Архив   Авторы  

Exclusive
Общество и наукаExclusive

За маму, за папу...

 

Российскую Фемиду захлестнул вал судебных тяжб, где в качестве истцов и ответчиков выступают бывшие супруги, а предметами иска - их несчастные дети. Конфликт же, возникший между певицей Кристиной Орбакайте и бизнесменом Русланом Байсаровым по поводу дальнейшей судьбы их сына Дени, даже стал предметом обсуждения на парламентских слушаниях на прошлой неделе. У кого из родителей больше прав на ребенка - у отцов или матерей? "Итоги" предложили высказаться на эту больную тему "бойцам", находящимся по разные стороны баррикад: за пап - президенту Ассоциации "Отцы и дети", адвокату Георгию Тюрину, за мам - писательнице, кандидату психологических наук Татьяне Огородниковой.

С одной стороны

Георгий Тюрин: "Матери спорят не из-за детей, а из-за денег!"

 

Георгий Васильевич, как вы относитесь к предложениям по изменению семейного законодательства?

- Предложений было много, в том числе и глупых. Например, предлагают ввести уголовную ответственность за похищение ребенка одним из родителей, тогда как сейчас по российским законам родственник не считается похитителем. Если это будет сделано, то против любого родителя можно будет возбудить уголовное дело. Скажем, прошел развод, но судебного решения - с кем остается ребенок - пока нет. Отец везет ребенка на курорт с устного согласия матери, а она, едва взлетел самолет, бежит в милицию и пишет заявление: "У меня похитили ребенка". Наверняка будут случаи недобросовестного использования нормы закона в свою пользу и в ущерб ребенку. Но вот что действительно следовало бы изменить - так это статью 315 УК РФ, в которой говорится о неисполнении решения суда. Уголовная ответственность там предусмотрена только для юридических лиц. А вот о физических ничего не говорится, и получается, что им вроде бы можно вердикт суда игнорировать. Я предложил дополнить эту статью второй частью, восполняющей этот пробел. В таком случае в отношении родителя, который умышленно не исполняет решение суда, будет возбуждаться уголовное дело.

Еще говорили о законодательной инициативе Павла Крашенинникова - он предлагает предоставлять все права на ребенка тому родителю, у которого находится ребенок. Я считаю, что это детоненавистнические поправки, фактически лишающие второго родителя участия в воспитании ребенка. Если только мать (или только отец) будет решать важные вопросы - в какую школу ходить, каким спортом заниматься, какую операцию делать, - то второй родитель как бы и не нужен. Но ребенку необходимы оба родителя! В целом исправлять семейный кодекс нужно. И наша ассоциация "Отцы и дети" предложила целый пакет поправок еще в 1995 году, как только семейный кодекс был принят. С тех пор эта толстая папка так и пылится в думском комитете по делам семьи… В настоящий момент у нас законодательство процентов на 70 перекошено в пользу матерей. А нужно усилить права детей. И, конечно, отцов.

- В последнее время в России гремит скандал за скандалом - родители делят детей. И если раньше российские отцы активности не проявляли, то теперь воюют не на шутку. Почему?

- Во-первых, они увидели, что такие дела можно выигрывать. Несколько успешных процессов, в которых суд принял решение в пользу отца, получили огласку, и многие тоже принялись подавать иски. А во-вторых, все папы, решившиеся на тяжбу, были доведены до этого безответственным поведением матерей. Довольно распространенная история сразу после развода - частая смена сексуальных партнеров и злоупотребление алкоголем. Понятно, что это два известных способа выйти из стресса, в который ввергает развод любую женщину. И поскольку справиться с этим психологическим ударом ей никто не помогает, она выходит из него, как умеет. И очень плохо, когда это происходит на глазах у ребенка. К примеру, сегодня у меня был мужчина - его экс-супруга поехала с ребенком в Египет. Вернулась домой с арабским бойфрендом. Потом он исчез, а она привела нового. В общем, уже насчитали десятерых. Дочка в разговоре с отцом загибает пальцы: у нас жил Юсеф, Ахмед, Абдулла... Понятно, что отец не желает оставлять ребенка в такой обстановке. Или вот 14 октября в Солнцевском суде будет рассматриваться дело о лишении родительских прав матери-наркоманки, дважды судимой. Отец хочет забрать дочку себе. И похожих случаев масса.

- Но, согласитесь, что есть и другая ситуация - когда папаша растворяется на просторах родины и от него ни алиментов, ни участия в воспитании ребенка не допросишься…

- Конечно, такие папаши к нам не обращаются. Но каждый день приходят добросовестные отцы, и, поверьте, таких немало. По нашим прикидкам, членов ассоциации и сочувствующих около 750 тысяч человек по всей России. Все они сразу после развода без суда давали деньги на воспитание сына-дочки, привозили одежду, игрушки. Но видя, что мать расходует средства отнюдь не на ребенка, они, естественно, возмущались. Кстати, это одна из причин, почему некоторые отцы не хотят платить алименты бывшей жене. У Руслана Байсарова также есть предложение: внести в закон пункт о том, что бывшая жена должна отчитываться о деньгах, выданных на воспитание ребенка. Если будет введен такой контроль, то завтра же половина отцов, уклоняющихся от алиментов (сейчас это около полутора миллионов), принесут свои деньги.

- Если честно, попахивает ненаучной фантастикой....

- Нет, будут платить нормально, уверяю вас. Все, кто к нам приходит, готовы отчислять, как положено. Но вот еще одна проблема: мамы не дают встречаться с детьми просто так - пытаются получить за участие в воспитании дополнительные деньги... Хотя, конечно, иногда к нам обращаются и добросовестные матери: отец не хочет встречаться с ребенком, причем речь даже не идет об алиментах - просто ребенок скучает без папы. Мы стараемся помочь, вправляем такому отцу мозги.

- Отцовские чувства порой просыпаются, когда папа видит уже подросшего ребенка - ни пеленок тебе, ни плача по ночам. Тогда включаются и деньги, и связи, чтобы отобрать чадо. Как прокомментируете такую ситуацию?

- Инстинкты включаются независимо от возраста ребенка. Только что у меня был человек, жена которого вывезла детей в Америку и возвращать не хочет. Она получила двойное гражданство и вроде бы оформила его детям (1 и 3 года). Подала в Америке на развод и на право опеки над детьми. Несмотря на то, что брак заключен в России и дети зарегистрированы тут. Но если они стали гражданами США, то их местом жительства могут определить Штаты, а российский брак будут считать недействительным. Единственный выход - нужно срочно подавать в российский суд иск об опеке над детьми… Вот, пожалуйста, - отца не пугает младенческий возраст детей, он готов их воспитывать.

- По-вашему, российские отцы готовы к роли папы? В России силен стереотип - мужчина должен делать карьеру, зарабатывать деньги. Готовы ли российские отцы наплевать на деловой успех и бегать на молочную кухню?

- И бегают. К примеру, Виктор Батурин. Он сам занимается детьми, стал обычным папой. Конечно, у него есть помощники. Но он утром встает, делает с детьми зарядку, отвозит в школу и потом забирает оттуда, делает вместе с ними уроки… Проблема дела Батурина и Рудковской не в детях, а в финансах. Дело в том, что у них был заключен брачный договор, по которому жене полагалась недвижимость и некая сумма денег. Дети оставались с отцом. Однако после развода Рудковская решила побороться за половину состояния бывшего супруга, которое оценивается в сотнях миллионов долларов. Тут возникли и споры за детей (кстати, один из них не ее ребенок, а от первого брака Виктора Батурина - он забрал его прямо из роддома). Первое решение суда было принято в ее пользу, но мы его оспорили, сейчас идет пересмотр дела. Интересно, что теперь и первая супруга предъявляет претензии - отдайте мне ребенка. И дело опять в деньгах. То есть на самом деле часто споры между родителями идут не из-за детей, а из-за финансов - просто ребенка стали использовать как аргумент. Мнение детей даже не хотят учитывать, хотя они понимают, где им лучше, уже с того момента, как начинают говорить.

- Давайте уточним определение "лучше" - это где у него больше дорогих игрушек или больше любви и требовательности во благо?

- Для детей лучше там, где они чувствуют себя защищенными. Где защита более сильная, там спокойнее. Может быть гора игрушек, но тревога на душе. И ребенок при встрече с отцом шепчет ему на ухо: "Папа, забери меня к себе". И потом повторяет это в органах опеки. К сожалению, вся система опеки и попечительства не функционирует, ее нужно кардинально реформировать - в связи с некомпетентностью и непрофессионализмом. Одна из проблем в том, что 95 процентов сотрудников органов опеки - это женщины, имеющие стойкое предубеждение против отцов. Точно такая же картина среди судей. По идее, семейными делами должны заниматься специальные ювенальные судьи, которые понимают специфику подобных дел.

С другой стороны

Татьяна Огородникова: "У нас нет закона, который защитил бы детей от недобросовестных папаш!"

 

Татьяна Андреевна, почему в последнее время российские отцы вдруг стали так активно бороться за детей?

- В первую очередь потому, что участниками событий стали либо известные состоятельные люди, либо скандал принял международный характер, и эти случаи были широко освещены в прессе. Мне известна масса историй похищений детей одной из сторон, не получивших огласки потому, что родители не являются медийными персонами. Однако мужчины действительно стали чаще заявлять права на ребенка, это стало тенденцией. Раньше в этом вопросе царил тотальный матриархат, и сложилась незыблемая традиция оставлять детей матерям.

- Но какова подоплека?

- Со стороны большинства отцов претензия на детей – всего лишь способ указать женщине ее место. Ведь сегодня в состоятельных семьях дети находятся под присмотром нянь, гувернанток и охранников. Так как все это оплачивают отцы, они считают, что система воспитания никак не пострадает, если ребенок останется у них. Фактор психологической связи ребенка с матерью мужчинами не учитывается. Потому что маму уже наградили репутацией скандалистки и стяжательницы. У отцов есть широкие возможности управлять судебными решениями - с помощью связей или денег. Не секрет, что коррупция в правовых органах цветет буйным цветом. Зачастую состоятельному папаше, который при разводе оставил мать своего ребенка без средств к существованию, противостоит сломленная горем женщина, с неважными условиями проживания, без профессии и в депрессии. Опекунский совет как институт, призванный защищать интересы ребенка, действует по правилу "правой руки" - работающим там тетенькам и дяденькам тоже хочется кушать и одеваться. Еще одной причиной возросшего интереса мужчин к детям стал материальный фактор. Одно дело, когда бизнес и доходы - "белые" и алименты, которые с них начисляются по закону, могут составлять серьезные суммы. Отцы опасаются, что матери могут тратить деньги не по назначению. Другое дело - когда дети находятся при отце и он сам решает, сколько выделять на их содержание.

- Женщине обидно, что часто отцовские чувства просыпаются, когда ребенок уже вырос и хорошо воспитан. Она, после своих бессонных ночей, остается ни с чем.

- Действительно, отцовские чувства иногда приходят не сразу. Мужчины зачастую боятся маленьких детей, не понимают, как с ними обращаться. Здесь как раз я вижу недоработку матерей. Неподготовленность к браку, привлечение бабушек к процессу воспитания малыша, дистанцирование отца от его первоначальных обязанностей превращают папу в наблюдателя. В результате его функция сводится к финансовому обеспечению или походам в кино. Самым важным для ребенка все же является общение. И до определенного возраста ребенок любит папу просто за то, что он - папа. В некоторых случаях ребенок - это будущий наследник бизнеса. Но думать об этом нужно буквально с его рождения. Иначе получается, что ребенок всю жизнь воспитывался по одним правилам, и вдруг его ставят в совершенно иные условия, предъявляют новые требования. Для детской психики это стресс. Здесь огромная ответственность лежит на матери. Если она назначена в семье главной по воспитанию, то должна сделать так, чтобы глава семьи был не только добытчиком, но и отцом.

- Считается, что российское законодательство перекошено в сторону матери…

- Да нет у нас закона, который защищает детей от недобросовестных папаш! Права и обязанности родителей по отношению к детям законом делятся поровну. Другой вопрос, как исполняются российские законы. Реальность сильно отличается от того, что декларирует законодательство. Известная проблема - огромное количество неплательщиков алиментов. Это - упущение нашей исполнительной судебной системы. Нет инструмента, который позволил бы наказывать за неуплату алиментов. Точнее, нет органа, который следил бы за исполнением судебных решений. Зато есть прекрасные примеры зарубежных коллег: не платишь детям - не имеешь права сесть за руль, или вообще садись в тюрьму. У нас пытаются ввести аналогичные меры, но времени на их внедрение уходит очень много. Например, обсуждается вопрос о повышении штрафа за неуплату алиментов. Но боюсь, что в этом случае не увидим мы ни алиментов, ни штрафа. А вот ограничение передвижений - это более эффективный способ. Получается, что сейчас гораздо проще опорочить репутацию женщины и отнять ребенка, чем найти папашу, который не хочет оказывать материальную поддержку. Укрепить права матери можно, только искоренив коррупцию.

- Ну, к мамам сегодня тоже масса претензий - некоторым особам действительно нельзя доверить ребенка. Согласны ли вы, что права отца нужно расширить?

- Институт семьи испокон веков строился по принципу - мужчина зарабатывает, женщина ведет хозяйство и воспитывает детей. Сегодня многое изменилось в институте брака, а законы по-прежнему те же. Коли уж папы хотят воспитывать детей, не стоит лишать их этой возможности. Но кто сказал, что при этом нужно лишать этого права матерей? Сейчас соотношение сил выглядит так: власть, связи и деньги против материнских чувств. Понятно, кто победит в этой борьбе… На мой взгляд, когда давление отца очевидно и ситуация неоднозначна, судебным решением нужно определять, что половину времени ребенок должен проводить с матерью, а половину - с отцом. Не важно, будет это неделя-неделя или месяц-месяц. Но симметрия - это и есть единственно возможный способ урезонить воинствующие стороны.

- Что вы думаете о таких инициативах, как предоставить больше прав родителю, у которого живет ребенок, и о том, чтобы ввести уголовную ответственность за похищение ребенка одним из родителей?

- Принятие односторонних решений о судьбе ребенка - в смысле поездок, операций, обучения и т. д. - может быть оправданно только в случае, когда второй родитель действительно не в состоянии участвовать в процессе или жизни ребенка угрожает опасность. Законом это нужно четко оговаривать. Что касается похищения детей одним из родителей, то сейчас под уголовную статью этот поступок подвести невозможно - ведь ребенок поровну принадлежит каждому из родителей. Но с точки зрения морального и психологического воздействия это может быть квалифицировано как умышленное нанесение вреда человеку, тем более ребенку. Родитель, который первым совершил подобные действия, должен быть наказан.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера