Архив   Авторы  
По мнению экспертов, импортные овощи и фрукты, обрабатываемые консервантами для лучшего хранения, могут быть не менее опасны, чем те же чипсы

Кушать продано
Общество и наукаОбщество

Всю нездоровую пищу могут обложить «налогом на вредность»



 

На горячее антибиотики, а на гарнир ГМО. Так питаются россияне. Отсюда, по мнению медиков, массовое бесплодие, рост онкологических заболеваний и снижение иммунитета. По данным Минздрава, сегодня только 20 процентов школьников в стране можно назвать абсолютно здоровыми. Культуры здорового питания в России как не было, так и нет, а вот мода на фастфуд и газировку на удивление стабильна. Поскольку все стенания о вреде чипсов и колы наши люди пропускают мимо ушей, то бороться за здоровье россиян решили рублем. А точнее, с помощью налогов. Национальный союз защиты прав потребителей направил в Минфин предложение обложить целый ряд продуктов «налогом на вредность». К их числу относятся молоко и мясо, в состав которых входят антибиотики, а также газировка с избыточным содержанием сахара, чипсы, картофель фри и прочие неполезные лакомства. Примет ли Минфин предложение или нет, пока неизвестно, но председатель Национального союза защиты прав потребителей Павел Шапкин надеется, что поправки могут быть внесены в Налоговый кодекс уже весной. Как введение нового налога скажется на кошельке покупателей? Вырастет ли спрос на здоровую пищу?

Достаточно одной таблетки

Медики уверены: чтобы заставить производителей обратить взор на полезные продукты, все средства хороши. «Безусловно, к категории опасных продуктов можно отнести фастфуд и продукцию с содержанием антибиотиков, — перечисляет диетолог Михаил Орехов. — Антибиотики добавляют в продукты, чтобы уничтожить вредные бактерии. Но они уничтожают и полезные — те, которые необходимы для нормального пищеварения. В результате нарушается микрофлора кишечника. Регулярное употребление таких продуктов может привести к самым печальным последствиям — от хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта до рака. А самое страшное, что человек адаптируется к действиям антибиотиков, и если вдруг подхватит инфекционное заболевание, то вылечить его будет куда труднее. Ведь организм уже не будет воспринимать антибиотики как медикаменты, поскольку привык получать их ежедневно с пищей».

Анекдот в тему. Пациент приходит к врачу:

— У меня болит голова!

Ответ в 2000 году до н. э.: «Возьми и съешь вот этот корешок».

В 1000 году н. э.: «Корешки — это колдовство! Читай молитву!»

В 1850 году: «Читать молитвы — глупое суеверие, лучше выпей вот эту микстуру!»

В 1940 году: «Микстуры — сплошное шарлатанство! Лучше выпей эту таблетку!»

В 1985 году: «Все эти таблетки малоэффективны! Лучше примите антибиотик!»

В 2013 году: «Антибиотики больше калечат, чем лечат! Лучше возьми и съешь вот этот корешок».

О запрете антибиотиков в продуктах питания пока речи не идет. Производители утверждают: если сейчас отказаться от их использования, нам просто нечего будет есть. «Проблема применения антибиотиков в продуктах питания — общемировая, она сейчас активно обсуждается во многих странах, — рассказывает главный агроном одной из подмосковных агрокомпаний Ольга Звонарева. — Проблема в том, что у нас в стране еще осталось много хозяйств, которые работают по устаревшим технологиям и на устаревшем оборудовании, порой просто в антисанитарных условиях. В такой ситуации без антибиотиков просто не обойтись. Они не только предотвращают эпидемию заболеваний животных, но и способствуют быстрому росту поголовья. Вообще к вопросу применения антибиотиков нужно подходить комплексно. Конечно, их использование у нас сейчас фактически бесконтрольно, и в этой сфере пора наводить порядок. Но пока мы не можем себе позволить наладить массовое производство продуктов серии «органик». Такое мясо будет стоить минимум в 3—4 раза дороже». Вот и выходит, что перед потребителем стоит несложный выбор: либо стать вегетарианцем, либо питаться антибиотиками.

Второй враг здорового питания — фастфуд. Даже на Западе он никуда не девался, хотя контрпропаганда идет давно. Не исчезнет он и у нас. «Давайте представим — пропали чипсы и кола. Но что появится взамен? — рассуждает президент Межрегиональной ассоциации кулинаров Виктор Беляев. — Нам нужно искать полезную замену вредным продуктам. Взять ту же сладкую газировку. Сейчас этот рынок наводнен продукцией, которая представляет собой чистую химию. Но ведь в Советском Союзе выпускали отличный лимонад на основе натуральных соков. И подобных аналогий можно найти множество». В самом деле, мы опять начинаем борьбу за здоровье не с того конца. Быть может, прежде чем обложить налогами вредные продукты, стоит стимулировать массовое производство полезных? «Нужна планомерная государственная поддержка здорового питания, — считает председатель Союза потребителей России Петр Шелищ. — В том числе необходимо стимулировать снижение цен на экологически чистую продукцию». Так, например, происходит в Германии, где правительство оказывает финансовую поддержку производителям так называемой органик фуд.

«Главное преимущество «органики» в том, что содержание пестицидов в рационе уменьшается на 70—80 процентов, если не вдвое, и это отражается положительно на самочувствии потребителя. К примеру, в обычном земледелии сейчас используется более 400 химических средств, убивающих сорняки, насекомых, болезни растений — словом, все, что мешает урожайности. Известно, что пестициды канцерогенны, они могут вызывать синдром хронической усталости у детей, болезнь Паркинсона в старшем возрасте. Кстати, как влияют на здоровье человека различные комбинации пестицидов из числа тех, что применяются в народном хозяйстве, очень слабо изучено. В то же время согласно кодексу органического земледелия фермерам разрешено использовать всего несколько химических соединений, да и то в крайнем случае», — объясняет «Итогам» представитель чешской компании Country Life Любомира Хлумска.

В нашей стране, увы, даже фермерские продукты далеко не всегда экологически чистые. «Бывает, фермеры сначала поставят экопродукцию, а потом все равно вынуждены применять химикаты, те же антибиотики, потому что иначе просто не могут нарастить обороты продаж, а спрос на дорогую качественную еду у нас в стране ничтожно мал», — говорит Ольга Звонарева. Да и система сертификации биопродукции в зачаточном состоянии.

Почему так происходит? Директор НИИ питания Виктор Тутельян считает, что россияне в принципе слишком мало заботятся о своем здоровье и почти не задумываются о последствиях вредного питания: «У нас очень слабая культура на этот счет, нужно больше внимания уделять вопросам образования. Например, врачи должны рассказывать будущим мамам о том, как правильно питаться, в чем опасность тех или иных продуктов. Культуру питания детям нужно прививать не только в школе, но и в семье. Одними запретами и налогами ничего не добьешься. Надо, чтобы люди осознанно сокращали потребление вредных продуктов». И все же, пока здоровым питанием население не озабочено, его собирается защищать от вреда государство. Что это значит на практике?

Бьем рублем

Задача нового налога — сделать производство вредных продуктов низкорентабельным бизнесом. «Примерно 10—20 процентов от отпускной цены может составить налог на производство продуктов с высоким содержанием пальмового масла, например, некоторых разновидностей мороженого. Акциз на производство молока с содержанием антибиотиков составит примерно 4 рубля за литр, а следовательно, и цена конечного продукта вырастет почти на 15 процентов, — подсчитывает Павел Шапкин. — Соответственно, будет падать потребительский спрос, а производителям станет невыгодно производить эту продукцию. Мы надеемся, что с помощью налогов удастся сократить производство вредных продуктов минимум вдвое».

Авторы идеи ссылаются на западный опыт. В большинстве штатов США действует специальный налог на прохладительные напитки и фастфуд, в Финляндии есть налог на мороженое, в Венгрии — на чипсы. Во Франции обсуждается вопрос о повышении налога на продукты с использованием пальмового масла аж на 300 процентов.

Впрочем, некоторые эксперты предупреждают, что после введения налога на вредную еду мы рискуем получить «датский эффект». В 2009 году в Дании ввели налог на чипсы, а в 2011-м — на продукцию с повышенным содержанием жира. Результат оказался неожиданным. Меньше жирного датчане есть не стали, зато пополнились кассы немецких магазинов: датчане повадились ездить за колбасой в соседнюю Германию. Такой же сценарий возможен и у нас. Из центральной части России «колбасные электрички» отправятся в соседнюю Украину или Белоруссию, а с Дальнего Востока — в Китай.

«Даже если цены на вредные продукты повысятся у нас на 20—30 процентов, то спрос на них вряд ли упадет, — считает Виктор Тутельян. — Люди все равно будут есть привычную им еду и искать способы купить ее подешевле. Не так просто изменить вкусовые предпочтения. А производители в убытке не останутся. Налоги компенсируют повышением цены на вредную продукцию, а под шумок повысятся цены и на все остальное».

Директор Института проблем глобализации доктор экономических наук Михаил Делягин называет затею с введением налога непродуманной: «Если мы считаем те или иные продукты вредными, они должны быть запрещены. Если мы считаем их сомнительными, но вред от них не доказан (европейская позиция в отношении ГМО), мы должны обязать размещать на них хорошо заметную маркировку, как это делает Евросоюз и что оспаривают США при помощи механизмов ВТО. Конечно, на них можно ввести акциз — налог на пороки, однако надо понимать, что указанные товары отличаются более низкой себестоимостью, а значит, стоят дешевле. В России они выполняют важную социальную функцию. Введение подобного акциза может сделать их недоступными для беднейшей части общества и ухудшить его положение. С другой стороны, в условиях монополизации торговли повышение цен на товары с добавками может быть использовано торговыми сетями как предлог для повышения цен на «здоровые» продукты, чтобы поддерживать ценовую дистанцию, что вряд ли будет приветствовать кто бы то ни было, кроме самих торговых сетей».

Председатель Союза потребителей России Петр Шелищ отмечает и такую особенность: жители Западной Европы в среднем тратят на еду 5—10 процентов своего месячного дохода, тогда как мы — 30—40 процентов. То есть, пытаясь уберечь нас от вредных продуктов, законодатели по большому счету изменят это критическое соотношение — нам придется тратить на еду уже половину дохода. Последствия с точки зрения экономики неблагоприятные — потребитель станет меньше покупать газет, журналов, книг, турпутевок, одежды и прочих товаров неповседневного спроса. Еще один сценарий — станем питаться совсем уж бросовыми продуктами. Прецедент имеется: апофеозом знаменитой антиалкогольной кампании стало появление на прилавках спирта «Ройяль»...

При участии Елены Зигмунд

К столу

Кормовая база

По данным Росстата, производство кормовых антибиотиков в стране в 2011 году составило 47,40 тонны — это в 3,41 раза больше, чем в 2010 году. Данных за 2012 год пока нет. Кормовые комбикорма обладают профилактическими и ростостимулирующими свойствами. Именно этот факт делает их востребованными на рынке. Эти стимуляторы роста улучшают усвояемость пищи, увеличивают прирост веса, снижают смертность скота и птицы. «Лекарственные препараты могут быть использованы только в медицинских целях, когда животное болеет, — комментирует Роман Гайдашев, эксперт Общества защиты прав потребителей. — Но, к сожалению, животноводы часто используют эти препараты для извлечения собственной выгоды. Они содержат скот и птицу в антисанитарных условиях и боятся падежа поголовья. Именно поэтому в период выращивания используют максимальное количество препаратов, комбинируют их. Это не только антибиотики, но и премиксы других лекарственных, антимикробных, витаминных препаратов. Россельхознадзор контролирует вид и остатки лекарств в готовой продукции. Никаких превышений норм быть не должно. Законодательно под проверку попадает только несколько видов антибиотиков. Но эти списки давно не актуальны. Более того, Россельхознадзор и Роспотребнадзор не имеют права внепланово проверять предприятия. Они ограничены в своих полномочиях. По сути, должен осуществляться самоконтроль, что неправильно. Этим и пользуются недобросовестные производители. В Европе, например, контроль очень жесткий. Антибиотики там не продаются в свободном доступе. Исключительно по рецепту. Производитель просто не может купить препарат без предписания ветеринара. А у наших производителей на сайтах висят открытые тендеры на поставку тонн антибиотиков. Все легально. Никто ничего с этим не делает, хотя нужно взвешивать риски. В нашей немаленькой стране невозможно сразу отказаться от применения антибиотиков, потому что мы рискуем получить вспышку зараженной продукции, но нужно ужесточать требования к производителям, нарабатывать добросовестную производственную практику».

СанПиН 2.3.2.1078-01 «Гигиенические требования безопасности и пищевой ценности пищевых продуктов» контролирует остаточные количества стимуляторов роста животных (в том числе гормональных препаратов), лекарственных средств (в том числе антибиотиков), применяемых в животноводстве для целей откорма, лечения и профилактики заболеваний скота и птицы: «В мясе, мясопродуктах, субпродуктах убойного скота и птицы контролируются как допущенные к применению в сельском хозяйстве кормовые антибиотики — гризин, бацитрацин, так и лечебные антибиотики, наиболее часто используемые в ветеринарии антибиотики тетрациклиновой группы, левомицетин. В молоке и молочных продуктах контролируются пенициллин, стрептомицин, антибиотики тетрациклиновой группы, левомицетин, в яйцах и яйцепродуктах — бацитрацин, антибиотики тетрациклиновой группы, стрептомицин, левомицетин... Контроль содержания стимуляторов роста животных (в том числе гормональных препаратов), лекарственных средств (в том числе антибиотиков), применяемых в животноводстве для целей откорма, лечения и профилактики заболеваний скота и птицы, основывается на информации, предоставляемой изготовителем (поставщиком) продукции об использованных при ее изготовлении и хранении стимуляторов роста животных и лекарственных препаратов». Вот такая нормативно-правовая база. Фактически птицефабрики и прочие предприятия могут просто не сообщать о применяемых препаратах. Например, в соответствии с ГОСТом 18292-95 «Птица с/х для убоя» применение антибиотиков запрещено за 20 дней до убоя. Далеко не факт, что наши бизнесмены действуют в соответствии с ГОСТом.

Анаит Гамбарян

Альтернатива

Съедобное — несъедобное

Об экономической целесообразности здорового питания рассуждает диетолог Евгений Белянушкин:

— Здоровое питание может стоить копейки, надо только уделять этому больше внимания и времени. Ведь многие продукты покупаются нами исходя из соображения удобства потребления. Нам проще съесть готовую колбасу, нежели готовить ее самим. Так же удобнее съесть йогурт с кусочками фруктов, чем самим приготовить творог. Проще купить консервированную фасоль в банке, тогда как полезнее — отварить самому.

Отличается ли «органик-продукт» от картошки, купленной у бабушки в деревне по пять рублей за кило? Не думаю, что принципиально. А ведь у многих есть родственники в деревне или дача, где местные жители продают овощи-фрукты. Именно они должны составлять значительную часть рациона — чуть ли не половину. Не надо зацикливаться на заморских, лучше ориентироваться на местные — они нам подходят исторически, в них меньше консервантов, так как их не пришлось доставлять издалека. И совершенно не факт, что экзотика несет в себе больше витаминов. Ну а уж морковь и капусту все могут себе позволить. В сезон у нас есть и кабачки, и баклажаны, и зелень. Пора вернуть культуру домашних заготовок: компоты, маринады, которые требуют всего лишь добавления соли, сахара и уксуса. Замороженные овощи-фрукты тоже можно рекомендовать: их замораживают обычно там, где они были выращены. То есть не было нужды срывать недозрелыми и обрабатывать консервантами. Правильная заморозка — это хорошая консервация.

Крупы — также значительный резерв. Гречка, овес растут у нас, а каши — отличный завтрак. Если только они не моментального приготовления, без ароматизаторов и непонятных сухих сливок. Молочные продукты лучше выбирать с небольшим сроком хранения, не ультрапастеризованные. Например, есть молоко, которое хранится до полугода — оно натуральное, но помимо консервантов может содержать антибиотики.

Что касается мяса, то тут главный принцип — избегать полуфабрикатов. Настоящие фермерские куры — они тощие и желтоватые. Покупая красивую розовую курочку, мы, во-первых, рискуем получить продукт, перекачанный антибиотиками или гормонами, а во-вторых, переплачиваем за воду, которой нашприцевали мясо, чтобы оно выглядело объемнее.

Можно ли хотя бы изредка позволять себе вредное, но вкусное? Скажем, если раз в две недели вы встречаетесь с друзьями и позволяете себе порцию «неправильной» еды, то это не страшно. А если заметили, что после праздников появилась привычка пить чай со сладким, то лучше взять себя в руки. Задумывайтесь над тем, что вы едите, а не о том, насколько красиво это выглядит.

Виктория Юхова
Добавить в:  Memori  |  BobrDobr  |  Mister Wong  |  MoeMesto  |  Del.Icio.Us  |  Google Bookmarks  |  News2.ru  |  NewsLand.ru

Политика и экономика

Что почем
Те, которые...

Общество и наука

Телеграф
Культурно выражаясь
Междометия
Спецпроект

Дело

Бизнес-климат
Загранштучки

Автомобили

Новости
Честно говоря

Искусство и культура

Спорт

Парадокс

Анекдоты читателей

Анекдоты читателей
Популярное в рубрике
Яндекс цитирования NOMOBILE.RU Семь Дней НТВ+ НТВ НТВ-Кино City-FM

Copyright © Журнал "Итоги"
Эл. почта: itogi@7days.ru

Редакция не имеет возможности вступать в переписку, а также рецензировать и возвращать не заказанные ею рукописи и иллюстрации. Редакция не несет ответственности за содержание рекламных материалов. При перепечатке материалов и использовании их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, а также в Интернете, ссылка на "Итоги" обязательна.

Согласно ФЗ от 29.12.2010 №436-ФЗ сайт ITOGI.RU относится к категории информационной продукции для детей, достигших возраста шестнадцати лет.

Партнер Рамблера