Архив   Авторы  
Предметы клада, найденного в старинном особняке, были завернуты в газеты за август и сентябрь 1917 года

Сто лет в обед
Общество и наукаОбщество

Кому надо сказать спасибо за то, что спустя почти сто лет до нас дошло в полнейшей сохранности фамильное серебро князей Нарышкиных





 

Клад, обнаруженный в Петербурге, на объекте культурного наследия «Дом Трубецкого П. Н. (Нарышкиных) с дворовыми флигелями», стал настоящей сенсацией: музейщики говорят об уникальности найденного, а правоохранительные органы заявляют, что им удалось предотвратить чуть ли не хищение века — кто-то из рабочих пытался незаметно вынести сокровища под видом мусора. Вдобавок сразу же отыскались десятки претендентов на долю в наследстве.

Кто главный по тарелочкам?

28 марта в доме 29 по улице Чайковского нашли тайную комнату, битком набитую серебряной посудой — блюдами, самоварами, вилками, ложками и прочими столовыми приборами. И нашли вроде бы совершенно случайно. В здании, являющемся памятником истории и культуры федерального значения, шли работы по реставрации и реконструкции. Подрядчик — группа компаний «ИНТАРСИЯ». Именно она и распространила информацию о находке, приложив к ней солидную подборку профессионально сделанных фотографий. Это сразу же дало повод питерским журналистам заговорить о том, что дело явно нечисто, что клад нашли намного раньше, что чуть ли не 40 часов фирма скрывала от полиции факт его обнаружения, и вообще, мол, только для того, чтобы качественно сфотографировать старинное серебро, нужна уйма времени. Возможно ли, что кто-то что-то недоговаривает?

Как рассказали «Итогам» в Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Петербурга (КГИОП), им из «ИНТАРСИИ» позвонили 28 марта утром и пригласили на объект — познакомиться с найденным кладом. По словам Славы Симкиной, заведующей отделом декоративно-прикладного искусства КГИОП, сразу же выехавшей в особняк вместе со специалистами по учету ценностей, им показали несколько столов, заставленных старым серебром. Всего, опять же по словам специалистов КГИОП, там находилось несколько тысяч предметов из трех полных сервизов — столового, кофейного и десертного, а также массивные канделябры-жирандоли, табакерки, украшения, ордена. В коробке с крестами и звездами лежали и наградные документы на имя ротмистра лейб-гвардии Гусарского полка Сергея Сергеевича Сомова. Все серебро оказалось в очень хорошем состоянии — тарелки и супницы сияли, как только что начищенные, ножи и вилки с фарфоровыми ручками блестели: предметы были тщательно закутаны в льняные тряпки, пропитанные уксусом, который предохраняет ценный металл от порчи. Сохранились и листы газет, в которые была завернута часть вещей, — они датированы августом и сентябрем 1917 года, то есть те, кто прятал ценности, уже неплохо себе представляли, куда катится Россия. Впрочем, об этом ниже...

За неделю, прошедшую после объявления о находке, ни «ИНТАРСИЯ», ни ГУВД так и не дали точные ответы на главные вопросы — кто, когда и в какой комплектности нашел клад? Однако появилось сообщение, что серебро обнаружил реставратор Дмитрий Королев, но встретиться с ним журналистам не позволили, объяснив это личным нежеланием специалиста. Хотя и без встречи с ним очевидно, что не реставратор разбирал деревянные перекрытия между этажами, а простые рабочие. Официальные лица отказались назвать имена героев до окончания процедуры учета. Понятно, что опись такого клада — дело долгое и кропотливое, но все же удивляет, что за неделю не смогли пересчитать количество найденных предметов. И только когда в прессе стали обсуждать вопрос о вознаграждении за находку, со ссылкой на ГУВД была распространена информация, что серебряную посуду якобы хотели украсть рабочие из фирмы-субподрядчика. По этому поводу руководитель группы компаний «ИНТАРСИЯ» Виктор Смирнов наконец рассказал, что на самом деле клад не обнаружили в тайнике между этажами, все было иначе: то ли 20, то ли 30 мешков и свертков с серебром гастарбайтеры пытались вывезти с территории под видом строительного мусора. Так что когда нашли этот клад — в тот же день или неделю, а то и месяц назад, пока остается загадкой.

Дорогое удовольствие

Вокруг чего, собственно, такой шум? «Клад особенно привлекателен не количеством предметов, а своей целостностью. В сервизах есть все — от ложек до супниц и самоваров. И это больше всего поразило специалистов: сервизы оказались настолько полными, что аналогов им в российских музеях не найти, — рассказывает Марина Лопато, доктор искусствоведения, заведующая сектором драгоценного металла и камня отдела истории западноевропейского искусства Государственного Эрмитажа. — В экспозициях сегодня хранятся только разрозненные части. Например, от знаменитого «Орловского сервиза», состоявшего из тысячи предметов, в Эрмитаже осталось лишь 39, еще несколько десятков гуляет по миру — всего наберется около сотни».

Как отмечают специалисты, традиция изготовления серебряных сервизов в России была положена Екатериной II. В свое время она ввела такой порядок: когда открывалось наместничество, императрица заказывала для нового губернатора серебряный сервиз. Тот считался казенным и предназначался исключительно для парадных приемов. Всего таких сервизов было изготовлено больше двух десятков, в них входило около двухсот предметов, и стоили они огромных по тем временам денег — от 55 до 85 тысяч рублей серебром. Самый большой и дорогой, например, был заказан для нужд московского губернатора за 85 тысяч рублей. Большую часть предметов в этих сервизах занимали тарелки, вилки, ложки, ножи — они считались дюжинами. Тарелок было много потому, что они изнашивались первыми — их постоянно царапали, а подавать гостям их в таком виде считалось неприличным, поэтому их заказывали больше, а испорченные сдавали в переплавку. Обычно в таких сервизах было 4—6 суповых мисок на поддонах, несколько дюжин тарелок, штук 8 бутылочных передач (то, что мы называем ведерками), 6—8 рюмочных передач — овальные чаши с фестонами по окружности, в которые вставляются рюмки. Кроме того, насчитывалось несколько судков, канделябров, подсвечников, солонок, блюд с крышками. Примерно такого же плана сервиз найден и сейчас, правда, к екатерининской эпохе он не имеет никакого отношения. «По предварительной оценке, этот сервиз был сделан в 60—70-е годы позапрошлого века , — утверждает Марина Лопато. — Он необычен, поскольку выполнен в неорусском стиле». Представители этого стиля опирались в своих работах на традиции русского искусства, народного творчества. Сюжеты они искали в фольклоре, сказках, былинах. Судя по дизайну, сервиз был изготовлен мастерами фирмы Игнатия Сазикова, которая считалась самой авторитетной на то время в стране в области серебряного производства.

Стоит отметить, что фирма «Сазиков» — одна из старейших ювелирных фирм России. Основанная в 1810 году, в 1851 году она получила международное признание, представив на первой Всемирной выставке, проходившей в Лондоне, коллекцию из девятнадцати предметов, украшенных по мотивам крестьянской жизни, что было совершенно новым явлением для дорогого и элитарного вида искусства. А еще в 1837 году фирма получила звание придворного поставщика. Понятно, что иметь в доме столовое серебро от «Сазикова» в те времена считалось престижным, но позволить себе это могли лишь весьма обеспеченные господа. На найденной посуде отчетливо видны гербы рода Нарышкиных — аналогичные украшают и вестибюль на первом этаже самого здания. По всей вероятности, заказчиками были Нарышкины. Но кто конкретно? Специалисты пока не дают точного ответа, однако можно попытаться установить владельца, проследив историю самого дома, а она весьма любопытна.

Дом с историей

Первым известным владельцем этого участка в Литейной части на углу Сергиевской улицы и Кирочного переулка являлся ориентировочно в конце 1750-х годов генерал-поручик Абрам Петрович Ганнибал, тот самый «арап Петра Великого», прадед Пушкина. Как установили историки, спустя столетие, 17 июня 1855 года, по купчей дом перешел к князю Петру Никитичу Трубецкому. Именно тогда на месте весьма скромного «ганнибаловского» дома появился особняк с парадной лестницей и чередой великолепно отделанных залов, выполненный по проекту архитектора Гаральда Боссе. В 1874 году особняк купил Василий Львович Нарышкин, служивший чиновником Министерства иностранных дел, а по придворному ведомству числившийся камер-юнкером. Он имел поместья в Московской, Ярославской, Самарской, Саратовской губерниях и был человеком явно небедным. Позволить себе прикупить серебро от «Сазикова» мог без проблем. По всей видимости, он и был заказчиком.

Известно, что комплекс зданий по Сергиевской улице — двухэтажный главный дом и двух-трехэтажные жилые флигели вдоль восточной и южной сторон двора, то есть фактически городская усадьба, принадлежали семье Нарышкиных вплоть до 1917 года. Сам Василий Львович до революционных событий не дожил, уйдя из жизни в 1909 году. В доме же проживала его вдова Феодора Павловна, урожденная Орбелиани. Достоверно не известно, проживали ли вместе с матерью и дети Нарышкиных, коих было четверо — Лев, Кирилл, Ирина и Василий. К 1917 году Льву было 42 года, и он состоял в браке с Александрой фон Зарнекау. Кирилл, который на два года моложе брата, был тоже женат — на Вере Витте. 37-летняя Ирина к тому моменту успела второй раз выйти замуж — за Сергея Долгорукова. И наконец, Василию, самому младшему, было 32 года, он к 1917 году семьей обзавестись не успел. Пока не совсем понятно, как среди обнаруженных вещей оказались документы ротмистра Сомова. О нем известно лишь, что он является сыном действительного статского советника Сергея Михайловича Сомова. По некоторым данным, Сомовы — дальние родственники Нарышкиных. И чисто теоретически каждый из перечисленных людей, в том числе и Сомов, мог иметь отношение к ныне обнаруженному кладу, возможно, кто-то из них лично участвовал в закладке мешков и свертков в потайную комнату до лучших времен.

После октябрьских событий Нарышкины покинули страну, а принадлежавший им дом отошел государству. В 1930-е годы здесь размещались управление искусств при Ленсовете и редакция журнала «Искусство и жизнь». С конца 1940-х и до начала 1990-х — поочередно отделение общества «Знание» и трест столовых Дзержинского района. Конечно, можно чисто теоретически предположить, что кто-то из потомков Нарышкиных знал о припрятанных ценностях и мечтал когда-нибудь до них добраться, но то ли не хватило времени, то ли желания впутываться в эту историю. Не исключено также, что, если бы реконструкция этого дома грянула раньше, а не только сейчас, когда здание практически посыпалось, клад с мешками серебра давно бы уже стал всенародным достоянием. Впрочем, должен ли он целиком и полностью принадлежать народу? Есть те, кто думает иначе.

Все к столу

О претензиях на клад (сразу скажем: безосновательных) объявили около десятка человек с фамилией Нарышкины — от депутатов до адвокатов. Коммунисты Петербурга вообще потребовали отдать им весь клад целиком и полностью, ссылаясь на декреты советской власти о национализации имущества. Тем временем по всему миру сейчас ищут потомков обширного рода Нарышкиных. Как рассказал «Итогам» представитель ассоциации членов Дома Романовых в России Иван Арцишевский, он уже связался с несколькими потомками Нарышкиных во Франции: «Уверенно могу сказать: никто из них никогда не станет претендовать на этот клад, им это даже в голову не приходит, они говорили и говорят — все принадлежит русскому народу». Попутно удалось найти потомков того самого ротмистра Сомова, который эмигрировал в 1917 году во Францию, где умер в 1976-м. Его потомки живут сейчас в Австралии и якобы уже заявили о своем желании приехать в Петербург — но не за серебром, а просто чтобы увидеть своими глазами дом, где найдены вещи их предка.

По мнению искусствоведов и музейщиков, судьбу серебряного клада, имеющего, по примерной оценке, стоимость в миллионы долларов, должны определять специалисты. Но в любом случае они настаивают на том, что к нему надо относиться как к музейному достоянию. По словам Марины Лопато, того количества серебряных изделий, которое было в стране до революции, увы, давно уже нет. Его не увидеть ни в Зимнем дворце, ни в других собраниях. Когда-то советская власть поступила с ценностями варварски — что-то продали за рубеж, что-то переплавили, что-то разворовали. В неизвестном направлении разошлось серебро Шуваловых, Шереметевых, Строгановых. И потому мы еще должны сказать спасибо Нарышкиным за умение надежно прятать клады.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера