Архив   Авторы  

Exclusive
Общество и наукаExclusive

Открыто на переучет

 

Российские вузы взбунтовались против международных университетских рейтингов, на которые сегодня ориентируется весь мир. Наши ректоры уверены, что отечественная система образования в мире недооценена, а существующие ранжиры неадекватны тому положению дел, которое сложилось на рынке образовательных услуг. Российский союз ректоров потребовал пересмотреть существующие критерии оценки вузов. В Москве прошла встреча представителей российского академического сообщества с составителями глобального рейтинга универ-ситетов Times Higher Education (Великобритания). Свое видение проблемы "Итогам" озвучили ректор МГУ им. М. В. Ломоносова Виктор Садовничий и глава компании - организатора рейтинга Фил Бети

С одной стороны

Виктор Садовничий: "Места, которые занимают наши вузы в мировых рейтингах, не соответствуют их реальному уровню"

 

- Виктор Антонович, настолько ли важны рейтинги, чтобы из-за них ломать копья?

- Раньше мы не уделяли им много внимания. Но в начале - середине 2000-х годов стали появляться рейтинги разных агентств, которым в мире начали придавать, на мой взгляд, преувеличенное значение. Престиж образования и, как следствие, престиж страны стали связывать с местами, занимаемыми теми или иными вузами в этих рейтингах. Речь идет прежде всего о Шанхайском рейтинге, испанском Webometrics, британском THES-QS, интернет-рейтинге 4icu.org.

- Какие российские вузы фигурируют в этих списках?

- Традиционно - Московский и Санкт-Петербургский университеты. Из других университетов в топ-500 появляются МГТУ им. Н. Э. Баумана, Новосибирский государственный университет, несколько других. Но это крайне мало. Да и места, которые занимают наши вузы в мировых рейтингах, на мой взгляд, не соответствуют их реальному уровню. Так, если в 2009 году в Шанхайском рейтинге МГУ входил в первую сотню, то в британском, который составляется Times Higher Education, мы оказались на 155-м месте.

- Зато есть рейтинг, составленный нашим агентством "РейтОР", в котором Московский университет занимает 5-е место, опережая Гарвард и Стэнфорд. Это, на ваш взгляд, более объективная оценка?

- Безусловно. И я готов любому эксперту это профессионально доказать. Нет другого университета в мире, запускающего свои спутники и имеющего супервычислитель на 500 терафлопс.

- А если сравнить ваши учебные планы с планами ведущих университетов мира?

- Если принять число всех курсов, читаемых во всех университетах мира, за число N, то в Московском университете читается 2/3 от этой величины. Любой ведущий университет наберет не более половины. То есть по широте, по фундаментальности МГУ нет равных. Да и по инвестициям, вложениям на одного студента мы вполне соответствуем уровню хорошего европейского университета. Другое дело, что американские университеты имеют эндаументы и крупные фонды, где аккумулированы десятки миллиардов долларов. Но там и жизнь другая. И еще один аргумент: у нас лучшее соотношение студентов и преподавателей - три к одному, а, например, в Гарварде - почти пять к одному. Как раз эти цифры агентство QS посчитало неправильно, но они свою ошибку признали и подняли МГУ в рейтинге на 50 мест выше. Это вопрос их репутации.

- Вы для этого и пригласили составителей рейтинга университетов Times Higher Education в Москву?

- Инициатива исходила от британской стороны, и мы ее поддержали. Возникло серьезное желание разобраться с принципами и критериями оценки вузов, подумать о том, как сферу образовательного ранжирования сделать более объективной. В ноябре у нас была первая встреча с представителями компании QS - на тот момент партнерами Times Higher Education. Тогда в Фундаментальной библиотеке МГУ прошла конференция, в которой приняли участие около сотни ректоров из разных университетов России и СНГ, европейские эксперты и, конечно же, агентства - составители рейтингов. Состоялся очень серьезный разговор. Мы выразили несогласие с таким узким подходом и указали на ряд ошибок. В частности, на использование при расчетах недостоверной информации о российских вузах. Итогом стало подписание Меморандума о принципах ранжирования вузов. Процедура должна быть прозрачной и открытой, максимально объективной, проходить с ведома и при активном участии оцениваемого университета и предусматривать возможность подачи апелляции. Надо сказать, эта конференция произвела сильное впечатление на западных специалистов. На прошлой неделе в Варшаве состоялось заседание международной группы экспертов IREG, которая будет проверять правильность составления рейтингов. Московский университет был принят не только в члены этой комиссии, но и в ее правление.

- Что вы обсуждали с создателями британского рейтинга на этот раз?

- Все те же вопросы: что такое рейтинг? с чем мы согласны? с чем не согласны? Считаем, что нельзя всех стричь под одну гребенку и забывать о том, что все университеты разные. За ними должно остаться право на своеобразие. В международных рейтингах анализируются вопросы научно-исследовательской деятельности вузов, официальные интернет-сайты, студенческая и академическая мобильность. При этом ни в одном из них в качестве базовой категории не рассматривается собственно качество образования, его фундаментальный характер. По-моему, существующие глобальные рейтинги несколько упрощены.

- Что вы предлагаете?

- Сделать упор на качество образования. Наши выпускники и есть наше качество, давайте это сравнивать. Нам говорят: вы мало цитируетесь в научных журналах. Но ведь известно, что до половины состава кафедр и лабораторий многих ведущих университетов, особенно американских, составляют выпускники российских вузов. Они там работают, там публикуются, соответственно там же и цитируются. Но подготовили-то их мы. Кроме того, на Западе сформировался пул журналов, авторы которых друг на друга ссылаются. А количество ссылок - это основной показатель цитируемости. Вы попробуйте опубликоваться в Nature... Конечно, возникает вопрос, почему при составлении рейтингов учитываются публикации только в определенных журналах, список которых ограничен? Многие статьи в отечественных журналах не уступают по научному уровню опубликованным за рубежом. Поэтому мы ратуем за расширение источников для расчета индекса цитируемости. Еще одним критерием является количество нобелевских лауреатов и лауреатов премии Филдса по математике среди выпускников и профессуры вуза. Мы предлагаем расширить этот список и включить туда многие национальные премии. Также следует сделать более открытым и представительным сообщество экспертов, оценивающих вузы, за счет привлечения в их число ве-дущих представителей различных стран.

- Вы довольны результатами встречи?

- Мы благодарны британцам - они повели себя по-джентльменски. Зная о критике, которую мы довольно -твердо -высказываем, тем не менее приехали и приняли участие в серьезной дискуссии. Наши возражения были услышаны. Мы подписали Коммюнике Российского союза ректоров (РСР) и Times Higher Education, в соответствии с которым РСР является главным оператором коммуникации вузов с британской стороной. По такой же схеме будут строиться наши отношения с о ператорами других глобальных рейтингов. Но это не исключает того, что нашим университетам надо делать выводы. Необходимо стимулировать публикации российских ученых в мировых журналах, привыкать к английскому языку как обязательному для международного научного общения, активнее сотрудничать с зарубежными коллегами, повышать авторитет отечественных изданий. До сих пор составление международных рейтингов было игрой по неизвестным нам правилам. Теперь, уверен, российские вузы займут более активную позицию, и ситуация изменится. А насколько объективными станут новые правила - узнаем уже в этом году. Если наши университеты увидят, что они попадают в десятку или сотню лидирующих вузов, это станет большим стимулом для их развития. Собственно, в этом и заключен основной смысл рейтингов - они должны служить толчком к совершенствованию системы образования в разных странах.

С другой стороны

Фил Бети: "Мы готовы прислушаться к любому компетентному мнению, в том числе об оценке качества образования. Вопрос только в том, как его измерить"

 

- Господин Бети, вы за свои рейтинги отвечаете?

- Мы начали публиковать глобальный рейтинг университетов в 2004 году. Чем больше я погружался в это занятие, тем лучше понимал, как важны для людей объективные оценки вузов. К своему удивлению, я увидел, что их используют абитуриенты, решая, в какой вуз поступить, руководители университетов, чтобы определить направление развития своего учебного заведения, и даже правительства стран при принятии решения о выделении крупных финансовых ресурсов. Мы прекрасно осознаем нашу ответственность за публикуемые рейтинги. Постепенно стали проявляться слабые места в методологии ранжирования, вызывали недоверие некоторые источники информации, и мы поняли, что нужен более строгий подход к сбору и анализу данных, более серьезная экспертиза. Ошибки накапливались, и это стало сказываться на репутации рейтинга. Ректорское и академическое сообщество начало выказывать недовольство методологией составления рейтингов. Нас все чаще критиковали, в том числе и в России.

- Реакция на критику последовала?

- Да, принято решение отказаться от сотрудничества с агентством QS. Мы думаем, что теперь, заключив договор с таким авторитетным и серьезным партнером, как Thomson Reuters, сможем представить более объективные и обоснованные данные. Репутация этой компании в мире очень высока - она давно имеет дело с серьезными исследованиями в разных областях.

- Сути дела это пока не меняет. Многие представители высшей школы утверждают, что критерии, которые вы используете для оценки вузов, не всегда отражают качество образования.

- Мы готовы прислушаться к любому компетентному мнению, в том числе об оценке качества образования. Вопрос только в том, как его измерить. Университеты стали очень сложными организмами и объективно оценить качество преподавательского состава, то, как преподаются совершенно разные дисциплины, невероятно трудно. Само понятие "качество образования" каждый трактует по-своему. Мы понимаем, что нужно выработать какой-то новый, более тонкий критерий. Мы с директором отдела по оценке разработок компании Thomson Reuters Джонатаном Адамсом для того и приехали в Россию, чтобы выслушать ваши идеи и, если возможно, улучшить систему рейтингов. Джонатан так увлечен этой работой, что готов провести отдельный анализ всех собранных данных и представить его мировому сообществу для обсуждения.

- Каких изменений можно ждать в рейтинге-2010?

- Мы разослали тысячи писем в университеты мира, чтобы собрать информацию о студентах, сотрудниках и финансировании вузов, а также о публикациях ученых. Надеемся, что те данные, которые сможем обработать, приведут к созданию более авторитетного рейтинга, чем тот, который был раньше.

- Позиция российских вузов в нем изменится?

- Безусловно. Раньше был перекос в сторону англоязычных стран, но это будет исправлено. Могу сказать точно, что некоторые британские университеты потеряют свои позиции - многие из них выезжают на старом авторитете.

- У вас довольно-таки опасное занятие, ведь вам приходится иметь дело с амбициями…

- Да, у меня были тяжелые моменты, связанные с тем, о чем вы говорите. На самом деле в некоторых странах я не очень популярная фигура. Но единственный путь заслужить доверие - показать, как мы пришли к тому или иному решению, какую методологию использовали. Наша работа должна быть абсолютно открыта общественности и прозрачна.

Критерии

Свести счеты

При составлении рейтинга THES-QS используются шесть показателей:

  1. Число упоминаний вуза академическим сообществом.
  2. Число упоминаний вуза профессиональными рекрутерами.
  3. Доля иностранных студентов вуза.
  4. Доля иностранных сотрудников вуза.
  5. Соотношение числа сотрудников и студентов вуза.
  6. Соотношение индекса цитируемости и сотрудников вуза. Российские ректоры предлагают расширить систему оценки вузов следующими универсальными критериями:

  1. Открытия, а также внедренные и не внедренные патенты вуза в исследованиях нового поколения (супервычисления, биотехнологии, нанотехнологии, живые системы, космос).
  2. Доля междисциплинарных исследований как показатель генерирования инновационного знания.
  3. Наличие собственных оригинальных школ и учений.
  4. Соотношение прикладных и фундаментальных исследований.
  5. Доля студентов и преподавателей, участвующих в научной работе.
  6. Состояние исследовательской базы.
  7. Оценка качественных параметров содержания образовательных программ.
  8. Показатели интеллектуальной миграции и донорства, а также востребованности выпускников внутри страны и за рубежом.
  9. Мнение всех социальных заинтересованных аудиторий о вузе (родители, абитуриенты, студенты, преподаватели, администрации вузов, общественные организации и др.).
  10. Эффективность национального образования: соотношение финансовых вложений и вклада выпускника вуза в национальный и мировой ВВП.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера