Архив   Авторы  
Горевшие этим летом торфяники успешно перезимовали и снова готовы подкинуть людям проблемы — их прикрыла новая порция валежника, который летом легко вспыхнет

Росбесхоз
Общество и наукаExclusive

В Подмосковье все готово к новым лесным пожарам




 

В подмосковных лесах этой зимой постоянно ощущался запах гари. Даже под снегом торфяники продолжали дымить в юго-восточных районах Московской области — в частности, в Луховицком районе в окрестностях деревень Ольшаны и Моховое, вдоль автомобильной дороги, соединяющей поселки Белоомут и Рязановский. Специалисты уверены: этот бикфордов шнур будет тлеть до того момента, как сойдет снег и подсохнет грунт. А дальше полыхнет так, что прошлогоднее дымное лето покажется курортом: для этого имеются все предпосылки. Выход один, горько шутят старожилы, — объявлять всероссийский аврал, вывешивать на каждой елке видеокамеру и держать ситуацию под личным контролем Путина. По-другому у нас, похоже, такие проблемы не решаются...

Чем пахнет?

В МЧС эту проблему взяли на заметку только в конце прошлого года. Тогда на официальном сайте ведомства в рубрике прогнозов появилась следующая информация: «Сохранится угроза негативного развития лесоторфяной обстановки на территории Московской области в 2011 году. Основными предпосылками является сохранение очагов тления торфа на значительной глубине, что будет способствовать раннему возникновению торфяных пожаров (после схода снежного покрова)».

По словам жителей юго-востока Подмосковья, отдельные пожарные расчеты были замечены на тлеющих торфяниках лишь в конце января. «Приедут, прольют очаг, а после их отъезда там загорается вновь», — разводит руками фермер Михаил Шапошников. В областном управлении МЧС «Итогам» сообщили, что «борьба с таким видом возгораний — это вообще-то компетенция местных властей и лесного хозяйства. Мы помогаем, когда ситуация выходит из-под контроля, но пока такого не произошло».

В последние две недели сотрудники «Гринпис России» регулярно выезжают в Шатурский и Луховицкий районы и мониторят торфяники. «На сегодняшний день нам известно о двух крупных болотных системах, в которых продолжается горение, — рассказывает руководитель лесной программы «Гринпис России» Алексей Ярошенко. — Первая система — Радовицкий Мох, охватывающая территорию в несколько тысяч гектаров в Луховицком, Егорьевском и Шатурском районах Подмосковья. Вторая система расположена в Гусь-Хрустальном районе Владимирской области. Если лето будет сухим и жарким, то мы неминуемо получим повторение прошедшего сезона».

Как же так? Ведь нам обещали, что торфяники обводнят и о пожарах мы будем вспоминать лишь в байках да анекдотах. На первоочередные работы из федерального бюджета в прошлом году было выделено 300 миллионов рублей. Куда же пошли деньги?

Да ну его в болото!

В прошлом году торфяники действительно начали обводнять. Но это был лишь первый этап программы, рассчитанной аж до 2013 года. Согласно плану подтоплению подлежит в общей сложности более 70 тысяч гектаров. На сегодня обводнили мизерную территорию в 6,5 тысячи гектаров — это 15 участков, расположенных в 8 муниципальных образованиях Подмосковья. «Обводнялись в первую очередь те площади, которые наиболее активно горели в 2010 году, — рассказал «Итогам» заместитель председателя правительства Московской области Николай Пищев. — И созданы все условия, которые не позволят событиям повториться».

Чтобы проверить эти слова на деле, «Итоги» проинспектировали торфяник Радовицкий Мох. Раньше здесь активно осушались болота и рылись каналы, по которым отходила вода. Теперь же, по сути, приходится запускать механизм в обратную сторону. Благо, что ирригационная система сохранилась. Возникает логичный вопрос: если каналы уже есть, на что тогда потрачены деньги? Побывав на месте, мы поняли, что прежняя система существует больше на бумаге. Во-первых, берега каналов за многие десятки лет почти полностью осели. Рыть их сегодня приходится, по сути, заново. Как выглядит система обводнения? В границах так называемого обводного канала параллельно друг другу на расстоянии в полкилометра тянутся своеобразные арыки. Глубиной три метра и шириной столько же, они похожи на противотанковые рвы. «В случае необходимости вода из близлежащего озера подается в обводной, а оттуда уже поступает в мелиоративные каналы, — рассказывает сопровождающий нас советник главы Шатурского района, бывший директор торфодобывающего предприятия «Радовицкий Мох» Юрий Кузнецов. — После их наполнения вода выйдет из берегов и накроет всю площадь торфяника». Рельеф местности здесь таков, что вода пойдет под уклон, и как раз на поля бывшей торфоразработки. Там, где не поможет рельеф, заработают насосные станции. «Передвижные агрегаты способны перекачивать тысячу литров в минуту, — говорит Кузнецов, — под них возведены специальные площадки».

Всего в Шатурском районе за последние полгода прорыли 22 километра каналов, построили 3 шлюза, 2 дамбы, насосную станцию. На все это потратили около 40 миллионов рублей. Пока в районе обводнили 1,3 тысячи гектаров. В этом году планируется подтопить еще около 14 тысяч, в 2012-м — 9 тысяч и в 2013-м — около 7 тысяч гектаров.

Чем дальше в лес...

Но есть один нюанс, который способен сбить оптимистичный настрой с чиновников, — это сотни тысяч кубометров полуобгоревшей, сухой как порох древесины, которой густо завалены участки, идущие под обводнение. По тем же деревьям, что остались стоять, прошлись верховые пожары. «Эти участки примыкают к очагам тления торфа, никаких признаков расчистки завалов на торфе или хотя бы подготовки к расчистке мы не обнаружили», — говорит Алексей Ярошенко.

Учитывать следует и еще один немаловажный фактор. После знаменитого ледяного дождя леса в Подмосковье склонились чуть ли не в три погибели. А в районах, где горел торф, у деревьев ослабленная корневая система — они не выдерживали собственной тяжести и падали. Уже сегодня экологи делают неутешительные прогнозы: «В лесах присутствуют десятки тысяч наполовину сухих деревьев, а это в разы увеличивает риск возникновения верховых пожаров».

Местные чиновники говорят, что правительство Московской области выходило на Федеральное агентство лесного хозяйства с предложением продать горельник предпринимателям по сходной цене, но те сказали, мол, сами разберемся. До пожароопасного периода осталось в лучшем случае три месяца, но никто не чешется.

Жители опасных районов вынуждены сами заниматься противопожарной профилактикой. Анатолий Петров, предприниматель из Белоомута, уже два месяца добивается от властей права на расчистку горельников: «Я предложил местному лесхозу покупать горельник по 400 рублей за кубометр, при этом я бы самостоятельно вывозил лес, хотя лес — это громко сказано. Там в лучшем случае остаются хворост и обгоревшие деревья». В местном лесничестве ему ответили: все, что сгорело, числится в бумагах как живой лес. Пока не проведена так называемая лесопатологическая экспертиза и не выписано свидетельство о гибели леса, он считается живым, а следовательно, отвечать за его самовольный вывоз придется по всей строгости статьи 260 Уголовного кодекса РФ («Уничтожение или повреждение лесных насаждений»). Согласно ей предусмотрено наказание в виде штрафа до 500 тысяч рублей или исправительные работы. В результате бизнесмену предложили вывозить горельник по... тысяче рублей за кубометр. Сегодня цена кубометра качественного леса на рынке составляет от 1400 до 1600 рублей.

Кстати говоря, на весь юго-восток Московской области сегодня приходится два специалиста-лесопатолога. На списание одной делянки у них уходит около недели. Трудно представить, сколько потребуется времени, чтобы списать весь погибший лес. Как сообщил источник в Рослесхозе, на территории Московской области за четыре последних месяца было выписано «свидетельств о смерти» леса всего на 20 процентов погибших лесных угодий. С такими темпами работы затянутся года на два. В некоторых лесхозах пригодные к дальнейшему употреблению поваленные деревья вывозят, но при этом оставляют за собой баррикады хвороста. Кстати, в соседней Рязанской области дело идет веселее: горельник там продают по 250 рублей за кубометр всем желающим, и говорят, что к весне от мертвого леса останутся только пеньки.

Экологи уверены: если сегодня не принять меры по зачистке мертвых лесов, то этим летом полыхнет с удвоенной силой. Некоторые специалисты полагают, что время упущено. «Лесники понемногу расчищают просеки, делают проходы, — говорит сотрудник МЧС, пожелавший сохранить инкогнито. — Но я не знаю, как они все успеют, когда пять месяцев прощелкали впустую, а теперь, под весну, всполошились».

Как только над столицей опять повиснет смог, снова все заговорят о том, кто виноват и что делать. Похоже, слои этих проблем залегают гораздо глубже, чем слои торфяников.

Из первых уст

Обводненный мир

О том, как прошел первый этап обводнения торфяников, «Итогам» рассказал заместитель председателя правительства Московской области Николай Пищев
 

— Николай Павлович, раньше территории болот осушали, чтобы добывать торф. Сегодня идет обратный процесс. Как правильно его выстроить?

— В первую очередь необходимо провести качественные проектно-изыскательские работы, определить необходимое количество гидротехнических сооружений и места их строительства. Для этого надо учитывать рельеф и природные особенности того или иного торфяника. Все эти вопросы постепенно решаются. Основная проблема — это полномочия в лесной сфере. Торфяные болота по большей части находятся на землях гослесфонда или в собственности Рослесхоза. Из-за этого возникают определенные трудности при возведении объектов. Мы не можем строить на чужой территории. Но Рослесхоз в условиях чрезвычайной ситуации пошел нам навстречу. Землю нам еще не передали, но мы получили возможность строить гидротехнические сооружения. Теперь оформляем ту землю, которая находится под этими объектами, в пользование Московской области.

— Как расходовались деньги, выделенные из федерального бюджета на обводнение?

— Из 300 миллионов рублей 81 миллион был израсходован на погашение затрат, связанных с тушением пожаров, — это эксплуатация машин, топливо, амортизация, ремонт вышедших из строя агрегатов. Оставшиеся 219 миллионов были потрачены на приобретение новой техники и строительство гидротехнических сооружений. Ответственность за расходование средств несет Московская областная специализированная аварийно-восстановительная служба. Это государственное бюджетное учреждение, через которое проходили деньги. Есть еще заказчик — предприятие «Мособлкоммуналстрой», которое заключало подряды с организациями по каждому строящемуся объекту. Мы получили от глав муниципальных образований предложения по подрядным организациям, которые способны осуществлять данный вид работ, после чего был составлен общий список. В него вошли те, кто работал в этих направлениях. В соответствии с действующим законодательством в режиме чрезвычайной ситуации мы имеем право провести отбор подрядных организаций без конкурса. Вдобавок организации, которые занимались строительством гидротехнических сооружений, делали это еще в июле и августе. То есть значительный объем работ они уже выполнили. Представим себе, что на пике пожаров объявляется конкурс. Что из этого получится? Тем более что конкурсы у нас, мягко говоря, проводятся интересно, и организации зачастую проходят такие, что их на пушечный выстрел нельзя подпускать к строительству объекта.

Мнение

Топить не перетопить

Программа обводнения торфяников, может быть, и хороша, но уж точно поставит крест на торфодобывающей промышленности в московском регионе. По крайней мере, на несколько лет, пока кому-нибудь в голову не придет идея заново осушать торфяные болота. Сейчас такая мысль может показаться безумной, но резоны в добыче торфа все равно остаются. Например, профессор Тверского государственного технического университета Владимир Панов напоминает, что торф является отличным биотопливом. Во-первых, он состоит из частей микроорганизмов, то есть массы неживого органического вещества, а во-вторых, относится к возобновляемым ресурсам. Это хоть и медленно возобновляемый ресурс, но более быстрый, чем лес, в пересчете на одного человека Земли (болота растут быстрее, чем леса в мире в целом). Известно, что мировой запас торфа оценивается в 500—600 миллиардов тонн, из них 160—200 миллиардов находится на территории России.

Авторы Киотского протокола, регулирующего воздействие человека на климат, введя в документ понятие «биотопливо», отнесли к нему древесину, щепу, древесные гранулы и брикеты, а также этанол и биодизель. А торф оказался незаслуженно забыт. Это было сделано с легкой руки Европейской комиссии, специалисты которой уверены, что торфяные болота — это зоны биологического разнообразия, а потому не должны подвергаться промышленному воздействию. Тем не менее Владимир Панов уверен, что торф можно добывать с незначительными нарушениями природы и без полного осушения болот. Технологии для этого имеются, просто нужно их грамотно использовать.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера