Архив   Авторы  
Препараты с нетерпением ждут встречи с покупателями на складах. Пациенты тоже надеются, что увидят нужные им лекарства совсем скоро

Ни за какие деньги
Общество и наукаExclusive

Почему из продажи пропали лекарства, которые были в наличии всегда и продавались всюду?

 

Неприятный сюрприз ожидал россиян, отправившихся после новогодних праздников в аптеку. Неожиданно выяснилось, что многие лекарства с полок как корова языком слизала. В том числе и такие востребованные, как амоксициллин, гидрокортизоны, левомицетин, бифидумбактерин... Но прежде всего покупатели хватились самых дешевых отечественных препаратов, аспирина и парацетамола. Сторонники конспирологических теорий тут же выдвинули версию о происках дистрибьюторов — им, дескать, невыгодно распространять недорогие препараты. Это предположение напрочь опровергали провизоры, терпеливо объяснявшие, что лекарства завезены и есть на складах. Правда, никто не знает, по какой цене их продавать. Волновались не только покупатели, но и руководители аптечных холдингов — практически в каждой сети из-за отсутствия цен пришлось временно вывести из оборота товар на миллионы рублей. Изо всех сил пыталось оправдаться Минздравсоцразвития, доказывая, что аспирин и парацетамол в аптеках можно купить, но только в составе комплексных препаратов, и даже не за 200 рублей, как предлагали некоторые аптекари, а за 30, хотя и вместо прежних десяти...

Что все-таки это было? А был это день «Х» — один из тех, что нет-нет да и случаются в нашем здравоохранении, сотрясаемом реформами. 1 января в силу вступил список жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) на 2011 год. Но почему этого оказалось достаточно, чтобы надолго вывести нас из равновесия? Здесь нет преувеличения — один мой знакомый обегал целый город в поисках нехитрого противоаллергического препарата, нужного для ребенка, пока не осознал, что лекарство ему никто ни за какие деньги не продаст. История с пропажей лекарств уходит корнями к временам финансового кризиса. Тогда цены на медикаменты неожиданно поползли вверх — сначала вроде бы из-за скачков валютного курса, потом из-за вычистившей полки аптек эпидемии свиного гриппа. Тогда-то и решили, что государство должно регулировать цены на лекарства из списка жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств (ЖНВЛС), чтобы избежать накруток. Весной 2009 года соответствующее распоряжение дал президент, а чиновники, как водится, взяли под козырек. Вскоре они предложили схему регулирования, не имеющую аналогов в мировой практике. Если в других странах обычно ограничивают стоимость препаратов, поставляемых по госзакупкам для лекарственного страхования (увеличение оборота компенсирует снижение цены), то в России решили установить предел цен и для тех лекарств из заветного списка, которые продаются в розницу и оплачиваются пациентами из своего кармана.

Вроде бы правильная мера: зачем людям переплачивать за препараты, которые им жизненно необходимы? Однако многие эксперты, обсуждавшие нововведение, радоваться отнюдь не спешили. Ведь получалось, что, не зарегистрировав предельную цену на лекарства из списка, их уже нельзя было продавать. К слову, в трудные для здравоохранения 90-е годы, когда в России впервые составляли подобный перечень, производители лекарств изо всех сил стремились, чтобы их препараты попали в него. Это давало существенные налоговые льготы: так государство старалось во что бы то ни стало сохранить для потребителей самые важные лекарства. Теперь же почетное членство в списке не приносило производителям лекарств ничего, кроме головной боли и дополнительных хлопот по регистрации цен. «Понятно, как попасть в список ЖНВЛС. Однако хотелось бы знать, как из него в случае чего выйти!» — в сердцах воскликнул один из производителей лекарств, обсуждая проблему. Эксперты не скупились на негативные прогнозы. Многие предсказывали, что результатом нововведений станут пустые полки аптек. Ведь зарегистрировав цену на препарат, компания совсем не обязана его производить и продавать, если это окажется для нее невыгодным.

Были и другие предсказания. Опытные люди, поднаторевшие в процессах согласования и подписания бумаг, боялись, что машина российского чиновничества, известная своей заскорузлостью и не желающая работать без смазки, даст сбой в самое неподходящее время: работу отрасли придется регулировать в ручном режиме. Любую дополнительную бумажную процедуру в России вводить опасно, рискуешь увязнуть в волоките. Первый аврал в новой системе случился перед 1 апреля 2010 года — в тот день истек срок объявленной регистрации цен на препараты из обновленного списка, включавшего в себя 500 международных непатентованных наименований. К этому времени был принят закон «Об обращении лекарственных средств», делавший новый порядок легитимным. Все ждали дестабилизации рынка — мало кто верил, что цены на препараты удастся зарегистрировать вовремя. Лекарства уже тогда могли бы пропасть из аптек. Однако патовой ситуации удалось избежать. На амбразуру бросили Росздравнадзор и Федеральную службу по тарифам. Они ударно поработали, и в результате директор департамента развития фармрынка и рынка медицинской техники Диана Михайлова с облегчением рапортовала о своевременной регистрации 98 процентов лекарств из списка жизненно необходимых и важнейших. Впрочем, совсем скоро выяснилось, что авральная болезнь в регистрации цен стала хронической.

Нынешний кризис эксперты предсказывали еще осенью. «Причиной стали элементарные проволочки», — сказал «Итогам» генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев. Новый список ЖНВЛП на 2011 год министерство должно было утвердить еще 1 октября, а сделало это значительно позже, лишь 11 ноября. Новую методику расчета цен приняли и вовсе 26 ноября, а вступила она в силу 7 декабря. Законный срок регистрации цены — 35 дней с момента подачи заявки. Как тут успеть вовремя? Повезло тем отечественным препаратам, которые входили в список, действовавший в 2010 году: старые цены на них просто проиндексировали в соответствии с инфляцией, увеличив на 8 процентов. Впрочем, и тут не обошлось без проволочек. Доходило до смешного. «Рассчитывая эти 8 процентов, компании и ведомства частенько просто по-разному округляли цифры, — рассказывает Виктор Дмитриев. — Ошибка на один рубль могла остановить весь процесс перерегистрации». Менее везучими оказались иностранные компании, которые были вынуждены перерегистрировать цены по новой методике. При этом времени у них оставалось в обрез. Правда, по версии Минздравсоцразвития, зарубежные производители сознательно срывали регистрацию, в разы завышая цены на российском рынке.

Результат налицо: по данным Российской ассоциации аптечных сетей (РААС), к середине января на регистрации «зависло» 717 торговых наименований лекарств. При этом среди них оказались самые дешевые российские препараты. «В прошлогоднем списке не было самых простых форм аспирина и анальгина — только более дорогие лекарства, например, ацетилсалициловая кислота в специальных оболочках или аспирин в шипучих таблетках с витамином С», — пояснили «Итогам» в Минздравсоцразвития. За это упущение чиновников не раз критиковали оппоненты, поэтому, составляя новый список, ошибку исправили. Вот только для российских производителей этих препаратов появление лекарств в списке ЖНВЛП стало неприятной неожиданностью. Еще бы: выгод от появления в списке у них никаких, а вот хлопот прибавилось. К тому же раньше им не приходилось особо заботиться о продвижении своей продукции, ее цена говорила за себя. По данным Минздравсоцразвития, минимальная зарегистрированная стоимость упаковки аспирина сейчас составляет 2 рубля 82 копейки, парацетамола — 1 рубль 30 копеек. В поиске виновных чиновники Минздравсоцразвития кивают на компании: дескать, о том, что их препараты войдут в список, было известно давно, проект списка был размещен в Интернете с сентября, с ним можно было ознакомиться и заранее подготовиться. Компании в свою очередь упрекают Минздравсоцразвития в том, что оно первым подало пример волокиты, затянув сроки утверждения списка лекарств и методики расчета цен. «Получается как в известной миниатюре Райкина, — говорит Виктор Дмитриев. — По отдельности каждый сделал свое дело и считает, что сработал неплохо. Только непонятно, кто сшил костюм и почему он так плохо сидит».

Тут не грех вспомнить о том, для кого предназначался «костюм». Не для министерства — чтобы оно могло отчитаться о рекордных сроках регистрации. Не для компаний — чтобы они удачно разместили свои препараты на рынке. Регистрация цен, как предполагалось в самом начале, нужна прежде всего потребителям. Регулировать рынок начали для того, чтобы пациенты всегда и по приемлемой цене могли купить самые нужные лекарства. Пока, к сожалению, добились другого: оказалось, что очень легко сделать так, чтобы нужное лекарство нельзя было купить нигде и ни по какой цене.

И что теперь — перестать регистрировать цены? Вовсе нет. Во многих отношениях схема эффективна. В Минздравсоцразвития уверяют, что новая методика расчета позволила в разы снизить стоимость в России некоторых зарубежных препаратов. В авральном темпе чиновники каждый день рапортуют о регистрации цен. Нам обещают, что через неделю-другую ситуация стабилизируется. Хотелось бы, чтобы не до нового аврала...

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера