Архив   Авторы  
Особое место в коллекции Александра Вихрова занимает «агитационный фарфор». Своими заказами Наполеон и его окружение спасли Севрскую мануфактуру от банкротства

На ты с Наполеоном
Общество и наукаОбщество

Коллекционер Александр Вихров знает все про бонапартизм, бонапартофилию, бонапартофобию и, разумеется, про самого Бонапарта







 

У банкиров свои причуды. Но не у всех тривиальные. Главный исполнительный директор по внешним коммуникациям ФК «УРАЛСИБ» Александр Вихров за четверть века объехал полмира в поисках артефактов, так или иначе связанных с Наполеоном. Сегодня это коллекция, которую с благодарностью принимают лучшие музейные площадки страны. И не только потому, что в этом году отмечается двухсотлетие Бородинского сражения. С недавних пор мы вдруг осознали: все, что было до Великого Октября, — это тоже наша история.

— Давно ли, Александр Николаевич, проводили инвентаризацию своей коллекции?

— Да все как-то недосуг завести каталог… Коллекция росла пропорционально интересу к эпохе Наполеона. Причем весьма существенный вклад вносят в нее коллеги и друзья. В результате за четверть века накопилось около ста пятидесяти картин и гравюр, более четырехсот предметов, пара сотен медалей и порядка пятисот томов.

— Почему Наполеон, а, скажем, не Александр Великий?

— В школе проходили «Войну и мир», нам задали сочинение на тему «Кутузов и Наполеон». Когда готовился, где-то вычитал, что Лев Николаевич был явно несправедлив в создании образа императора французов. Вот так, от одного суждения к другому, я и подобрался к «Наполеону» академика Тарле... Как-то мы вдвоем с другом дошли на Новодевичьем кладбище до его могилы и впечатлились ее запущенным видом. С тех пор за захоронением ухаживаем мы, а не Академия наук...

А коллекцию я начал собирать, будучи студентом журфака Ленинградского университета. Приметил в витрине антикварного на Садовой бюстик Наполеона, купил за шесть рублей. Правда, к этому времени я уже немало знал о Бонапарте, причем не только о войнах. Поражали воображение, говоря современным языком, его менеджерские компетенции, инновационность. Например, ему принадлежит идея подземной дороги — то есть метро. Пробить туннель через Ла-Манш он тоже собирался. Опять-таки благодаря ему появилась нумерация домов с разделением на четную и нечетную стороны.

— Получается, бонапартистская грусть у простого тверского хлопца появилась благодаря Тарле?

— Не только. Собранием сочинений Тарле я разжился уже в Вышнем Волочке, куда попал по распределению — как раз вышло очередное постановление об укреплении районных газет. Светская жизнь вертелась вокруг книжного магазина. И как-то вижу, по направлению к нему идет бывший директор местного техникума. Известный в городе книгочей, он по несчастью стал спиваться. Обычно у него я ничего не покупал, неловко было. А тут спросил: «Что тут у вас?» Он помялся и показывает седьмой том Тарле — все остальные были уже пропиты, оставался только этот, где все о Наполеоне. В общем, до магазина мы дошли вместе, а там, как оказалось, целы были и остальные тома, их продавцы попридержали...

— Вернемся к истории. Что скажете: Наполеон для нас враг? Иные исследователи ведь и с Гитлером его сравнивают.

— Итогом войны 1812 года и наших заграничных походов стало то, что Россия увлеклась Францией и французскими идеями. Победа над Наполеоном только усилила интерес к нему — в этом главный парадокс. Уже в 1821 году Пушкин, который по юности рвался на войну, написал на смерть Наполеона вполне сочувственные стихи… У меня есть первое издание на русском языке писем Наполеона к Жозефине. Книга 1833 года, в нее вклеена гравюра с изображением могилы императора на Святой Елене и как эпиграф — пушкинские строки…

Теперь по поводу сравнения Гитлера с Наполеоном. Между ними просто космическая пропасть! Предлагаю перечитать предисловие Евгения Викторовича Тарле к изданию «Наполеона» военного времени, в котором он четко провел грань между этими историческими персонажами. Не случайно новое издание вышло в разгар войны — с советской стороны, несомненно, имелись пропагандистские цели. Кстати, у меня есть палехская шкатулка с ростовым портретом Наполеона. Она датирована 1943 годом, это работа лучшего художника того времени Михаила Дыдыкина. Вряд ли обошлось без госзаказа. Вот и свидетельство, что у наших Наполеон был в чести.

Гитлеровская пропаганда тоже пыталась использовать этот образ. Кто был на выставке «Два императора» этой весной во Всероссийском музее декоративно-прикладного и народного искусства, тот видел среди предметов из моей коллекции бюст Наполеона, увенчанный орлом со свастикой в когтях. Это немецкая отливка 1939 года. Подобные «сувениры» тиражировались в фашистской Германии. Кстати, приехав в поверженный Париж, Гитлер прямо с вокзала отправился в Дом инвалидов, чтобы сфотографироваться у могилы Наполеона. Опять же в период оккупации по распоряжению Гитлера из Вены в Париж с большой помпой был перенесен прах сына Наполеона… Но! Целью Гитлера был так называемый новый порядок и уничтожение народов, которые в этот порядок не вписывались. А вот Наполеон никого уничтожать не собирался и нес на своих штыках демократию.

— Если верить Льву Толстому, Наполеон тоже был скор на расправу.

— Война есть война, всякое бывало…

— А залитая кровью Испания?

— Испанию и Россию Наполеон считал своими неудачами.

— В каком смысле?

— Наполеон был приверженцем «правильной» войны, и его очень удивила реакция испанцев, которых он освободил от инквизиции и, можно сказать, вырвал из Средневековья. А в ответ — жесткое, даже жестокое сопротивление.

— Неблагодарные!

— Подождите… Во время похода в Россию Наполеон постоянно пребывал в состоянии изумления. Он полагал, что все будет, как говорится, по-честному, а если нет, то хотя бы по принятым в то время канонам ведения войны. Например, сколько раз он ждал предложения о мире!

— Так он собирался завоевывать Россию или нет?

— Наполеон? Нет! Повторюсь: он искренне считал, что на своих штыках несет России более прогрессивный строй. Все-таки Франция была республикой.

— Что не помешало Наполеону самокороноваться.

— Да, не помешало. Но он был императором республики! А потом давайте разберемся, как началась война 1812 года. Советская историография этот момент сознательно замалчивала. Александр I и Наполеон стали готовиться к войне почти одновременно, еще с 1810 года. Например, Александр I готовил вторжение в Польшу, и это было прямым нарушением договоренностей в Эрфурте, а еще раньше — в Тильзите. И вообще исторические слухи о миролюбии и свободолюбии Александра I сильно преувеличены. Войны того времени в Европе смело можно разделить на две категории: наполеоновские и александровские. Но главным событием XIX века, конечно же, стала война 1812 года. А вот результат ее, как я уже говорил, был странным: в России усилился культ Наполеона и безмерно возросла любовь к французской культуре. Причем на долгие времена. Например, в рабочем кабинете уже Николая I висела гравюра «Прощание Наполеона со старой гвардией». Да и саркофаг Наполеона сделан из красного порфира, который прислал царь. Такой же карельский камень на Мавзолее Ленина и на надгробии Ельцина.

— Так кто все-таки начал войну 1812 года?

— У той войны большая предыстория. После ранения и пресечения попыток покушений Наполеон всерьез задумался о будущем империи. Нужен наследник, а у Жозефины не могло быть детей. И начался поиск потенциальных невест. Еще в Тильзите, желая упрочить союз с Наполеоном, Александр I предлагал выдать свою сестру Екатерину Павловну замуж за наполеоновского брата Жерома Бонапарта. Но получилось так, что через год Наполеон зондировал почву по поводу великой княжны Екатерины уже для себя. И что же в ответ? Екатерина Павловна была выдана замуж за герцога Ольденбургского. Кстати, княжество Ольденбургское Наполеон вскоре аннексировал. И по этому поводу у них с Александром даже возник торг. Александр I в обмен на фамильные земли своего нового родственника предлагал более выгодную замену, однако Наполеон отказался. И, на мой взгляд, без ревности здесь не обошлось.

Тем не менее стремление породниться с одним из европейских монарших домов у Наполеона не пропало. Через некоторое время он посватался уже к младшей сестре Александра I Анне Павловне и через своего посла дал Зимнему десять дней на раздумье. Предложение представляло безусловный геополитический интерес, поскольку если бы Россия и Франция стали союзниками, скрепленными родством, они могли бы с двух сторон, с востока и запада, контролировать огромную часть европейской территории. По сути, всю Европу! Александр I это понимал, но ответил, что судьбы дочерей решает мать, Мария Федоровна. Она же размышляла не десять дней, а все сорок и в конце концов согласие дала. Но при этом отметила, что этот брак может состояться не раньше чем через два года, потому что Анне шел шестнадцатый год.

А Наполеон, поняв, что его опять продинамили, посватался к Марии-Луизе, то есть к австриякам. И стало понятно, что в Европе сам собой складывается новый военно-политический союз, нацеленный теперь уже против России. Именно это обстоятельство и ускорило военные приготовления с нашей стороны. Причем Александр I собирался нанести удар первым. И хотя первым напал все-таки Наполеон, миф о его вероломстве сильно преувеличен. Александр I был полностью в курсе предстоящих событий. А эта знаменитая сцена на балу, когда ему сообщили, что Наполеон переходит Неман? По свидетельству многих источников, самодержец даже виду не подал. Дотанцевал и спокойно ушел.

Кстати, обе армии провели перевооружение еще накануне войны. Но это были разные армии. У Наполеона по тем временам современная, европейская, у Александра I — феодального образца, рекрутская. И что любопытно: еще в 1810 году было переведено и использовалось в русской армии как учебное пособие наставление Наполеона для своей армии с основным наказом в бою «действовать по обстоятельствам каждому».

— А как же суворовская наука побеждать?

— «Пуля — дура, а штык — молодец…» Архаика, почти фольклор! В наполеоновском наставлении речь шла о боевом маневрировании. Кстати, Александр Васильевич Суворов высочайшим образом отзывался о военных талантах Наполеона.

— Таким галантным был тот век. Что, впрочем, не мешало Суворову бить французов.

— Но после наполеоновских войн рыцарство и благородство напрочь исчезли с поля боя… А вот чем, спрашивается, Наполеон так обаял Павла I? Да тем, что вернул ему пленных числом 6732 с оружием. Переодев в новые мундиры их полков за счет французской казны. Кстати, после Аустерлица Наполеон тоже вернул нам всех плененных.

...За Наполеоном числят три варварских злодеяния. Первое: расстрел четырех тысяч янычар. Когда Наполеон понял, что самим французам пропитания не хватит, он велел плененных уничтожить. Второе — убийство герцога Энгиенского. Дело было так. Наполеону сказали, будто готовится измена, и он стал высчитывать, кто метит на его место. Талейран указал на герцога Энгиенского. Наполеон поверил и велел выкрасть герцога. Опять-таки под давлением Талейрана подписал указ о его казни. Ну а третье злодеяние Наполеона — это приказ взорвать Московский Кремль.

— И почему не взорвал?

— Разрушен был только Арсенал. А почему другое уцелело — есть две версии. Первая: шел дождь и отсырели фитили, вторая — будто бы эти фитили затушил кто-то из патриотов. В общем, Кремль как-то уцелел, но в Европе отметили: если бы взрыв состоялся, это было бы самое варварское деяние Наполеона. Однако история с Кремлем далеко не единственная загадка той войны. Уже на острове Святой Елены Бонапарт признавал, что поход в Россию был его стратегической ошибкой. Но некоторые вещи он так и не понял.

— Например?

— Почему, например, армия рабов победила армию свободных людей.

— И почему?

— Французская армия была интернациональной, а у нас — в основном русская. Наполеон недооценил силу патриотизма сначала в Испании, потом у нас. На Западе бытовало мнение, будто простой народ в России — дикари и варвары. И были на то причины. Например, в битве народов под Лейпцигом армия была представлена и башкирами, все еще вооруженными луком со стрелами, за что французы прозвали их амурами. У меня есть французская гравюра времен Тильзита, на которой изображено, как Александр I представляет Наполеону своих воинов-инородцев в экзотических одеждах — там и татары, и башкиры, и калмыки. Да и наши казаки производили яркое впечатление. Кстати, именно казаки стали самыми любимыми персонажами для французских художников-карикатуристов. Но это уже потом, в Париже. А пока вернемся в июнь 1812 года. Следует отметить, что Наполеон с самого начала хотел мира, и первая попытка переговоров была предпринята сразу, как он перешел Неман и остановился в Вильно. Но тут уже наш самодержец заартачился.

— Вообще-то шестисоттысячная армия не слишком убедительное свидетельство о мирных намерениях.

— Действительно, до Наполеона никто не собирал такую мощь. Но огромная армия, на мой взгляд, в первую очередь нужна была ему для большей убедительности: не столько для войны, сколько для принуждения к миру.

— Есть же мнение, будто Наполеона натравила на Россию Мария Валевская — знаменитая Марыся. Не приходилось ли вам находить какие-нибудь антикварные свидетельства их отношений?

— Женщины Наполеона — особая тема. Я бы не стал демонизировать его «польскую жену». Самая трагическая фигура — это, конечно, Жозефина. Я видел десятки ее портретов, везде она разная, но всегда очень красивая. Какой накал страстей сопровождал всю ее жизнь! Великая любовь Наполеона и жуткая ненависть к ней бонапартовской родни, в первую очередь свекрови. Каково ей было после развода, даже сохранив содержание и титул императрицы?.. Рассказывали, что Александр I стал невольным виновником ее смерти. В Париж он въехал триумфатором — на белом коне, в свое время подаренном ему Наполеоном. Несколько раз бывал у Жозефины, и после одного из званых обедов они долго гуляли в Мальмезонском парке. Было холодно, императрица простудилась и через несколько дней умерла. На другой день после ее смерти состоялось подписание Парижского мира. Русский царь был и на похоронах императрицы.

— Но Жозефина уже не была Наполеону супругой, и на острове Эльба ее никто не ждал. Постель там была приготовлена для другой…

— Когда его сослали на Эльбу, лучшие покои были приготовлены для Марии-Луизы и сына. Но она так и не приехала. Наполеон не знал, что еще до Ватерлоо Мария-Луиза дала обет своему отцу Францу I, который сдержала — не написала Наполеону ни строчки. В обмен на полный разрыв с мужем получила Пармское герцогство. Сына, чтобы его воспитали как настоящего австрияка, она оставила в Вене. А вот Мария Валевская — это совсем другая история. Она приезжала к Наполеону на остров Эльба с его четырехлетним сыном, который со временем стал видным деятелем в Польше, а потом — министром иностранных дел во Франции при Наполеоне III.

— Наполеона считают выдающимся полководцем. Но войну Кутузову он все-таки проиграл. Да и Бородино не выиграл ведь?

— Бородино — единственный в истории войн пример генерального сражения, после которого обе стороны объявили о победе, имея на то основания. Хотя, например, Кутузов в депеше Александру I слово «победа» не употребил. Сначала Санкт-Петербург ликовал. А через несколько дней приходит известие, что Москва сдана... Как отметил императорский биограф, Александр I поседел в одну ночь. Не хотел бы распространяться насчет светлейшего князя Кутузова, лично у меня к нему противоречивое отношение, но фигура это незаурядная. И странная. Кутузов получил два ранения в голову, в двадцать восемь лет потерял глаз. Казалось бы, такие испытания, а судьба в дальнейшем благоволила ему. Кстати, Наполеон тоже постоянно ходил по краю. Известно, что только во время итальянской кампании под ним в сражениях было убито девятнадцать лошадей!

— Чертовски везло?

— Гегель считал, что такие люди посланы нам высшим разумом. История не знает примера, чтобы человек с таких низов поднялся до таких вершин. Его походная библиотека состояла из восьмисот томов. Не считая тех книжек, которые после прочтения он за ненадобностью выбрасывал по дороге из окна кареты. Он хорошо знал историю. По воспоминаниям одного из соратников, Наполеон, будучи в Кремле, часто вспоминал Петра I. Говорил, что это великий человек, который «20 лет отроду, без советов извне и почти без образования возымел и составил план своего царствования». «Какой пример моральной автократии!» — восклицал Наполеон.

— Наполеон тоже оставил заметный след.

— Даже в одежде. Одевался он в отличие от своих расфуфыренных маршалов подчеркнуто скромно. Но стоило ему повернуть треуголку поперек, как его примеру последовала чуть ли не вся Европа, а за ней и заокеанские территории.

— В пику англичанам, которые носили треуголки концами по ходу движения?

— Не знаю. Скорее всего, просто взял и повернул. У гениев все гениально, даже причуды.

— Порой так и творится история — одним движением... А могли ли отношения наполеоновской Франции и России сложиться иначе?

— Все условия для франко-русского союза создались при Павле I. И неизвестно, как бы повернулась история, если бы уже тогда был заключен пакт с Наполеоном. Но вмешалась третья сторона — Англия. Ведь эпизод с походом 22 с половиной тысяч казаков в Индию не такой уж анекдотичный, как может показаться на первый взгляд. При желании с этого направления можно было нанести очень чувствительный удар по Британской империи. Но Александр I, став императором, буквально на следующий день поинтересовался, где его казаки. Ему и ответили: «В индийском походе, Ваше Величество…» К тому времени донцы-молодцы были уже в далеких степях. Их остановили и вернули. Потом был Аустерлиц — чем не повод договориться, особенно после обмена пленными. Следующая важная точка — Тильзитский мир, первая личная встреча двух императоров, вспоминая о которой Наполеон однажды воскликнул: «Александр! Мы любили друг друга…» Затем Эрфурт, неудачное сватовство Наполеона…

Одной из причин, приведших к войне 1812 года, возможно, стали таможенные ограничения, которые Александр I ввел на поставки товаров по суше. Англичане торговали с нами преимущественно по морю, поэтому во Франции эти нововведения были восприняты болезненно — как нарушение мирных договоренностей.

— Да уж, высокие отношения!

— Кстати, у победителей были разные предложения насчет судьбы поверженного Наполеона. Именно Александр I пожелал сохранить ему титулы, звания, дать соответствующее содержание и отправить на Эльбу. И он очень переживал, когда Наполеон бежал с острова.

— Не оправдал доверия?

— Кто же их, императоров, разберет? Например, потом, когда создавался Священный союз, Александр I умело манипулировал тенью корсиканца в своих интересах: когда его оппоненты были несговорчивы, появлялся на публике вместе с пасынком Наполеона Евгением Богарне. И это действовало.

— Известно, что Александр I за миллион золотых франков купил у дочери Жозефины коллекцию произведений искусства, которые потом были переданы в Эрмитаж. Предложение, от которого побежденные не могли отказаться?

— Думаю, наследники были несказанно рады этой сделке, так как опасались конфискации. А умер Наполеон весьма зажиточным человеком. Существует потрясающий документ: завещание, в котором он упомянул очень многих, с кем соприкасался по жизни. Значит, средства у него имелись... Спросите, откуда? Еще во времена итальянской войны упоминалось, что его личное состояние равняется тремстам тысячам франков. Однако личный биограф ехидно отметил, что здесь, скорее всего, пропущен ноль… И почему бы, спрашивается, Наполеону не быть богатым? Он знал толк в финансах. Например, создал национальную банковскую систему — при нем в 1800 году был создан Банк Франции. Когда Бонапарт пришел к власти, казна была совершенно пуста и стала пополняться в том числе и за счет его побед на полях сражений, за которыми следовали контрибуции. Но не только, еще и за счет той четкости в финансах государства, которую он навел. Знаете, если бы Наполеон погиб на поле брани, его имя было бы и по сей день для всех свято. Кстати, он и сам говорил, что ему надо было бы умереть в Москве — в момент наивысшей славы.

— Хорошо сказано!

— Наполеону принадлежит много афоризмов, в том числе очень известных. Например: «От великого до смешного — один шаг». Эта фраза была записана де Прадтом, французским послом в Польше, когда Наполеон возвращался из России. Уже без Великой армии.

— Самокритично…

— Это одна из привилегий великих. Его не стало, и величие других будто померкло. Многие считают, что после смерти Наполеона и Александр I потерял интерес к жизни.

— Не стало с кем бороться?

— Возможно. Вот что об Александре написал великий князь Николай Михайлович: «Гениальность Наполеона... придала ему то значение, которого он не имел бы».

— Как думаете, решение сдать Москву стратегическое или спонтанное?

— Конечно, стратегическое. Когда Александр I после Тильзита приехал в Петербург, даже его мать Мария Федоровна в присутствии людей сказала, что ей неприятно целовать «друга Бонапарта». А тут, когда Москва пала, они же, родственники и ближайшее окружение, умоляли Александра I заключить мир с Наполеоном на любых условиях. Но он как отрезал: нет, мы будем воевать до Камчатки! Есть и дословная цитата: «Лучше я отращу себе бороду и буду есть картофель в Сибири, чем подпишу стыд моего отечества». Однако интеллигенция вместе с Александром Сергеевичем Пушкиным Александра I не жаловала: «Властитель слабый и лукавый…» Явно несправедливо, роль Александра I в российской истории была значительной.

— Как к России относился Наполеон?

— Про Бородино он сказал так: «Французы в нем показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми». Вот личное отношение Наполеона. Хорошо сказано?

— Кто бы спорил, что за словом в карман Наполеон не лез…

— «Не лез» — не то слово! Расскажу, откуда пошло выражение «газетная утка». Дело в том, что при Наполеоне вся официальная информация увенчивалась его гербом — то есть орлом, которого за своеобразную внешность сравнивали с уткой. А поскольку официальная информация не всегда была правдивой, ее и прозвали газетной уткой.

Он придавал огромное значение пропаганде, поэтому перед каждым сражением и после наговаривал воззвания. Даже Льва Толстого это впечатлило, и он включил один из текстов в свой роман. А бюллетени Великой армии всегда содержали именно ту трактовку событий, которая была нужна в данный момент. Недавно мне удалось разжиться для коллекции редкими экземплярами, включая 29-й бюллетень — «погребальный», как его назвали сами французы, когда до них наконец докатились правдивые вести. Этот текст, рассказывающий о гибели Великой армии, Наполеон составил в Молодечно 3 декабря 1812 года. Отсюда он отправится в Париж, и этот его путь нашел отражение и в живописных полотнах, гравюрах, и в карикатурах, и в мелкой пластике — фарфоре и металле. А уж почтовых открыток по этой теме многие десятки…

— Как вообще собираются коллекции наподобие вашей?

— Путей несколько. Во-первых, антикварные магазины. Например, столь известный теперь благодаря выставке «Два императора» медальон с портретами Александра I и Наполеона я купил в магазине в арбатском переулке. Просто зашел и спросил, есть ли что по теме российско-французских отношений. Показывают этот медальон. Меня аж затрясло, потому что вещь редчайшая… Я только однажды что-то подобное в музее видел — эмалевый двойной портрет на задней крышке карманных часов…

Во-вторых, люди, у которых родственники во Франции, или дилеры, у кого есть возможность ездить по блошиным рынкам и привозить какие-то вещи сюда. В-третьих, сами блошиные рынки. В Европе это целый промысел, и когда туда попадаешь, обязательно что-то вынырнет. Причем там предметы порой продаются по неадекватно низким ценам. Примерно так я приобрел на субботнем рынке в Берне две тарелки Севрской мануфактуры с прижизненным изображением Наполеона. Сейчас я их сам редко вижу: они ездят по выставкам.

— И продавец ничего не заподозрил?

— Он радовался каждому покупателю. Вообще есть и градация в ценах. В Швейцарии, Франции и Италии цены на бонапартистику выше, чем, скажем, в Великобритании и Испании. Да я даже на Кубе приобрел пару любопытных вещей. Правда, одну из покупок — статуэтку с Наполеоном на коне — мне пришлось оставить на таможне. Оказалось, нельзя вывозить никакой антиквариат. Но документ у меня остался. Вот, надеюсь, с началом реформ и по антиквариату Рауль Кастро послабление сделает… Мало кто знает, что в Гаване есть Музей Наполеона. Дворец коллекционера-бонапартиста в свое время революционеры не разграбили, а полностью сохранили. А я на книжном развале тома из его библиотеки нашел и альбомы — на них правило по вывозу, к счастью, не распространяется.

Но со временем меня особенно стали интересовать… как бы получше сказать… изделия народных мастеров и промыслов. Как известно, в наполеоновском «министерстве пропаганды» официальным художником был Антуан-Жан Гро, ну, еще пять-шесть придворных живописцев от случая к случаю тоже писали портреты Наполеона. С них уже копии делали. Попадаются милые вещицы, на которых Бонапарта пытались изобразить те, кто его и в глаза не видел. Причем эти «почеркушки» пользовались колоссальным спросом.

Удивительное дело! Ведь никто и никогда не заставлял тиражировать вещи с изображением Наполеона! Более того, когда его отправили на Святую Елену, бонапартисты во Франции вынуждены были уйти в подполье — в смысле прятать свои чувства. Так появились вещи-обманки, предметы как бы двойного идеологического и эстетического назначения. Есть такие и у меня в коллекции. Например, скульптурное изображение Людовика XVIII, страдавшего, как известно, излишним весом и от этого похожего на грушу. Берешь его за голову, снимаешь верхнюю часть, а под ней — бюст Наполеона.

Кстати, Наполеон, пожалуй, первым начал использовать прикладное искусство в качестве инструмента пропаганды — при нем стало выпускаться то, что впоследствии получило название «агитационный фарфор». Батальные сцены, портреты маршалов — горделивые, осанистые. Другая крайность — карикатуры. Они уже тогда стали острейшим оружием идеологической борьбы. Но и другие царедворцы, надо отдать им должное, быстро переняли передовой опыт. К примеру, в моем собрании есть английская карикатура под названием «Русские забавы, или Корсиканский футбол», где изображен казак, подбрасывающий Наполеона, будто мячик.

— Оригинал? Наверное, цены немалой?

— Дорогих в стоимостном выражении вещей у меня нет. Вот однажды ваш коллега-журналист в репортаже с выставки написал, что все мои экспонаты напоминают эдакий прекрасный блошиный рынок — такой, каких не бывает в действительности. А я ведь и не пытаюсь конкурировать с князьями Монако, у которых одно из крупнейших собраний бонапартистики, мемориальных наполеоновских вещей. Любой посетитель может увидеть их во дворце Гримальди.

У нас легенды ходили про коллекцию Виктора Батурина — шурина бывшего московского мэра. Да он и сам был не прочь ею погордиться. Однажды выставлялся в «Бородинской панораме», а экспозиция была посвящена 200-летию коронации Наполеона. Даже тогдашний французский посол был удивлен, почему в России так помпезно отмечают эту дату. Батурин показал действительно редкие, исторически важные экспонаты. Антиквары говорят, что он сдвинул рынок — ему все несли, и он покупал без разбора. Недавно ко мне попал список части коллекции Батурина, которая якобы перешла в другие руки за долги. Там есть и принадлежавшие Наполеону вещи: ящик для писем, салфетка, плюмаж для генеральской шляпы, а также замечательные артефакты той эпохи. Вообще я считаю, что вещам этого уровня место в музеях. И частные собрания такой значимости должны быть доступны зрителям — как коллекция князей Монако в Монте-Карло. А простые чудаки-коллекционеры держат свои сокровища кто где. Я, например, в офисе в основном, что-то по выставкам кочует...

— Как родные относятся к этому увлечению?

— Младший сын — с юмором, старший при случае покупает какие-то вещицы в подарок. Жена любовно называет все эти фигурки «тушками». Но она и сама уже увлеклась, стала пополнять коллекцию. Вот недавно высмотрела в салоне парную статуэтку Бонапарта с Жозефиной. Сходство с каноническими изображениями потрясающее — мейсен есть мейсен. Моя жена вообще с большим почтением относится к первой французской императрице и время от времени мне напоминает: «Ну и кем бы стал твой Бонапарт без Жозефины?»

— Какие еще ожидаются поступления?

— Сохранилась история о таможеннике, арестовавшем партию ночных горшков, на дне которых было изображение Наполеона. Заказывали эти изделия, когда он ходил во врагах, а на границе они оказались в тот момент, когда отношения Франции и России изменились. И чиновник решил, что не стоит разрешать ввоз этого груза. Куда они потом подевались, неизвестно. Вроде как отправили куда-то на шведском корабле. Вот такой экспонат мог бы украсить коллекцию.

— Не слишком ли цинично?

— Ничуть. Помните: Наполеон сам говорил, что от великого до смешного — один шаг.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера