Архив   Авторы  
По мнению Рубена Апресяна, мораль направлена прежде всего на сохранение согласия и предотвращение раздора между людьми

На грани добра и зла
Общество и наукаExclusive

"Когда я слышу о нашей духовности в противовес меркантилизму так называемого Запада, мне всегда хочется спросить, перефразируя известную сентенцию: "Если мы настолько духовны, отчего же мы так нелюбезны, суровы, небрежны в отношениях друг с другом?" - говорит профессор философского факультета МГУ Рубен Апресян

 

В одном из ведущих гуманитарных вузов страны, куда приезжал недавно Владимир Путин, между ним и профессорами зашел разговор о... совести, которая должна волновать не только отдельно взятых чиновников, но и общество в целом. Ученые мужи говорили о необходимости укрепления морали, чтобы люди в стране жили по совести. Но как это - жить по совести? И что, собственно, такое мораль в современных российских реалиях, осложненных к тому же непростыми экономическими обстоятельствами? За разъяснениями "Итоги" обратились к одному из ведущих специалистов в области этики, доктору философских наук, профессору философского факультета МГУ, заведующему сектором этики Института философии РАН Рубену Апресяну.

- Рубен Грантович, объясните мне как специалист неспециалисту, обычному человеку, что же такое мораль?

- Думаю, для обычного человека мораль - это правила поведения, принятые в данном обществе, или правила, регулирующие поведение в соответствии с представлениями о добре и зле, справедливом и несправедливом. Люди, сориентированные на христианское мировоззрение, сделают упор на том содержании морали, которое больше связано с милосердием, нежели с общественной дисциплиной. Для кого-то важно, что мораль ориентирует человека на высшие ценности, на личностное совершенствование. Все эти понимания верны и в совокупности достаточно полно выражают понятие морали.

- Происходят ли изменения в этом понятии в зависимости от времени и обстоятельств?

- Конфуций на вопрос ученика о слове, которым можно руководствоваться всю жизнь, ответил: "Это слово - взаимность. Не делай другим того, чего не желаешь себе". Близкие по духу идеи возникают на определенном этапе развития у каждого народа, что зафиксировано во всех известных священных писаниях. В конце ХVII века это правило назовут "золотым". Золотым, то есть непревзойденным, оно остается и сейчас. В трансформированном и содержательно более насыщенном и определенном виде оно было развито в заповеди любви и выражено в Евангелии следующим образом: "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя" (Лк. 10:27). Эта формулировка примечательна тем, что в ней любовь к ближнему и любовь к высшему соединены в одной заповеди. Однако как самостоятельные заповеди они были хорошо известны благодаря Торе (или Пятикнижию). В Торе же подробно представлено и еще одно правило - талион: "око за око, зуб за зуб и т. д.", которое нередко отвергается как аморальное. Однако это, несомненно, моральное правило, причем одно из наиболее древних, поскольку оно налагало ограничение на гневливость и мстительность и указывало на то, что в ответ на причиненный ущерб не должно превышать меру причиненного ущерба, в противостоянии злу надо быть соразмерным и не творить самому зла. Так или иначе талион, заповедь любви и золотое правило представлены во всех великих религиозных традициях. Они, в общем, отражают все содержание морали, которое и заключается в том, что необходимо быть сдержанным, справедливым, не попустительствовать злу, не вредить другому человеку, уважать его достоинство.

- Нет ощущения, что эти требования и ожидания, родившиеся на заре культурного становления человечества, сейчас, мягко говоря, устарели?

- Они никогда не устареют, потому что отвечают базовым условиям человеческого общежития. А условия эти таковы: люди - носители частных интересов. Интересы разных людей и групп в силу неизбывной нехватки материальных, социальных и духовных ресурсов входят в потенциально непримиримые противоречия. Мораль направлена главным образом на сглаживание и погашение этих противоречий. Если взять древнейшие моральные кодексы, закрепленные в священных писаниях, то различия между ними заключены именно в том, как в разных культурах виделось исполнение этой важнейшей социальной задачи - сохранения согласия и предотвращения раздора между людьми.

- При этом люди всегда воевали друг с другом. Почему же тогда моральные кодексы не претерпевают изменений?

- Что-то, конечно, меняется - например, в понимании зла, которому надо противостоять, или того, в чем заключено благо человека. Варьируется понимание моральной ответственности и на кого она должна распространяться. В истории мы видим расширение и того, и другого. Например, отмена рабства, так до конца не преодоленного и в наши дни. Или практическое утверждение идей прав человека, все еще не утвержденное. Или распространение в политике и общественной жизни принципа ненасилия - не всеми признаваемого и чаще попираемого, чем исполняемого. Все это знаки нравственного прогресса человечества. На наших глазах в течение последних нескольких десятилетий утверждаются в качестве нравственных принципов идеи моральной ответственности человека перед природой, а также перед будущими поколениями. Получило развитие понимание особенных нравственных обязанностей людей, занимающихся некоторыми видами профессиональной деятельности, и круг этих профессий расширяется. Так, именно осмысление современной медицинской практики - исследовательской и терапевтической - привело к углублению некоторых традиционных моральных представлений. Как в Новое время понятие достоинства человека обогатилось идеей автономии личности, так сегодня оно меняется с учетом идеи информированного согласия, выработанного в медицине. Смысл этой идеи, уже закрепленной в международных правовых документах, заключается в следующем. Любые действия с целью сохранения здоровья человека, его лечения или проведения исследований, как диагностических, так и научных, должны совершаться при условии, что человек знает, какие действия в отношении него или с его участием планируются, понимает их смысл и согласен на них.

- А в соответствии с десятью заповедями жить у современного человека уже не получается?

- Полагаю, "десять заповедей" упомянуты вами как бы ­иносказательно, образно. Декалог, или Десятисловие, данный в библейской книге Исхода (20:2-17) содержит такие запреты и повеления, как: "Не чти других богов, не поклоняйся и не служи им" (1), "Не сотвори себе кумира" (2), "Не произноси имени Господа всуе" (3), "Помни день субботний" (4), "Почитай отца твоего и мать твою" (5), "Не убивай" (6), "Не прелюбодействуй" (7), "Не кради" (8), "Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего" (9), "Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего..., ничего, что у ближнего твоего" (10). Я привожу эти заповеди, понимая, что далеко не все их знают, в особенности в таком составе. Как показал недавний опрос ВЦИОМ, Декалог знают менее 2 процентов россиян. Треть опрошенных вообще не знали ни одной заповеди Декалога, при этом среди мужчин таковых оказалось 40 процентов, а среди женщин - 28. Только 13 процентов опрошенных среди молодежи смогли назвать заповедь "почитай родителей". Но ведь это заповеди Декалога. Люди необразованные, а таких у нас, к сожалению, немало во всех сферах, считают, что "десять заповедей" - это "десять заповедей Христа". Между тем Христос в ответ на вопрос о главной заповеди назвал одну только заповедь любви - к Богу и к ближнему, о которой апостол Павел сказал, что она соединяет в себе все десять заповедей.

- Видимо, потому многие предпочитают жить по своим правилам: кто - по совести, кто - по понятиям, а кто - по уголовному кодексу.

- Если "по своим правилам", то какая же это мораль? Расхожее мнение, будто бы у каждого свои представления о добре и зле. Но это какое-то недоразумение. Конечно, каждый человек понимает, в чем состоит его благо, и уж точно знает, чего ему сейчас хочется больше всего. Смысл же морали как минимум состоит в том, чтобы сообразовывать свои хотения с хотениями других людей, свои интересы с чужими интересами. С сообразовывания и начинается мораль. Одного уголовного кодекса для этого недостаточно.

- И можно творить аморальные вещи, формально придерживаясь моральных правил?

- Возможны ошибки и оплошности, имеющие негативные последствия, и мы осуждаем поступки, приведшие к таким последствиям, осуждаем человека, их совершившего, но сохраняем к нему прежнее уважение. А в ином случае сразу приходит понимание: подлец.

- Может, необходимо, чтобы кто-то специально следил за исполнением моральных принципов?

- Пусть каждый следит за собой сам. Про это и сказано: "И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?" Человек каждый раз должен лично решать, как именно поступить, принимая на себя всю полноту ответственности и тем самым утверждая себя в качестве морального существа. "Сам" - это не значит, как он произвольно хочет: сейчас так, а момент спустя по-другому. "Сам" - потому что именно он находится в данных обстоятельствах и именно ему надлежит понять, как лучше всего исполнить свои моральные обязанности. Правда, иногда необходим и патерналистский присмотр - в отношении малых и неразумных, в отношении тех, кто не вызывает доверия. Но вообще-то это "слежение" происходит как бы между делом, неявно.

- Если говорить об обществе в целом, то какие маркеры свидетельствуют о состоянии морали в нем?

- Прежде всего мера любезности людей в обращении друг с другом. У нас в народе вежливость и предупредительность нередко трактуются как проявления либо лицемерия, либо слабости. И когда я слышу о нашей духовности в противовес меркантилизму так называемого Запада, мне всегда хочется спросить, перефразируя известную сентенцию: "Если мы настолько духовны, отчего же мы так нелюбезны, суровы, небрежны в отношениях друг с другом?.." Однажды в Австрии я возвращался автобусом из города в деревню, где проводил неделю каникул. Время было довольно позднее, в салоне почти никого. На одной из остановок в автобус вошел пожилой мужчина, фермер, и остался на подножке, чтобы поговорить с водителем, и разговаривал остановки две-три, прежде чем выйти. Не уверен, что они были знакомы, тем более тесно. О чем они говорили, я не понимал. Но, обращаясь к водителю, фермер произносил "герр", то есть господин. При этом говорил степенно и уважительно. Водитель, одетый не в форму, а в обычный костюм, но в фирменной фуражке, рубашке и галстуке, разве что не в белых перчатках, отвечал односложно, но любезно. Сначала мне стало просто забавно: я представил себя в пригородном автобусе где-нибудь в российской глубинке, представил водителя этого автобуса, представил вошедшего в салон деревенского мужчину, про которого трудно было бы не сказать "мужик", и при этом они обращаются друг к другу: "Господин, сударь". Потом у меня в памяти всплыл распространенный стереотип: "бюргерская Европа", и мне стало грустно. Эта сценка в автобусе - ключ к оценке общественных нравов.

- Лично для меня показателен еще такой маркер морали, как, извините, состояние общественных туалетов.

- Вы правы. Недавно пришлось оказаться в одном московском величественно-златоглавом здании - центре отечественной науки. Туалет в нем был разве что лучше, чем на вокзале. Для вокзалов может быть обидно такое сравнение. Но такие они у нас. В зданиях всех московских вокзалов - а большинство из них недавно пережили капитальный ремонт - царят далеко не самые приятные запахи. А в зданиях европейских вокзалов - запахи крепкого кофе и свежеиспеченных булочек. Возражения относительно того, что Европа богатая, а мы десятилетиями жили в нужде, отметаю с ходу. В Индии девять десятых населения живут в нужде, нам порой труднопредставимой, но даже самые допотопные по устройству общественные туалеты там не сравнить с нашими в плане чистоты и прибранности. Только не надо из этого делать вывод, что я мораль свожу к запаху свежеиспеченных булочек. Я всего лишь говорю, что обнаруживаю маркеры состояния общественной морали в том, как люди обращаются друг к другу и какие условия жизни терпят в повседневности.

- Условия-то эти непростые. Особенно сейчас - кризис, безработица…

- Иногда в такси или маршрутках я вынужденно слушаю популярные среди водителей передачи радиостанций FM-диапазона со всеми присущими им интерактивами и конкурсами. Редко бывает, чтобы уже с утра в пятницу ведущие не выражали радости по поводу приближающихся выходных, а в понедельник, даже к концу трудового дня, не сетовали по поводу начавшейся трудовой недели. У меня впечатление, что во всем нашем публичном аудио- и видеопространстве нещадно доминирует этос отдыха и развлечения, порой агрессивно репрессивный по отношению к этосу труда. Но этос труда ориентирует человека на деятельность созидательную, направленную в конечном счете на благо других, а этос отдыха и развлечений, провозглашающий другие ценности, ориентирует человека на растрачивание, потребление, личные удовольствия.

- Берем пример с Запада?

- Современная западная цивилизация была создана протестантизмом с присущей ему этикой труда. У нас не случилось протестантизма как духовного переворота. Но благосостояние России начиная с XIX века создавалось усилиями промышленников и купцов - выходцев из старообрядчества, чья этика в практической части близка протестантской. Человеку, конечно, нужны отдых и развлечения, но в отсутствие этики созидания, труда, творчества нам в нашей стране ни на что хорошее надеяться не приходится.

- Говорят, что российский народ по глубочайшей своей природе недемократичен и к лучшему измениться в принципе не в состоянии.

- Смысл убеждения состоит в том, что наш народ не в силах самоорганизоваться и органично нуждается в отеческом присмотре государства. Государство через законодательство способно оказывать влияние на нравы и моральную атмосферу общества. Например, существенным вкладом в улучшение нравов была бы переориентация милиции с проверки паспортного режима на поддержание общественного порядка. А то получается, что вызывают среди ночи милиционеров для усмирения пьяного соседа, а присылаемый наряд удовлетворяется тем, что проверяет паспорт и, удостоверившись, что у дебошира все в порядке с пропиской, оставляет его в покое. При повторных обращениях измученных соседей дежурный милиционер прямо объясняет, что ничего другого, кроме проверки прописки, он сделать не может, и советует (буквально!) договориться с кем-нибудь, чтобы соседа-дебошира как следует припугнули, лучше всего поколотив.

- Отношение государственных чиновников к собственным гражданам - это тоже маркер?

- Гораздо более показательный, чем остальные. Когда сын высокопоставленного чиновника оказывается повинен в серьезной аварии, а ответственные лица государства, на чьем попечении лежит порядок на дорогах и соблюдение справедливости, сводят трагический инцидент к бытовому происшествию, виновником которого к тому же оказывается сам прохожий, - это проявление безнравственности в государстве. Когда людям не позволяют присоединиться к разрешенному митингу оппозиции, а для разгона используется ОМОН, перед которым еще и ставится задача не только митинг разогнать, но и его участников устрашить и унизить, - это проявление безнравственности в государстве.

- Может ли общество сделать что-то, чтобы отношение к нему реально изменилось?

- Один известный российский политический деятель случайно обронил фразу, явно не заготовленную: "Парламент - не место для дискуссий". Так вот не только парламент - место для дискуссий, но и общество - место для дискуссий. К сожалению, дискурсивный потенциал современного российского общества крайне низок. В этом вина государства в лице его правящих элит, сведшего до минимума публичное пространство независимой и свободной мысли. Но в этом и вина самого общества, допустившего это.

- Ваш прогноз: что будет с нашим обществом? Не утеряем ли мы навсегда некие моральные ценности?

- Наше общество в переходном состоянии. Перемены были отяжелены длительным периодом общесоциального кризиса 90-х, разрушением социальных связей и так далее. Некоторые тенденции меня обескураживают. Например, почти повсеместная оккупация речи матерной лексикой, и пока я не вижу возможностей возвратного движения. Необходима какая-то комплексная национальная программа - конечно, не против матерщины как таковой, а в поддержку развития культуры, в частности культуры речи, культуры человеческих отношений. Однако есть и позитивные тенденции. Развитие частной торговли содействовало некоторому улучшению коммуникативных нравов. Появляются островки цивилизационного порядка. Лично для меня кардинальным в изменении моральной атмосферы стало освобождение от партийного давления, от лживой государственной идеологии, от лживости внутриколлективных отношений. Конечно, и сейчас лжи много, и она оскорбительна, унизительна. Но нынешняя ложь не претендует на идеалы, а коммунистическая постоянно прикрывалась общественным и всечеловеческим возможным счастьем. Впрочем, не исключаю, что просто с возрастом я сам стал разборчивее и внутренне независимее.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера