Архив   Авторы  
Билеты в Большой снова стали твердой валютой. Причина тому — небывалый зрительский ажиотаж

Театр начинается с кассы
Общество и наукаОбщество

Спасут ли «краснокожие книжицы» Большой театр от полчищ перекупщиков?



 

Открыв Историческую сцену, Большой театр вернул журналистам их постоянную ложу за номером 13. Чужих в ней видно за версту, потому заполошная дама с дочерью сразу привлекла наше внимание. В антракте она призналась, что дочь нашла на просторах Сети сайт biletportal.ru. По заказу приехал курьер, получил восемь тысяч целковых, оставил два билета в Большой, на которых не указана цена, но есть штрихкод и квитанция агента по продажам ООО «Фаворит». В театре маму с дочкой отправили разбираться к администратору — он выписал бедолагам места в ложе и продемонстрировал, как левый штрихкод перекрывает настоящий, где прописана истинная цена в сто рублей. Поклонницы искусства переплатили аж в сорок раз.

Через несколько дней Большой объявил, что в борьбе со спекулянтами он отныне будет продавать билеты только по предъявлении паспорта. Но спасyт ли «краснокожие книжицы» главный театр страны от полчищ перекупщиков?..

Из любви к искусству

Причина всех бед — ажиотажный спрос, на котором вырос и заматерел серый бизнес. У нас в стране всегда благоговели перед прекрасным. В прежние времена билеты на ходовые спектакли либо «доставали», либо «распределяли». Контрамарки в лучшие театры являлись твердой валютой, не подверженной инфляции: вспомните «Мимино», где место в гостинице «Россия» равнялось двум билетам в Большой на «Лебединое озеро». Параллельно этому существовала хорошо отлаженная государственная система театральных касс. Театры, хотели они того или нет, обязаны были отдавать в свободную продажу значительное количество мест. Дирекции касс получали процент за реализацию. И в такой системе была очевидная экономическая целесообразность — театры втихую приторговывали своей квотой, но прекрасно понимали, что чем больше точек продаж, тем полнее залы. Современный мировой опыт подчас напоминает советский. Но вот парадокс — даже при таком положении дел племя билетных спекулянтов не переводится. Оно обитает везде, где спрос традиционно превышает предложение: около Большого в Москве, у «Ковент-Гардена» в Лондоне, подле «Ла Скала» в Милане и «Гранд-опера» в Париже. Но на Западе такие деяния незаконны, причем виноватыми считаются и продающий, и покупающий. У нас все иначе: перепродажа театральных билетов не является правонарушением.

Почем билетик?

Чтобы понять, сколько мы переплачиваем за билет, допустим, в Большой и как на этом наваривают, стоит разобраться, из чего складывается его реальная себестоимость. А она зависит от десятков важных деталей. Балеты, например, дороже опер. Кроме жанра, на цену влияет название — «Лебединое озеро» продается лучше непонятного Cinque. Важен день недели — пятницы идут лучше понедельников и вторников. Еще стоимость зависит от количества людей, задействованных на сцене, качества декораций и числа работающих буфетов... Но, даже все просчитав, театр не сможет напечатать получившуюся сумму на билете — его просто никто не купит. Затраты театра в десятки раз превышают цену самого дорогого билета. И тогда на пути билета к зрителю начинает работать другой механизм: поскольку театр государственный, то бюджет (деньги налогоплательщиков) компенсирует разницу между себестоимостью спектакля и стоимостью проданных на него билетов. При этом театр лишается права (в том числе и морального) назначать заоблачные цены.

Стоимость билета в Большой начинается с пресловутых ста рублей — для студентов. Всего продаются билеты в восьми ценовых категориях. Заместитель гендиректора ГАБТ Антон Гетьман поясняет: «Мы пытаемся пролезть в игольное ушко, удовлетворить и социально незащищенных, и тех, кто готов сделать элегантный подарок даме, купив пару билетов за 14 тысяч на привилегированные места. Если бы мы приблизились к рыночным условиям, механизм спекуляции был бы разрушен. Но сделать это мы не можем, этому жестко противоречит социальная миссия национального театра. И не обращать внимания на спекуляцию — тоже не можем». Спекулянт живет благодаря тому, что рынок всегда готов проглотить цену большую, чем выставит театр.

На театральных задворках

Если потолкаться у билетных касс Большого театра и понаблюдать за очередью, станет понятно, что она делится на две части. Первая — шеренга дам интеллигентного вида, слегка разбавленная господами пенсионного возраста. А вот вторая состоит из пышущих здоровьем молодчиков, одетых, как на подбор, практически одинаково — обтягивающие спортивные штаны, пуховики и шапки-чулки на головах. Это и есть перекупщики, точнее, их низовое звено — «пехота». Они занимают места в общей очереди для последующей перепродажи, а также предлагают отчаявшимся «лишний билетик» по заоблачной цене. Поблизости бойцы второго эшелона ловят желающих приобрести билет.

Билеты в кассах заканчиваются как-то подозрительно быстро, наверное, потому, что среди покупателей преобладают все те же «пуховики», которые сметают самые козырные места. При этом никаких ограничений типа «два билета в одни руки» не существует. Естественно, один человек не станет скупать полсотни билетов, что может вызвать бунт простых покупателей, как уже бывало. Берет, допустим, пять билетов, а стоящий за ним в очереди его напарник — еще десять. Старший смены выдает каждому сумму, которую тот должен потратить на закупку «товара». Такая схема позволяет четко контролировать, сколько билетов куплено каждым членом группы и какую прибыль он принес в «общий котел».

Как бы ни сложилась конъюнктура, добры молодцы в накладе не останутся. Если на балкон билет официально стоит 100 рублей, у перекупщиков он «отлетает» за 4 тысячи, а то и дороже, бельэтаж — по 6 тысяч, партер — по 12—15 (при номинале в 2—4). В дни премьеры цены у спекулянтов возрастают до 30—50 тысяч.

Билетная мафия — структура закрытая и гибкая, а потому у полицейских нет точных данных о количестве ее членов. Один из бывших спекулянтов — ныне вполне респектабельный предприниматель — на условиях анонимности рассказал «Итогам», что на плешке у Большого крутится ежедневно не больше 50—60 человек. Всего же численность спекулянтов, пасущихся на Театральной площади, может составлять, по некоторым оценкам, примерно 150—200 человек. Работают они посменно — меняются через два-три дня. Это нужно для того, чтобы одни и те же лица не «отсвечивали» каждый день у касс. В смене — человек по 20—30.

Человеку с улицы попасть в ряды спекулянтов практически невозможно. Сегодня их костяк, как ни странно, составляют выходцы из Липецка, Воронежа и ближнего Подмосковья. Москвичей практически нет — их в тусовке почему-то не любят. В конце смены выручка делится на всех по принципу: от каждого по способностям — каждому по труду. В среднем она может составлять 250—300 тысяч рублей. Для новичков есть своеобразный испытательный срок: первый месяц испытуемый работает за спасибо. Существует и «народный контроль»: тех, кто попадается на сокрытии прибыли, выгоняют, иногда предварительно избив.

Эффективных рычагов воздействия на спекулянтов ни у государства, ни у спецслужб нет: с точки зрения Уголовного кодекса их бизнес не является криминальным.

Агенты без агентства

Говоря о билетной мафии, нельзя не упомянуть о так называемых театральных агентствах, специализирующихся на продаже билетов. По сути, это те же перекупщики, только имеющие юридическую вывеску. Среди них есть и вполне добропорядочные агентства, реализующие билеты через сеть киосков. Мы же говорим о конторах, которые продают билеты через Интернет и вразнос — через «менеджеров», обивающих пороги офисов. По некоторым данным, учредителями некоторых из них являются спекулянты, вспахивавшие эту ниву еще во времена СССР. И здесь придраться с точки зрения закона тоже не к чему — бизнес есть бизнес. Ну а коли население расстается с деньгами добровольно, заявлений от потерпевших нет, то и состава преступления в действиях мошенников не найти. Также крайне сложно доказать, что кассиры и перекупщики работают в сговоре: на проведение спецмероприятий для сбора улик правоохранителям нужно получить решение суда. А его не будет, поскольку не очевиден состав преступления. Более того, билетная мафия, несмотря на ее внешнюю опереточность, структура очень серьезная и хорошо законспирированная — тут крутятся большие деньги. По примерным оценкам, в год театральных билетов в России продается на 150 миллионов долларов. Получается, что вложенный в помпезный ремонт Большого 21 миллиард государственных рублей косвенно потрачен и на то, чтобы поддержать бизнес спекулянтов.

Накрытые Сетью

По оценке гендиректора билетных агентств «Партер.ру» и «Контрамарка.ру» Марины Ленсу, через Интернет сегодня продается почти треть всех билетов на зрелищные мероприятия Москвы. Зрелищ такое великое множество, что на этом пышным цветом расцвели купонные сервисы. Правда, их задача — быстрое наполнение больших залов и стадионов, где выступают заезжие поп- и рок-звезды. При этом билеты продаются либо по номиналу, либо дешевле, замечает креативный директор купонного агрегатора Zina.ru Александр Киреев. Но это в том случае, когда надо оперативно реализовать билетные остатки — вот тогда в ход идут горячие предложения. Статистику интернет-продаж это все, несомненно, улучшает, но вот к снижению дефицита имеет весьма отдаленное отношение. Что ж, попробуем отыскать заветный билетик на сайтах самих театров.

По данным начальника отдела продаж театральных билетов Московского театра п/р О. Табакова Алексея Поперекина, доля таких продаж через сайт составляет около 20 процентов. Правда, если вы хотите попасть на хит сезона, то придется покрутиться: узнать, в какой день открываются продажи билетов на нужный вам спектакль, и заранее встать на дежурство у интернет-кассы, то есть, сжимая компьютерную мышь, следить за стрелками часов — часто опция «забронировать билет» активируется в 00 часов 00 минут этого дня. Это, по-видимому, единственный вариант, когда билет можно получить по его номинальной стоимости. Правда, гарантий успеха нет никаких. На сайте вы не покупаете билет, а всего лишь оставляете заявку, которую театр может удовлетворить, пригласив вас в ответ в офлайновую кассу, а может и нет. За отсутствием физической возможности.

Но ведь есть еще театральные интернет-агентства: как белые, так и разных оттенков серого. Легальные заключают официальные соглашения с театрами. Причем те выбирают постоянного эксклюзивного партнера. Например, «Современник», Московский театр п/ р О. Табакова, «Мастерская П. Фоменко» продают билеты в Интернете исключительно через сайт «Партер.ру». А, скажем, МХТ, Театр им. Евг. Вахтангова, филармония регулярно меняют свои билетные площадки в Интернете в зависимости от результата тендеров. Интересно, что формат передачи билетов партнеру регулируется двусторонним договором, в котором может указываться определенная билетная квота на все спектакли, включая аншлаговые. А может — «на усмотрение площадки», то есть театра. Многие из них, особенно популярные, говорят в агентствах, предпочитают вторую формулировку. Грубо говоря, сколько останется Интернету, столько и дадим.

Все эти подробности хорошо известны перекупщикам, которые заблаговременно выкупают у официальных агентов билеты на топовые спектакли (в онлайне или офлайне — как линия бизнеса ляжет). А потом вновь продают их на своих серых сайтах по стоимости, завышенной в два-три, а то и в пять раз. Официальные агентства сильно обижаются — спекулянты портят им репутацию. Во-первых, в Москве, рассказывает Марина Ленсу, рыночно сложился размер сервисного сбора интернет-агентств на уровне 10 процентов от номинала. Но законодательно размер агентской премии за «обилечивание» никак не регулируется, потому навар сайта-спекулянта может быть любым. Причем совершенно легально. Во-вторых, официальные агентства гарантируют получение забронированных билетов, а сайты-перекупщики могут и обмануть.

Чем в этой ситуации сердце успокоится? Эксперты единодушно связывают будущее интернет-продаж с электронными билетами. Так, в Concert.ru разработали систему контроля доступа с мобильным сканером для проверки подлинности штрихкода электронного билета, а «Партер.ру» предлагает своим клиентам услугу print@home — «распечатай билет дома». Такая система контроля билетов установлена, например, в ММДМ (Московский международный Дом музыки) на Красных холмах, концертных залах «Олимпийский» и «Крокус Сити». До театров нововведения пока не добрались.

Снять напряжение

Есть ли у Большого шанс сбить вал спекуляций, кроме пресловутой продажи билета по паспорту? Например, общественная организация «Друзья Большого балета», существующая 11 лет, исхлопотала себе возможность посещать генеральные репетиции Большого театра — они бесплатные. Поначалу балетоманов уважили 25 контрамарками, потом паек урезали. И тогда глава «Друзей» известный физик из Дубны Михаил Смондырев предложил продавать записным театралам билеты на мастер-классы: кто откажет себе в удовольствии посмотреть, как работает тот же Николай Цискаридзе с будущей звездой? Это практика «Ковент-Гардена»: зрители сидят на верхнем ярусе репетиционного зала, смотрят на процесс рождения роли, все довольны. Есть и другие любопытные опыты: «Ла Скала» выпустила нечто вроде бонусной карты «Ла Скала до 30»: по этому «проездному» ценой в 10 евро люди означенного возраста получают целый ряд преимуществ при покупке билетов. Есть достойные внимания схемы продажи билетов у Мариинского театра. На официальном сайте бронирование происходит на раз-два, ценовые категории ориентированы и на россиян, и на интуристов, а цены система выдает самые разные — все понятно и прозрачно. Да и в Михайловском можно купить билеты, например, на «Травиату» в день спектакля: лучшие места раскуплены, но есть выбор в диапазоне от 500 рублей на галерке до 1800 в последних рядах партера. У «Сатирикона» свой неписаный закон — после третьего звонка особо страждущих пускают бесплатно, если остались свободные места, например, от той же невостребованной брони.

Пройдет время — ажиотаж утихнет. Но нет худа без добра — билетные скандалы подвигли Большой заняться застарелой проблемой распространения билетов с учетом современных реалий. С 28 ноября работает предварительная регистрация на покупку билетов на официальном сайте. Уже сейчас можно купить дорогие билеты на декабрьские гастроли «Ла Скала», на несколько январских спектаклей. Работает и сервис виртуальной покупки. Ходовой товар есть, и купец, готовый платить, тоже. А те, кто хочет чужими руками жар загребать, пусть покажут паспорт.

Нью-йорк

Бродвей и его окрестности

Час дня. В кассу «Метрополитен-опера» очереди нет. Билеты практически на все оперы и балеты можно купить без проблем. Плати кредиткой или налом. Проблема с ценами — они кусаются. Лучшие места в партере от 300 до 440 долларов. Галерка доступнее — в среднем сто баксов. Есть и так называемый семейный круг — секция на самой верхотуре, где видно сцену только в бинокль или даже частично (скажем, из-за колонны). Эти бросовые места — от 25 до 50 долларов. Впрочем, есть умники, которые берут дешевку и, несмотря на бдительность капельдинеров, протыриваются на свободные дорогие места. Нужны сноровка и наглость.

Как рассказала сотрудник пресс-службы «Метрополитен-опера» Дженнифер Купер, большой популярностью пользуется специальная программа, действующая с понедельника по четверг. На почти каждый оперный спектакль выделяется 200 билетов по 20 долларов. 50 мест из них предназначены пенсионерам (65 лет и старше). Те могут купить не более двух билетов в одни руки либо по телефону, либо через Интернет начиная с 10 утра в день представления. Оставшиеся 150 билетов передают в кассу «Мет» строго за два часа до начала спектакля. Вот тогда и возникают очереди страждущих. Правило: не более двух билетов в одни руки.

Что касается самых горячих дней недели — пятницы и субботы, то льготные билеты по 25 долларов разыгрываются в лотерею. В течение двух часов в понедельник идешь на сайт «Мет» и вводишь свои данные. А дальше уповаешь на удачу.

Льготы и привилегии? Да сколько угодно! Стань членом «Мет» и наслаждайся лучшими билетами, проходом за кулисы, гардеробом без очереди и прочими благами. Наслаждение начинается с годового взноса в 75 долларов и достигает 2500 долларов (взнос «Патрон») и 6000 («Спонсор-патрон»). Действуют три категории — «Друг» (600), «Хороший друг» (1250) и «Лучший друг» (2500). Те же, кто хочет увидеть свое имя на программке в числе спонсоров театра, а дважды в год присутствовать на представлении в свою честь, должен делать ежегодный членский взнос от 100 до 500 тысяч долларов.

Иду на Бродвей, где располагаются примерно сорок музыкальных и драматических театров. На самые востребованные постановки билеты стоят от 120 до 200 долларов. Спектакль-ветеран «Призрак оперы» в театре «Маджестик» по-прежнему в цене: лучшие места в партере — от 176 до 201 доллара. Билеты продаются и по Интернету, и в кассе. Никаких паспортов. А вот в соседнем «Бродхерст» — аншлаг на сольное музыкальное шоу народного любимца Хью Джекмана. Все билеты проданы на две недели вперед. Кассирша предлагает некие стоячие места по 27 долларов. Вежливо отказываюсь: не в трамвае же. Спрашиваю: а Интернет? Да, говорит, маленькие порции билетов иногда выкидывают в продажу, но только на одном уполномоченном сайте Telecharge. Остальным сайтам не верьте — жулики.

Но если вы хотите прикупить билеты на бродвейские шоу срочно и выгодно, то вам прямая дорога к храму экономности на Таймс-сквер — к суперкассе TKTS (слово tickets без гласных). Раньше здесь стояла приземистая будочка и к ней вилась длиннющая очередь, мешавшая трафику. Недавно отгрохали сооружение в стиле «стекло-бетон», с десятком окошечек и просторным открытым амфитеатром кресел, где можно, жуя гамбургер, ожидать открытия касс в 3 часа дня. Здесь, в TKTS, можно купить билеты со скидкой от 20 до 50 процентов практически на все спектакли. Но только в день показа — без исключений. Касса работает с 3 до 8 вечера. Продают обычно до шести билетов в одни руки.

Если же говорить об Интернете, то самый популярный билетный сайт не Telecharge, а Ticketmaster. На нем и опера, и мюзикл, и рок, и спорт, и собачьи шоу. Билеты могут ждать в кассе театра, можно распечатать онлайн, а могут за отдельную плату доставить домой.

Спекулянтов-перекупщиков, которых в Америке называют скалперами, отслеживают полицейскими методами. Ходят в толпе люди в штатском, присматриваются к подозрительным типам. Да и кассир, увидев примелькавшуюся физиономию в окошке, нет-нет да и стуканет куда надо. Регулярная перепродажа билетов по завышенной цене квалифицируется как мелкое правонарушение. Доказать факт мошенничества, впрочем, непросто, и скалперы отделываются мелкими штрафами. Оттого болезнь фактически неизлечима.


Олег Сулькин

Париж

С видом на Монпарнас

Эти пузатые киоски знает в Париже каждый, кто любит театр и настоящую авторскую песню. Их, правда, всего два на огромный город, зато каких! Один павильончик расположен на площади Мадлен, в двух шагах от массивного храма, сработанного под античность, где обычно провожают в последний путь великих французских актеров и певцов. Другой — перед вокзалом Монпарнас, у подножия знаменитого небоскреба, рядом с целым созвездием театров и кинозалов. Сюда-то я, приемный сын квартала Монпарнас, и прихожу непременно, когда оказываюсь в Париже. Становлюсь в очередь — только летом, в период отпусков, ее не бывает — и молю Бога, чтобы мне хватило билетов. Ведь там их продают на вечерние представления в тот же самый день. Причем в большинство столичных театров, концертных залов и цирковых арен и за полцены. А это, как говорится, дорогого стоит.

Покупаешь — и бегом прямиком в театр! Помню, я так, «с пылу с жару», купил когда-то два билета на концерт Сержа Реджани в «Олимпии», главном храме шансона. Великий актер выступал перед публикой в последний раз… Киоски открываются ровно в половине первого и закрываются в восемь вечера, это по будням и в субботу. А в воскресенье — до четырех. В большинстве театров Парижа спектакли и концерты начинаются в девять. Для любителей ночной жизни — а к таковым причисляют себя парижские театралы — это в самый раз: даже если заглянуть после представления в кафе, все равно на последний поезд метро успеваешь.

Впрочем, это «преданья старины глубокой». Сегодня французы — особенно молодые — все чаще покупают билеты в театр по Интернету. В этом есть свои преимущества, когда ты планируешь жизнь на многие месяцы вперед. Дело в том, что на завтрашний спектакль интернет-билет не купишь. А вот зарезервировать в марте места на концерт, который состоится в будущем феврале, вполне даже удобно. Так, сегодня на различных театральных интернет-сайтах продаются билеты на концерты Мишеля Сарду, которые состоятся во дворце спорта «Берси» в декабре двенадцатого. Хотя, надо сказать, французы — нация консерваторов. Они предпочитают эфемерному клику мышкой осязаемый квиток. Поэтому и приобретают чаще всего билеты в театр непосредственно в его кассах (так гораздо дешевле) или в магазинах — книжных, музыкальных, даже в магазинах электротоваров. Не говоря уже о супермаркетах. Каждая из известных сетей — «Карфур», «Ашан», «Монопри» и т. д. — имеет подразделение, специализирующееся на распространении театральных билетов. То же самое существует и в большинстве магазинов, продающих телевизоры, видеоплееры и вообще разную электронную всячину.

Такая практика особенно процветает в провинции. В Париже же удобнее всего, на мой взгляд, покупать билеты на спектакли, прежде всего музыкальные, в магазинах сети FNAC, специализация которых — книги, диски, видеоигры и аппаратура. В каждом из них обязательно есть отдел, где представлен репертуар крупнейших театров и концертных залов и предлагается широкий выбор билетов. Тем, кто часто прибегает к услугам этой службы, выдается «карточка верного покупателя». Благодаря этому кусочку пластика получаются в итоге неплохие скидки при покупке билетов. Пустячок, а приятно!


Кирилл Привалов
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера