали, что русские будут ходить на ней в XXI веке в круиз по рекам...

Бесценный опыт

Новый день обещал вознаградить нас за все лишения: мы выходили в акваторию Волги! Вот где появилась возможность наконец-то расправить крылья, вернее, паруса! Капитан правил рулем. Имеющие опыт хождения под парусом, перекрикивая ветер, орали, что не знают ничего более увлекательного. Тем, для кого это было впервые, оставалось вовремя уворачиваться от мачты, атакующей то справа, то слева под дикий окрик капитана: "К повороту!"

Потом мы взлетали вверх, устремлялись вниз, едва не зачерпывая бортом волжскую воду. Потом ставили, меняли, снимали паруса, и капитан ругался на старпома, а старпом на матроса... Лодка жила своей жизнью.

По Волге мы летели как птицы, встретив под Конаковом пару пустых яхтенных стоянок и еще один причал приметив в устье реки Шоши. Не заметили, как оказались в Твери - усталые, обгоревшие на солнце и одуревшие от свежего воздуха.

В общем, как бы ни был замечателен отдых на воде, но все имеет свои теневые стороны. Признаемся, от первоначального замысла дойти обратно от Твери до Москвы мы отказались. Это было общее решение. Для того чтобы принять его, нам троим хватило переглянуться и прочесть на лицах друг друга свои собственные мысли. В молчании мы вытащили из лодки багаж и двадцать минут спустя пробирались от пристани к железнодорожной станции. Ну и что? Главное - опыт, и еще понимание: яхтенный туризм в России придется создавать практически с нуля. Попутного ветра в паруса энтузиастов!

Москва - Тверь

Отдать швартовы!

Вдоль по Волге-реке

Лучше всего яхтинг сегодня развит на Волге. По оценкам экспертов, количество яхт на этой реке ежегодно удваивается. Опыт Тверской области в данном случае наиболее примечателен. По словам руководителя комитета по туризму, курортам и международным связям Тверской области Николая Иванова, за последние три года количество яхт в области увеличилось втрое, и на сегодня их больше 600. Кроме того, за прошлый сезон было зарегистрировано 1700 гостевых посещений. Ежедневно летом в акватории Московского моря находятся более 2 тысяч яхт.

Еще два-три года назад из Москвы до Твери на лодках доходили лишь единицы. Это связано со сложностями прохода по Каналу имени Москвы, который изначально строился для больших кораблей. Те же самые шлюзы малым судам проходить ночью нельзя. Естественно, дойдя до них, нужно кидать якорь и, теряя время, ждать утра.

Тем не менее наших людей не испугать ничем, и уже в этом году в сторону Твери по каналу имени Москвы прошли более 500 парусных яхт и около 600 моторных. Анализируя ситуацию, Николай Иванов с оптимизмом смотрит в будущее. Вдоль по Волге сегодня все чаще вырастают яхт-клубы как в крупных городах, так и в малых. В Тверской области клубов - восемь. В одном из них, в Завидове, есть вся необходимая инфраструктура: причалы, заправочная станция, сервисный центр. Только цены на услуги кусаются. "Надо понять, что коммерсанты, - говорит Николай Иванов, - которые начинают строительство причалов и яхт-клубов, рискуют. Если бы они точно знали, что в течение лета к ним придут швартоваться не менее 500 яхт, они бы иначе относились к составлению прайса на свои услуги. Пока они вполне закономерно стараются перекрыть риски более высокой ценой".

Тем не менее в Тверской области в ближайшем будущем должна появиться сеть причалов. Как пример: год назад коммерсантами выкуплен умирающий яхт-клуб "Алголь", на его базе будет запущен под новой маркой совершенно другой проект - своего рода промежуточный остановочный сервисный пункт для моторных парусных яхт с гостиницей и развитой инфраструктурой. Причем, как обещают, качество предоставляемых услуг не будет уступать хорошему европейскому уровню. Такие же яхт-центры, по словам Николая Иванова, должны возникнуть и в ближайших регионах - на Рыбинском водохранилище, в районе Нижнего Новгорода, под Казанью. Кроме того, вовсю появляются и небольшие частные причалы - в Твери, Конакове, Кимрах, Калязине.

На сегодняшний день пока недостает еще банальной информации о маршрутах, достопримечательностях, местах швартовки. Такой путеводитель помог бы привлечь дополнительных речных туристов.

Степан Кривошеев

Стоимость недельного перехода для экипажа от Москвы до Твери и обратно

  • Аренда лодки - 65 тыс. рублей
  • Топливо (100 литров) - около 2500 рублей
  • Стоянки на причалах (платные) - около 200 рублей за метр судна в сутки. В целом около 7 тыс. рублей
  • Питание - в среднем 5 тыс. рублей
  • Итого - около 80 тыс. рублей

Есть проблемы

На любителя

Оскар Конюхов, исполнительный директор Всероссийской федерации парусного спорта:

- Одна из ключевых проблем, тормозящая развитие водного туризма, - это запрет на проход по внутренним водам судов под иностранными флагами. В России флот парусных и моторных судов в десятки раз меньше чем, например, в Финляндии или Швеции. Поэтому рассчитывать только на внутренний спрос пока неперспективно. Иностранцам интересна наша страна, они готовы пойти на своих лодках в Россию, например, через Санкт-Петербург, через Волгу, через Амур. Наша федерация получает десятки запросов от иностранных яхт-клубов и частных владельцев с просьбой оказать содействие в получении разрешительных документов на проход по внутренним водным путям нашей страны. Получение таких документов - дело сложное и требует подключения серьезных ресурсов. Простой пример. Месяц назад в Санкт-Петербурге финишировала кругосветная гонка. Восьми иностранным яхтам-участницам для того, чтобы войти в Неву и пришвартоваться у Заячьего острова в центре города, пришлось в разовом порядке получать от российского правительства разрешение на проход во внутренние территориальные воды. Новый менеджмент Федерации парусного спорта во главе с президентом Дмитрием Зелениным в этом году вплотную занялся подготовкой законопроекта, упрощающего эту процедуру.

Второе направление, которое, по нашему мнению, значительно улучшит ситуацию с парусными яхтами на водных просторах страны, - это отмена заградительных пошлин на импорт яхт. На сегодняшний день импортная пошлина составляет 20 процентов. Например, яхта стоит 100 тысяч евро. С пошлиной получается 120 тысяч плюс 18 процентов НДС. Поэтому яхты, в том числе и парусные, в нашу страну не везут, а держат их в Европе, например в Хорватии. Таким образом, мы финансируем европейскую инфраструктуру. Считаем, что импортная пошлина не должна превышать 5 процентов.

Андрей Маслов, яхтенный шкипер с многолетним стажем:

- Необходимо строить короткие лодки с хорошими каютами внутри, которые обладали бы комфортом большой яхты, а снаружи имели размеры, позволяющие ходить в узких акваториях. Наиболее перспективны в этом направлении шверботы, на которых можно путешествовать даже по речушкам шириной семь-восемь метров. К тому же этот тип лодки не привязан к глубине, так как всегда можно поднять шверт (киль) и буквально запрыгнуть на берег.

Кроме того, в наших акваториях множество мостов, ограничивающих прохождение под ними больших морских лодок с высокими мачтами. Знаю, в Москве есть замечательная океанская 32-футовая яхта. Ее владельцу, чтобы пролезть под нашими мостами, пришлось метра на два срезать мачту.

Борис Болтянский, генеральный менеджер бизнес-регат:

- Говорить о том, что Россия станет Меккой яхтенного туризма, можно только если иметь какой-то инсайд об ожидающих планету глобальных изменениях климата. Пока большинство любителей этого вида отдыха все-таки выбирают Турцию, Грецию и Хорватию - популярные зоны бюджетного сэйлинга с хорошо развитой инфраструктурой. В то же время на внутреннем российском рынке спрос на яхтенный туризм должен быть достаточно высоким. Эта ниша сейчас никем не занята. Тем временем в России уже сформировался тот средний класс, тот малый и средний бизнес, которому очень интересен любительский яхтинг. Этих людей мы каждый год видим на наших регатах, но, чтобы обратить их к внутренним водам, необходимо создавать очень серьезную и комфортную для потребителя инфраструктуру. Хотя скепсис по отношению к планам развития внутреннего яхтенного туризма довольно велик, хорошо все же, что мы наконец-то слышим о необходимости развивать именно любительский яхтинг.

Степан Кривошеев
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера