Архив   Авторы  
Площадь, на которой стоят Большой и Малый театры, в геоморфологическом отношении не что иное, как долина реки Неглинки, которая в 1817—1819 годах была заключена в трубу

На мокром месте
Общество и наукаОбщество

Малый театр уплывает. Вместе со всем историческим центром столицы...



 

Малый театр заметно подмокает. Это, собственно, далеко не новость: там, где сейчас стоят Большой и Малый театры, в былые времена несла свои неглубокие воды река Неглинка. Причина нынешнего подтопления в том, что грунтовые воды изменили направление после реконструкции Большого театра. Воды в подвалах и грибка на стенах театра пока нет, но уровень подземных вод поднялся как раз по углам знаменитого бело-желтого здания. Говорят, что гидрогеологи недоглядели: мол, при подготовке реконструкции ГАБТа изыскания были проведены не слишком тщательно. Малый театр собирается противостоять потопу графиком премьер и планом реконструкции.

Подтопили по-соседски

В коридорах Малого театра, где красуется старинная позолоченная мебель, а на стенах висят портреты известных всей стране актеров, на полу теснятся набитые под завязку коробки — это службы ГАМТа готовятся к переезду. С потопом эти сборы связаны косвенно. «Нет, мы никуда не уплываем, — объясняет генеральный директор театра Тамара Михайлова. — Мы готовимся к реконструкции и переводим в наше помещение в Колобовском переулке службы, которые не имеют отношения к творческой части».

Площадь, на которой стоят Большой и Малый театры, в геоморфологическом отношении не что иное, как долина реки Неглинки, воды которой в 1817—1819 годах были заключены в трубу, а прежнее русло засыпано. Так называемое зеркало грунтовых вод оказалось на глубине от 10,3 до 6,7 метра, что считается почти критическим. И это не могло не сказаться на исторических зданиях, построенных поблизости. Инструментальные наблюдения за неравномерными осадками и деформациями здания Большого велись с 50-х годов двумя организациями — «Фундаментпроектом» и «Мосгоргеотрестом». Специалисты отмечали постоянные колебания уровня вод, вызванные авариями и утечками канализации и теплосетей, работой метро, прокладкой кабелей. Сказалась и предпринятая в конце 80-х попытка укрепления основания гостиницы «Метрополь» при помощи буронабивных свай. Это, по мнению специалистов, спровоцировало еще большее изменение гидрогеологического режима и снижение устойчивости окрестных зданий. «Изменение уровня подземных вод привело к гниению деревянных свай и осадкам фундаментов», — отмечали в своем исследовании «Геотехническая проблема реконструкции Государственного академического Большого театра (ГАБТ РФ)» Владимир Шароватов и Николай Жаворонко, сотрудники ФГУП «Фундаментпроект».

По поводу Малого театра эксперты писали следующее: «Имеются документальные свидетельства об усилении процесса увлажнения фундаментов, появлении высолов — грибка на стенах». В 1989-м на участке Малого театра была замечена активизация карстово-суффозионных процессов отчасти в результате колебания подземных вод. Это вынудило инженеров заняться созданием проекта усиления фундамента цементными опорами, который и был реализован в 1991—1994 годах.

Казалось, проблему решили. Но в 2005 году грянул масштабный ремонт Большого. «Реконструкция ГАБТа, в результате которой здание углубили на 40 метров, привела к тому, что подземные этажи стали искусственной преградой, и теперь грунтовые воды огибают здание и размывают почву под Малым театром», — сетует заместитель начальника ФГУП «ЦПО» при Спецстрое России» Анна Цирульская.

И что теперь — одному театру предъявлять материальные претензии другому? Тамара Михайлова говорит, что, конечно, до этого не дойдет — источник финансирования у обоих культурных учреждений общий, да и то, что изменение гидрологической ситуации неизбежно, было заранее известно, а потому в плане работ были заложены расходы на дополнительное укрепление фундамента.

Все по плану

Здание ГАМТа, над созданием которого работали Осип Бове и Константин Тон, давно нуждалось в реконструкции. Из федерального бюджета на работы по укреплению фундамента Малого театра выделено около 1,55 миллиарда рублей. Генплан модернизации ГАМТа разрабатывает компания «Зарубежпроект», а надзор осуществляет «Мосстройреставрация». Их задачи, в числе прочих, — расширение площади здания за счет использования внутреннего двора, подвала и чердака. Проект реконструкции был готов давно, но театр настоял на его доработке.

«Министерство культуры разрешило нам сделать корректировку проекта, согласовав изменения с Минэкономразвития. Мы отказались от непрофильных помещений — например, строительства ресторана. На данный момент разработана документация, сейчас она находится на госэкспертизе, — рассказывает Тамара Михайлова. — В конце 2011 года были проведены плановые противоаварийные работы. Сейчас мы заключили контракт на укрепление фундамента по специальной технологии. Параллельно ведем мониторинг гидрогеологии, то есть следим за уровнем подземных вод. Аварийного состояния точно нет».

Тамара Михайлова подчеркивает: очень хорошо, что удалось раздробить выделенный транш по годам. «Мы разбили для себя нашу реконструкцию на три этапа, — рассказывает она. — Первый этап — укрепление фундамента и возведение специальной плиты под театром». С наступающей водой намерены бороться при помощи так называемых джет-свай, которые позволяют надежно укрепить практически любые, даже самые сыпучие грунты. Эта технология предусматривает цементацию грунта. Если вкратце, суть такова: сначала бурятся скважины глубиной 9—10 метров, затем в них подается высоконапорная струя цементного раствора, она разрушает грунт, перемешивается с ним и формирует колонны диаметром около полуметра. Это более продвинутая технология по сравнению с буронабивными бетонными сваями, которыми уже укрепляли Малый 11 лет назад. Такой способ поможет не только спасти здание, но и передать нагрузки на коренные горные породы — прочные слои известняков, которые залегают на глубине 12—15 метров.

Пока работы ведутся не в полном объеме из-за того, что на них еще нет заключения госэкспертизы. «Мы занимаемся подготовительной работой, — говорит Михайлова. — Театр проработает до апреля, и мы будем не просто вести спектакли, но и выпускать премьеры». В декабре на второй сцене на Ордынке должны быть представлены «Дети Ванюшина», а на основной сцене — «Сирано де Бержерак» в постановке французского режиссера Жоржа Лавадана.

С апреля будущего года и до 1 декабря на сцене на Театральной площади спектаклей не будет — труппа отправится на гастроли. Именно в это время и начнутся работы по укреплению фундамента. Потом театр опять откроется, проработает до апреля 2014-го и уже затем закроется на более длительный период. На какое время — пока непонятно. «Мы должны поменять коммуникации, заняться стенами, соорудить дополнительное пространство, которое должно расширить Щепкинское фойе», — уточняет директор. Третьим этапом станет реставрация зрительного зала, причем такая тщательная, чтобы даже знатоки театра не заметили изменений в интерьере. Что касается сценического оборудования, то новые технологии применят, но кардинальных изменений не планируется.

Углубились

Впрочем, эксперты полагают, что дорогостоящих работ по укреплению фундамента Малого театра можно было бы и избежать, если бы была правильно проведена реконструкция Большого. «Любому строительному процессу в обязательном порядке должны предшествовать комплексные инженерные изыскания, ведь от их проведения зависит не только уровень и качество строительства, но и выбор рациональной конструкции сооружения, — говорит Анна Цирульская. — В случае с реконструкцией здания Большого театра проведенных изысканий было явно недостаточно. Однако для формирования окончательных выводов необходимо ознакомиться с техническими заданиями на проведение комплекса работ по инженерным изысканиям, а также результатами выполненных работ».

Чиновники от культуры, заслышав про ГАБТ, ГАМТ и грунтовые воды, испуганно отмахиваются: дескать, пока окончательно не одобрен проект реконструкции Малого, они не могут оценить то, насколько крепки почвы под Большим. Но не под диктофон говорят, что с силами природы мало что можно поделать — даже в торговом центре на Манежной площади на стенах время от времени можно увидеть сочащуюся воду (действительно, на этапе строительства на Манежке были задействованы мощные насосы, которые откачивали грунтовые воды день и ночь). В беседах строители и геологи начинают сыпать терминами типа «юрские глины» и «глубина водных зеркал», но в конце концов становится понятно, что плывут не только два этих театра, но и фактически весь центр столицы. «В Москве почва очень неоднородна и представлена различными грунтами — преимущественно песчаными, супесчаными и глинистыми, в том числе и водонасыщенными, часто со слабыми прочностными свойствами, — объясняет Анна Цирульская. — Общую обстановку осложняют неблагоприятные геологические процессы — оползни, карсты, подтопления». Свою роль играет и высокая плотность застройки. В этом плане, по словам специалистов, пагубно влияют на ситуацию новые здания точечной застройки, особенно те, у которых более шести-семи этажей и у которых есть заглубленная подземная часть, например гаражи. Сильно вредит и метрополитен: любого рода просачивания и тем более прорывы подземных вод в его тоннели влекут за собой вынос грунта, сопровождаемый оседаниями и провалами поверхности.

Еще недавно видные столичные градостроители заявляли, что создать комфортные условия для жизни москвичей позволит только освоение подземного пространства. Иначе, мол, невозможно разместить ни нужное количество парковок, ни развязать магистали. Эта точка зрения была принята за основу. Более того, в соответствии с ней были выпущены постановления городского правительства, в которых предусматривалось много чего: вплоть до парковок под всей Тверской. Некоторые сегодня уже отменены, другие — под сукном. История с ГАБТом и ГАМТом — повод для того, чтобы не вынимать их оттуда. Чревато. Например, специалистам хорошо известно, что только при строительстве подземного «Охотного Ряда» на 10 миллиметров разом осел корпус МГУ на Моховой, на 9 миллиметров — Манеж. Пришлось чуть ли не в два раза уменьшить глубину подземного ТРЦ, настолько сложными оказались грунты. Все новострои в центре с глубоким «проникновением» строились в основном в двухтысячных. Их влияние на городской центр до конца не изучено. Как-то в одном из интервью «Итогам» академик архитектуры Юрий Бочаров сказал примерно следующее: все это безумное строительство в центре рано или поздно приведет к тому, что «поедет» Кремль, а со временем мы потеряем всю историческую застройку.

С другой стороны, можно ли обойтись без подземного строительства? Эксперты считают, что это нерационально — все столицы мира с умом используют пространство под зданиями и сооружениями. Просто не обязательно углубляться в землю там, где это не предусмотрено матерью-природой. Москва теперь очень большая — есть где развернуться.

Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера